ЛитМир - Электронная Библиотека

— Им сделают соответствующее внушение, и они тоже будут помалкивать. Удалось приблизиться к Вей?

— Только один раз. — Рондина вынула из сумки пудреницу и протянула ее мне. — Вей и Сарим Шей разговаривали на своем языке, и, хотя они улыбались, видно было, что разговор неприятный. Особенно раздражена была Вей.

— Как ты догадалась?

— Женская интуиция, — улыбнулась Рондина, сжав мои пальцы.

— Уйдем отсюда. Внизу нас ждет человек, который переведет запись.

Рондина взяла сумочку, и мы не спеша направились к выходу, пробираясь сквозь толпу и перекидываясь несколькими словами с встречавшимися по пути знакомыми.

Мы спустились в вестибюль, прошли в дальний его конец, где находились служебные помещения, а за ними — кухня. Ленни и Гарри покуривали у входа в кладовую. Я отпер дверь, и мы все прошли внутрь.

Возясь с магнитофоном, я как можно короче изложил Ленни суть происшедшего, чтобы он передал соответствующее сообщение в Ньюарк. Именно сейчас необходимо задействовать максимальное количество людей, чтобы найти Тейша. Пусть Вирджил Адамс займется этим немедленно.

— Ну как, готов? — спросил я Гарри и включил магнитофон. Послышался неясный шум голосов.

— Я включила магнитофон, когда направилась к ним, — сказала Рондина. Неясный шум голосов сменился отчетливой английской речью, и Рондина пояснила: — Это Джон Кертин, сотрудник нашего посольства. Он как раз стоял почти рядом с Вей и Шеем. Поэтому невозможно было заблокировать наши голоса.

Гарри пододвинул стул поближе к магнитофону. Внимательно слушая, он то морщился, то кивал, то недовольно хмурился. Разговор длился минут пять.

— На этом разговор закончился. Вей ушла, а Шея окружили несколько джентльменов из Вашингтона.

— Ну так о чем они, Гарри?

— Вей Локка рассказала Сариму, что произошло. Сарим немедленно обвинил во всем американцев. Он уверен, что Тейша уже нет в живых.

— А как реагировала Вей?

— Очень рассердилась, сэр. Сказала, что Шей только об этом и мечтает. Сарим согласился, что ему это как раз на руку и что он примет меры, чтобы Вей Локка не вмешивалась в государственные дела, да и вообще чтобы больше ее ноги не было в Селачине. Он возложит на себя полномочия Тейша и объявит себя временным правителем страны. Деньги и власть помогут ему превратить временные полномочия в постоянные. У него достаточно сторонников в Селачине. Вей Локка использовала, простите, очень сильные выражения. Она сказала, что Сарим сам причастен к похищению Тейша, а тот и не стал этого отрицать. Вей пригрозила лишить его жизни, но он только рассмеялся и сказал, что это ей следует позаботиться о собственной безопасности. Сарим очень неуважительно отозвался о вас, сэр.

— Как?

— В том смысле, что «Ам-Пет» предстоит встретиться с жестокой конкуренцией. Он вас очень недолюбливает, сэр.

— Что еще?

— Обмен угрозами, оскорблениями. Эти двое — враги. Сарим не станет делиться властью с женщиной.

Когда мы закончили прослушивание, я поместил магнитофон снова в пудреницу, спрятал в карман своего тренча и велел передать все только что услышанное Вирджилу Адамсу, а затем проводить Рондину домой. Завершив главное дело, Турос возьмется за меня. Сейчас он залег на дно, надеясь переждать, пока затихнет шумиха вокруг исчезновения Тейша. Но я постараюсь вытащить его из логова.

— Ты думаешь, он убил Тейша? — спросил Ленни.

— Пока нет. Живого человека легче перевозить, чем таскать с собой труп. Кроме того, Советы надеются наложить лапу на нефть Селачина, убедив Тейша, что покушение было организовано нами, а они его спасли. В случае неудачи они сразу же его прикончат. И так и эдак они в выигрыше.

— Сариму это не понравится.

— Не он разыгрывает эту партию. Все это было спланировано в Москве. Малкольм Турос — всего лишь исполнитель. Красным наплевать на Шея, если, конечно, они не решат прикончить Тейша и сделать ставку на него.

Рондина коснулась моего плеча.

— Что ты собираешься делать, Тайгер? — спросила она, тревожно смотря на меня.

