ЛитМир - Электронная Библиотека

Мне не хотелось болтаться в отеле, поэтому я вышел на улицу и решил отыскать какую-нибудь забегаловку, где есть таксофон.

По-прежнему шел дождь. Вечерами, подобными этому, всегда идет дождь.

В квартале от «Стейси» я отыскал пивной бар, откуда позвонил Вирджилу Адамсу с просьбой проверить по телефонному справочнику, кому принадлежит указанный на листочке номер. Он заглянул в справочник и сообщил мне соответствующий адрес, фамилия же владельца этого номера в справочнике не была указана.

У меня было такое чувство, будто я пытаюсь пробить стену кулаком. Промчавшись по указанному адресу, я обнаружил будку с таксофоном на углу Десятой авеню. Газовая колонка рядом была закрыта.

Я снова позвонил Вирджилу — узнать, не поступали ли какие-нибудь полезные сведения от наших информаторов. Как оказалось, ничего ценного не поступало. Единственная мало-мальски полезная информация ожидается от хозяина заведения, подобного «Турецким садам», который видел человека, похожего на Малкольма Туроса.

За еду и выпивку этот человек расплачивался пятисотдолларовой купюрой, и когда он доставал ее из бумажника, хозяин заведения успел заметить там карточку клуба, принадлежащего его другу Стефену Пеллони. Вирджил послал туда своих людей — двоих мужчин и одну женщину — на случай, если он вдруг там появится снова.

Вирджил собирался уже попрощаться, когда вдруг сказал:

— Подожди, Тайгер. Я только что получил сообщение.

— Какое?

— Довольно невразумительное, от одного нашего источника. Он владелец лавчонки, торгующей подержанной одеждой на Ист-Сайде. — Вирджил продиктовал мне адрес, и я его запомнил. — Говорил что-то о человеке со странным голосом, который покупал костюм очень маленького размера, сынишка торговца случайно заглянул в стоящую у входа машину и увидел там человека в чем-то вроде ночной рубахи. Есть в этом смысл, как ты думаешь?

— Может, и есть. Я смотаюсь туда.

— Лавочник может огрести десять кусков, если выведет нас на след.

Это скоро выяснится.

Я высадился из такси в конце квартала, а дальше пошел пешком. Днем здесь наверняка много народу, но сейчас на улице не было ни души. Парочка баров была еще открыта, а в ресторане продолжали сидеть несколько человек, хотя двери уже заперли, а единственный официант стоял у входа, скрестив на груди руки, и терпеливо ждал, когда гости соблаговолят наконец уйти.

Я отыскал лавчонку по указанному адресу. Она помещалась в обшарпанном доме, над входом в который висела вывеска с надписью «Покупаем старую одежду» и имя владельца «Лео Рубин». Время было позднее, свет нигде не горел, и я посветил себе спичкой, чтобы найти кнопку звонка и рядом имя: «Рубин». На мои звонки никто не отвечал, тогда я нажал кнопку и не отнимал пальца, пока не хлопнула дверь и кто-то не заорал с верхней площадки лестницы:

— Да, да, что такое? Вы что, не знаете, который сейчас час? В это время надо спать. Что вам надо?

— Хочу дать вам возможность заработать десять кусков, — крикнул я в ответ.

— За такие деньги можно и поработать. Поднимайтесь наверх. Осторожнее, света нет. Дети набросали всякого хлама.

Пробираясь между игрушками и коробками, я добрался до площадки. В освещенном проеме двери стоял сухонький человечек неопределенного возраста, плотно запахнувшись в халат и вглядываясь в меня прищуренными глазами из-за толстых стекол очков.

— Простите, а вы кто? Кто это хочет дать мне столько денег?

— А разве сумма вам ни о чем не напоминает?

— Да, я кое-что слышал.

— И сообщили о человеке со странным голосом.

Он перестал щуриться и беспокойно огляделся.

— Входите, входите. Не стоит говорить об этом на людях.

— Разве выше еще кто-то живет?

— Только мыши. Там у меня склад да еще селю приезжих родственников, чтобы надолго не задерживались. Сюда, пожалуйста, на кухню. — Он подошел к буфету, достал две рюмки и пыльную бутылку. — У нас так заведено. Сначала рюмочка, потом дело. Выпьешь с человеком и сразу можешь определить, врет он или нет.

