ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все. Вы можете идти, — сказала ей Вей.

Как и предыдущей, новой горничной не полагалось уходить, но делать было нечего. Я так же выпроводил ее и запер дверь.

Понадобилось совсем немного времени, чтобы обнаружить четыре «жучка». Работа была сделана небрежно, в расчете на то, что открытие породит в обитателях ложное чувство успокоенности, хотя современный уровень электроники, дистанционное подслушивание и прочие уловки все равно позволяли держать их под контролем. Я выдрал мини-микрофоны и бросил в пепельницу. Хоть чем-нибудь да насолю. Вей Локка, видимо давно знакомая с подобными вещами, с усмешкой наблюдала за моими действиями.

У королей и их свиты свои проблемы.

Вей подошла к проигрывателю из орехового дерева и поставила пластинку.

— Так не смогут подслушивать.

Я мог бы ей сказать, что она ошибается, но промолчал.

Какая разница, в конце концов?

Звучала тихая мягкая мелодия, которой я никогда прежде не слышал. Ночная музыка из другого мира, и, когда я растянулся на кушетке и закрыл глаза, перед моим мысленным взглядом возникли опустевшие магазины, и человек, крадущийся по крыше, и отблеск лунного света на кончике ножа, нацеленного в меня. Зрелище впечатляющее и красочное... Когда слушаешь музыку, перед глазами непременно всплывают навеянные ею образы. Когда в комнату вошла Вей Локка, я ощутил ее, как один из этих образов. Она погасила свет, оставив одну маленькую лампу под абажуром с вырезанными в нем отверстиями в виде звездочек, отчего и стены и потолок были усеяны тусклыми желтыми бликами света тоже в форме звездочек...

Когда я обернулся, передо мной стояла восхитительная обнаженная женщина. Ее неистовая, языческая, вызывающая нагота осознавала присутствие другого человека и безнаказанно подвергала его танталовым мукам, словно отделенная от него непроницаемой прозрачной стеной. Ее горящие глаза, казалось, упивались муками жертвы. Но центром этого водоворота страсти был кроваво-красный рубин, который, казалось, звал меня, и она ждала, когда я откликнусь на этот зов.

Вей приблизилась к невидимой стене, искушая меня своими прелестями, бросая мне вызов. Не уловив ответного порыва, она с еще большим вызовом демонстрировала свои дары.

И первая разрушила прозрачную стену. Приготовив пиршество, она не смогла сдержать собственный голод. Со стоном она бросилась ко мне, обрушив на меня всю страсть, которую была не в силах больше сдерживать.

Волшебный образ разрушился, превратившись в реальность. Исчезла обнаженная соблазнительница... и передо мной была голая, надушенная бестия, ищущая, жаждущая, требующая полного удовлетворения.

В моей руке остался кроваво-красный рубин, и я не помнил, когда я его вынул.

* * *

Хэл Рэндольф терпеливо ждал, когда наконец я покину апартаменты Вей Локки. Увидев меня, он вызвал лифт, и мы молча стояли, пока он поднимался, и так же молча спустились.

В холле почти никого не было, если не считать нескольких человек, у которых был слишком настороженный вид, чтобы сойти за постояльцев гостиницы. А если повнимательнее к ним присмотреться, то можно заметить нечто под пальто в том месте, где обычно носят оружие. Когда мы вышли на ночную улицу спящего города, Рэндольф заметил:

— Предполагалось, что ты останешься лишь побеседовать.

— Я так и собирался.

Он достал из кармана пачку сигарет, вынул одну и закурил.

— Мы проверили продажу тебе акций «Ам-Пет». У Грейди это не очень гладко получилось. — Рэндольф внимательно следил за моей реакцией.

— Сомневаюсь. У него юристы не хуже ваших налоговых инспекторов.

— Возможно. — Он невозмутимо пожал плечами. — Тут еще один вопрос. Лили Терни. Мы получили сообщение о ней с большой задержкой, и это привело в бешенство некоторых наших начальников. Мы также получили сведения об инциденте с Эдит Кейн.

— Куда ты гнешь, Хэл? Если потребуется, я могу отчитаться за каждую свою минуту, но не стоит связывать мне руки.

— Может, и понадобится.

— Ты так считаешь?

Рэндольф раздраженно отбросил недокуренную сигарету, и она полетела на тротуар, разбрасывая искры.