— Приглядывать за Саримом Шеем. Его роль в этом деле становится более ясной, если подумать, кто больше всего выигрывает от устранения Тейша. Я не склонен недооценивать Сарима Шея. Если он почувствует, что его оттесняют, он станет действовать на свой страх и риск. Я хочу, чтобы ты полностью отстранилась от этого дела. Я организую охрану твоего дома, и Ленни всегда будет рядом. Чтобы сквитаться со мной, Турос уже угробил одну девушку, но явно не успокоится на этом.

— Я буду осторожна... и ты тоже будь.

Мы разошлись поодиночке. Я вернул ключ от кладовой своему приятелю, поднялся на пятый этаж и нос к носу столкнулся с Чарли Корбинетом и Хэлом Рэндольфом. Увидев меня с плащом, Рэндольф спросил:

— Направляешься куда-то, Мэнн?

— В свой отель. Знаешь, где меня найти.

— Сначала ты пройдешь с нами. С тобой хотят поговорить.

Жалко было терять время, но Рэндольф мог вообще не выпустить меня из-под строгого контроля. Его власть надо мной была неприятным приложением к разрешению на оружие, которого я так добивался. Пожав плечами, я последовал за ними.

Мы вошли в небольшой зал заседаний справа от главного конференц-зала. За столом сидели шестеро: двое из Инспекции, их я знал, парочка из сенатской комиссии, копавшей под Мартина Грейди, и двое незнакомых. На столе лежала папка с моим именем, пальца в два толщиной, и другая, с именем Мартина Грейди.

Я поднял руку в общем приветствии — никто из сидевших там руки мне, естественно, не протянул — и сел. Если они думали, что напугали меня, то не на того напали. Против меня столько раз затевались провокации, впрочем, и я в долгу не оставался, что разложенные на столе пухлые досье и эти физиономии, которым место в суде, не способны были нагнать на меня страх.

— Чем могу служить? — спросил я невозмутимым тоном.

Члены комиссии нахмурились и придвинули папки ближе.

— У нас досье на вас, мистер Мэнн. Фактически...

— Ясно, — прервал я. — Я-то чем могу помочь? Это же не сенатское слушание, да и вызова на него я не получал. Так что давайте перейдем к делу.

Моя неожиданная реакция вызвала некоторую растерянность. Они переглядывались, недовольно хмыкали, якобы прочищая горло, пока один из комиссии не вымолвил:

— Хорошо. Насколько нам известно, вы в курсе событий.

— Вполне. — Я откинулся на спинку стула и вперил в него взгляд.

— Недавно вы приобрели значительный пакет акций корпорации «Ам-Пет» и...

— На вполне законных основаниях, — прервал я.

— Стоимость акций превышает двадцать миллионов.

— Приятная кругленькая сумма, — согласился я.

— Не будете ли вы любезны объяснить, где вы взяли деньги на их покупку?

— Не буду любезен. Отвяжитесь. Еще вопросы будут?

— Послушайте... — начал он снова.

— Я сказал — отвяжитесь. Вы что, не только глухой, но и тупой? — спокойно повторил я.

Лицо допрашивавшего меня члена комиссии пошло пятнами, а ребята из инспекции украдкой усмехнулись. Чарли Корбинет сидел с невозмутимым видом, но глаза его улыбались.

Подавив возмущение, член комиссии продолжал:

— Наше правительство намеревалось заключить соглашение с правительством Селачина. Тейш эль-Абин специально оговорил сотрудничество с «Ам-Пет» и намеревался вести переговоры непосредственно с вами.

— Очень мило с его стороны, — заметил я с улыбкой.

— Не вижу повода для радости. Ситуация щекотливая и может повлиять на расстановку сил на Ближнем Востоке. Мы вас знаем с деловой стороны, но не допустим, чтобы наше преимущество в этом районе было сведено на нет из-за чьей-то некомпетентности.

— Я вас понимаю, — заметил я.

— Вы же ничего не знаете о новом способе добычи, пригодном для селачинских залежей нефти.

— А вы проверьте и сами убедитесь.

— Мы как раз собираемся это сделать. Мистер Макинли, — он кивнул в сторону худощавого седовласого человека, неотрывно глядевшего на меня, — крупный специалист из корпорации «Дурсто-Эллайд». Его фирма работает в том же направлении, что и «Ам-Пет», но пока отстает в своих разработках. Если вас уличат в невежестве по вопросам нефтедобычи, мы приостановим вашу деятельность. Это будет несложно, поскольку вы теперь подчиняетесь военному ведомству.

29
{"b":"25545","o":1}