ЛитМир - Электронная Библиотека

На этом кассета кончилась. Я вынул ее и положил в карман, а Ленни вставил другую. Я отправлю запись Чарли Корбинету вместе с переводом, пусть государственные мужи послушают, как эти пастухи с гор реагируют на все почести.

— Что мне дальше делать? — спросил Ленни.

— Оставайтесь оба на местах. Вдруг Тейшу захочется еще полакомиться. А кроме того, ваше исчезновение может вызвать подозрение. Держи магнитофон под рукой. Теперь мы знаем, куда клонит Сарим. Он для чего-то тянет время. Тейш, видимо, будет действовать по настроению, и если слишком скоро подпишет договор со Штатами, Сариму это придется не по вкусу. — Припомнив кое-что, я спросил: — Кстати, Сарим не выходил один?

— Выходил, — ответил Ленни. — Я собирал тарелки. Он вынул сигару, а Тейш запротестовал и велел ему не курить в комнате. Сарим вышел в соседнюю комнату, но скоро вернулся.

— А как он вел себя, не нервничал?

— До этого он часто поглядывал на часы.

В кладовке был телефон, и я позвонил в кабинет своему приятелю.

— Сколько комнат в апартаментах Тейша?

— До сегодняшнего утра было девять. А утром мистер Шей попросил добавить десятую, маленькую комнату в самом конце коридора. Она даже не входит в гостевой комплекс, и вход в нее из другого коридора.

— Это рядом со служебным выходом?

— Минутку. — Я слышал, как он выдвинул ящик письменного стола, сверился с планом этажа и продолжал: — Да, совсем рядом. Что-нибудь не так?

— Нет. Спасибо. — Я положил трубку. — Сарим Шей с кем-то встречался на улице. У него был ключ от служебного выхода, и он выскользнул из здания на несколько минут.

— Зачем?

— Пока не знаю. Трюк с сигарой был заранее продуман. Дверь, видно, не охраняли, потому что она всегда заперта.

Я взглянул на часы. Было почти восемь вечера. Меня ждала Вей. Вежливый молодой человек, дежуривший в регистратуре, сообщил, что Вей Локка велела немедленно проводить меня в ее апартаменты.

Униформа на молодом человеке была явно тесной, потому что под ней отчетливо проступали контуры пистолета.

Он жестом пригласил меня пройти к лифту в дальнем конце холла, стоявшему наготове с открытыми дверями, хотя свет внутри не горел.

Следуя за своим провожатым, я невзначай обернулся и у лифта в противоположной стороне холла увидел огромную толпу нарядных мужчин и женщин, направляющихся на прием.

В этой красочной толпе я увидел улыбавшуюся мне Рондину, такую очаровательную и царственную в своем великолепном вечернем туалете, в окружении мужчин, одним из которых был Тэлбот — человек мира, разведчик высочайшего класса, наслаждавшийся обществом Рондины в ущерб мне.

Я вошел в лифт и поднялся к апартаментам Вей.

Дверь открыла сама Вей Локка. В гостиной звучала музыка, великолепно подобранная, как в кино, чтобы подчеркнуть выразительность происходящего действия. Я как-то не думал о предстоящей встрече, но то, что оказалось в действительности, буквально поразило меня. И прежде всего сама Вей. Сейчас в ней не было ничего от западного мира, ее фигура была окутана ниспадающими складками ослепительно белого шелка, переливающегося удивительными перламутровыми бликами. На этом фоне ее смуглая кожа и блестящие черные волосы выглядели еще прекраснее. Шелк прикрывал лишь одно плечо, оставив другое открытым, искусная драпировка охватывала ее талию и в центре, на уровне бедер, расходилась фестонами, заканчиваясь разрезом сбоку. При ходьбе мелькало непорочное тело женщины, восхитительный плод, который еще предстоит вкусить.

Вей Локка прочла мои мысли и была довольна произведенным эффектом и желанием, которое зажглось в моих глазах.

— Ты произведешь сенсацию, — усмехнулся я, понимая, что она ждет комплимента.

— На это я и рассчитываю, — ответила она так самодовольно, что я, подмигнув, сказал:

— Девочка, пойдем со мной, я тебе конфетку дам.

На мгновение она растерялась, озадаченно глядя на меня, а затем рассмеялась:

— Ох уж эти янки! Никогда вас не поймешь. Столько усилий потрачено, чтобы поразить красотой, а в ответ глупая шуточка. И кроме всего прочего, я не люблю конфет.