— Черт возьми, Тайгер! Ты слишком далеко зашел. Достаточно того, что нами помыкает это ничтожество Тейш, потому что так угодно нашему правительству, видите ли. Не хватало, чтобы еще ты морочил мне голову.

— Не кипятись, Рэндольф. Ты знаешь, кого надо ловить на самом деле. Вся полиция поставлена на ноги, чтобы разыскать Малкольма Туроса, а не меня. Он у меня почти был в руках, но ускользнул, а...

— Как? — недоуменно прервал он меня.

Я рассказал ему о происшествии в «Турецких садах» и добавил:

— Ты не очень-то наседай на меня, приятель. Я частное лицо и не подчиняюсь никаким приказам, а ордера на мой арест не было. Делай, что хочешь, но, черт побери, ты прекрасно знаешь, что стоит мне только свистнуть журналистам, и вся эта история обернется пропагандистской акцией, которой немедленно воспользуются красные. Если ты думаешь, что я не пойду на все ради спасения собственной шкуры, вплоть до того, чтобы опорочить тебя, то ты заблуждаешься.

Лицо Рэндольфа приняло суровое выражение, он достал опять сигарету и сунул ее в рот, не раскуривая.

Помолчав немного, он ответил с ядовитой усмешкой:

— Ты допустил одну ошибку, Тайгер. Чего хотел, то и получил.

Он вынул из нагрудного кармана конверт и, постучав им по ладони, протянул мне.

— Ты временно переходишь в распоряжение подразделения военной контрразведки. И будешь-таки подчиняться приказам. Распишись на двух экземплярах, один оставь себе. — Он подал мне ручку. — Теперь у тебя есть разрешение на ношение оружия, но, поскольку ты штатный сотрудник разведки, помни и о наказаниях за нарушение правил пользования этим оружием, а я уж постараюсь подловить тебя, и тогда ты у меня получишь на всю катушку.

Я засмеялся, подписал бумаги и вернул ему один экземпляр и ручку.

— Видно, мне надо благодарить Тейша. Знает, где надо нажать.

— Будешь докладывать о своих намерениях и действиях, — произнес он сурово, не реагируя на мою издевку. — Будешь действовать только в соответствии с указаниями, и никакой самодеятельности. Завтра явишься на этот чертов прием и будешь вместе с нами нести дежурство по охране. И только. Инспекция собрала достаточно материала о деятельности корпорации Грейди «Ам-Пет», правда, ты теперь у него не работаешь. Надеюсь, нам осталось не долго ждать, пока он или ты дадите нам повод прихлопнуть вашу лавочку.

— Ребята из Вашингтона уже давно ждут такого повода, — напомнил я. — Да куда уж чиновникам, просиживающим штаны за десять кусков в год, дотянуться своим умишком до человека, который зарабатывает ежегодно тридцать миллионов? В этом беда нашей страны... Мелкие политиканы и дутые сенаторы, пустой болтовней проложившие себе дорогу в конгресс, считают, что они в силах тягаться с людьми, создавшими мощь страны. Их ненависть рождена завистью, и они мешают как раз тем, кто способен обеспечить наше величие. Напрягая свои скудные мозги, они придумывают законы, ставящие под их контроль промышленность и предпринимательство, куда их не взяли бы и дворниками, и выжимают соки из народа. Это плохо кончится, умные люди устали, и они начнут принимать меры против трусливой глупости и победят.

— Тебя это не касается, — возразил Рэндольф. — Теперь ты ничего не предпримешь.

— Поживем — увидим, — сказал я и, сунув приказ в карман, стал спускаться по лестнице. Вместо того чтобы разозлиться, Рэндольф рассмеялся, и мне это не понравилось.

Вернувшись к себе в отель, я позвонил в пункт управления в Ньюарке и рассказал о встрече с Турусом в «Турецких садах». Вирджил Адамс сонным голосом подробно расспросил меня, записав весь разговор.

— Из Лондона звонил Джонсон. Интерпол рвет и мечет по поводу Лили Терни. Они посылают на замену ей другого агента.

— Лили успела мне сообщить, что Тедеско жив. Это правда?

— Верно. Пит Мур нашел его, и оба они прячутся где-то в горах. Пит прихватил с собой коротковолновый передатчик, но слабенький, хватило только на одно сообщение, да и то краткое.

23
{"b":"25545","o":1}