Я торопливо опрокинул свою рюмку, чтобы скорее перейти к делу, но лавочник был из тех, кого не подгонишь. Когда он созрел для разговора, он указал мне на стул, переплел пальцы и выжидающе затих.

— Меня зовут Мэнн. Тайгер Мэнн. Мы ищем одного человека со странным голосом.

— Разрешите поинтересоваться, кто он?

— Это не важно. Он убийца и готов убивать снова и снова. Нам нужно его остановить. Расскажите, что вы видели. И как можно подробнее.

Он понимающе кивнул, сполоснул рюмки, вытер их и поставил на место.

— Тут живет один человек по имени Дог. Он-то и сказал, чтобы мы следили, не появится ли здесь разыскиваемый гражданин. В надежде на такое большое вознаграждение мы все принялись следить, тем более что знали, как однажды посчастливилось самому Догу получить такое же вознаграждение! Впрочем, мне тоже однажды довелось неплохо заработать. Я сообщил кому следует о находке, оказавшейся в кармане проданного мне подержанного костюма. Как выяснилось, он был краденый. Да, я знаю, как вы работаете, поэтому внимательно слежу за всем, что происходит вокруг. Вот и сегодня вечером сижу я себе и чиню старую одежду для продажи, и вдруг входит этот господин. Естественно, я сначала смотрю на его одежду и вижу, что ему для себя покупать ничего не надо.

— Можете его описать?

Лео Рубин беспомощно развел руками.

— Ничего особенного. Самый обыкновенный мужчина. Лет сорока. Не высокий, не низкий.

— Средний?

— Да, — сразу согласился Рубин. — Его трудно описывать. Его костюм... что вам сказать? Темно-серый, не очень ношеный, но не американского покроя. Это может заметить только специалист, — добавил он с гордостью. — В очках, в шляпе, очень хорошие ботинки на каучуке. Не понимаю, почему ему понадобилось покупать поношенные вещи. — Он опять пожал плечами. — Как понять людей? Смотришь, прохожий увидел бродягу, зашел ко мне и купил ему костюм. Бродяга тут же загоняет мне одежду по дешевке и отправляется пьянствовать. И все довольны.

— Вернемся к вашему покупателю. Расскажите о нем.

— А я что делаю? Я обратил на него внимание, когда он заговорил. Говорил он с трудом, и все время подбородок у него был прижат к груди, вот так. — Рубин показал как и продолжал: — Он спросил костюм 34-го а размера, любого цвета и фасона. Я нашел ему такой и продал за пять долларов. Он даже не стал ждать, чтобы я завернул покупку. Перекинул на руку и вышел. Сел в машину и уехал.

— Какая у него была машина?

— Откуда мне знать? Шел дождь, и я не вышел на улицу. Мой сынишка сказал, что в машине сидел человек в ночной рубашке. Белой. Я подумал и позвонил своему соседу Догу, от которого я узнал о вознаграждении, и рассказал ему об этом человеке... с голосом. Дог пообещал позвонить куда надо, и вот вы приехали. — Он с надеждой посмотрел на меня. — А этого достаточно?

— Нет.

Нескрываемое сожаление читалось на его лице.

— Мне нужно знать об этой чертовой машине.

— Не могу помочь.

В это время с порога кухни раздался писклявый голос:

— Я знаю, папа.

— Ничего ты не знаешь. Марш в постель, — скомандовал Рубин.

— Одну минутку. Сколько тебе лет? — поинтересовался я.

— Одиннадцать. Это был черный «шевроле», седан, модель 1963 года.

— И ты говоришь, там сидел тип в ночной рубахе?

— Да. Я даже подпрыгнул, чтобы получше разглядеть в заднее окно. Это был старик. На вид больной.

— А ты не посмотрел на номер? — Я надеялся на невероятное.

— Не-а, — ответил паренек.

— Вот видите. Ничего эти дети не знают, ничего не видят, а... — недовольно заворчал Рубин.

— А я знаю, чья это машина, — сказал малец, ухмыляясь.

Я готов был прыгать до потолка от радости: наконец я что-то нащупал.

— Чья же? — спросил я.

— Яму Горки. Он живет в Фултоне и дает машины напрокат.

Папа Рубин поднялся с суровым лицом.

— И ты так далеко уходил от дома?

— Ага, пап.

Рубин-старший снял очки, покрутил заушниками и снова нацепил их.

31
{"b":"25545","o":1}