— А что ты любишь?

— Ты хотел мне что-то отдать?

Я вынул рубин, посмотрел на него со странным чувством, что разгадка его тайны кроется в моем мозгу, и протянул его Вей Локке.

Пышный бутон ее губ раскрылся в улыбке.

— Но разве тебе не хочется вставить его на место?

— Надеялся, что ты так скажешь.

Указательным пальцем я дотронулся до ее теплого живота, приподнял шелковистую складку кожи, прикрывающую пупок, и вставил рубин. Мышцы живота сомкнулись вокруг камня, словно всасывая его, пока он прочно не сел в свою живую оправу.

Наконец я узнал, как он там держится. Вей Локка тоже была полна желания и жаждала большего, не думая о последствиях. Только я предпочел воздержаться. Времени было мало.

— Нам не пора идти? — спросил я.

Вей взяла меня за руку и подвела к бару.

— Я — женщина, Тайгер. И хотя почетным гостем является Тейш, я воспользуюсь своим женским правом немного опоздать, но зато произвести неизгладимое впечатление. Сейчас Тейш заканчивает переговоры с членами вашего правительства в конференц-зале, на самом верхнем этаже. Через десять минут, в сопровождении Генри Балфура из Государственного департамента и двух полицейских, он спустится на пятый этаж в зал для приемов. Я войду через несколько минут, не слишком поздно, чтобы вызвать недовольство долгим ожиданием, но с небольшой задержкой, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание. Ты не против?

— Ни в коем случае, малыш. Лишь бы Тейш не рассердился.

В ее раскосых глазах таилась страсть.

— Ты ему нравишься, Тайгер. Он хотел бы, чтобы у него был похожий на тебя сын. Может, так и будет.

Я промолчал. Хотел пошутить насчет оплаты за селекционный отбор, но удержался.

Вей Локка наполнила бокалы, и мы чокнулись. Стрелки часов над баром приближались к назначенному времени. Поставив бокал, Вей подала мне руку.

— Идем. Теперь пора. Там ждут. — И добавила лукаво: — Будут смотреть только на меня. Я имею в виду мужчин.

Эти чертовы бабы все одинаковы.

В коридоре было пусто. На табло с указанием этажей над одним из четырех лифтов загорелся вызов в конференц-зал, на двадцать шестом этаже. По мере подъема кабинки цифры этажей менялись, пока лифт не остановился на самом верху — у пентхауза.

Приняв пассажиров, лифт стал спускаться на пятый этаж, в зал приемов. Когда он прошел наш этаж, Вей Локка с улыбкой вызвала лифт для нас, точно вычислив момент своего появления в полном гостей зале, как знаменитая актриса, выходящая для поклона.

Машинально взглянув на табло, я заметил, что три лифта забирали пассажиров на первом этаже, а четвертый, с Тейшем, приближался к пятому этажу.

Но не остановился.

Он продолжал медленно спускаться вниз, достиг холла, но и здесь не остановился. Когда высветилась буква "Ц", я понял, что лифт достиг цокольного этажа. Волосы встали дыбом у меня на затылке.

Я даже не заметил, как подошел наш лифт, пока Вей не тронула меня за плечо.

— Тайгер?.. — Она с недоуменным видом взирала на меня.

Я втолкнул ее в лифт и велел лифтеру нигде не останавливаться. Он так и поступил, открыв дверь лишь на пятом этаже и проигнорировав сигнал вызова на всех прочих этажах.

Не понимая, что случилось, но чувствуя беду, Вей смотрела на меня расширившимися от страха глазами. На пятом этаже я вытолкнул ее из лифта так, что она чуть было не упала.

— Цокольный этаж... полицейских туда, скорее! — крикнул я ей вдогонку, а затем, обернувшись к лифтеру, приказал: — Вниз! Без остановок.

— Тайгер! — отчаянно воскликнула Вей.

Прежде чем закрылась дверь лифта, я успел крикнуть:

— Они добрались до Тейша!

Казалось, мы ползли вниз со скоростью черепахи. Сквозь стеклянное окошко в дверях, предусмотренное для того, чтобы лифтер мог видеть, где находится кабина в каждый конкретный момент, мелькала конструкция из бетона и стали... Цифры на табло над дверью, указывающие номера этажей, сменялись через значительные промежутки времени, и казалось, прошла целая вечность, прежде чем мы достигли бельэтажа, потом вестибюля и, наконец, цоколя.

27
{"b":"25545","o":1}