ЛитМир - Электронная Библиотека

— Этот Горки — бездельник и проходимец. Коммунист и бездельник.

— А ты откуда знаешь, пап? — хмыкнул мальчишка.

— Судя по людям, с кем он якшается, — взорвался Рубин. — Не смей приближаться к Фултону, слышишь? Я тебе говорю...

— Как ты узнал его машину? — спросил я мальчика.

— На той неделе кто-то нацарапал на багажнике «Яму — вонючка». Вчера я заметил. А потом, я все равно знаю.

— Почему еще? — спросил я.

— За рулем был сам Яму. Вот почему.

— Где он живет?

— Наверху, над баром Слоуна, в четырех кварталах отсюда. Это самый большой кабак. На той улице их еще шесть. «Зеленые»... клуб такой... завтра там устраивают пьянку. Во грохоту будет, до неба!

— Вы только подумайте, мистер Мэнн, маленький ребенок — и видит такие безобразия. Просто кошмар!

Я вынул пятидолларовую бумажку и протянул мальчишке, тот шустро схватил ее и зажал в кулаке.

— Ты это заработал. Только не болтай.

— Очень надо. А Яму Горки — вонючка и есть. Он всегда к нам пристает.

— Немедленно в постель, — загремел папа Рубин, указуя перстом, видимо, в сторону спальни. Малыш усмехнулся и убежал.

— Нет, мы были совсем другими, — заметил Рубин, пожав плечами.

— Не исключено, что он сейчас заработал вам кучу денег, мистер Рубин.

— Возможно. Но, может, детям лучше было бы не видеть всего этого?

— В данном случае хорошо, что увидел, — ответил я.

Глава 10

Младший Рубин был прав, говоря о намечавшейся на следующий день грандиозной попойке. На улице, замкнутой с обеих сторон двумя авеню, все питейные заведения и магазины были украшены плакатами, возвещающими о начале ежегодного фестиваля «Клуба зеленых» с многообразной увеселительной программой от состязаний по софтболу в Центральном парке до бочки пива, по традиции выкатываемой на улицу. Организаторы фестиваля приглашали всех жителей района и членов других клубов принять участие в празднествах и встретиться в дружеском матче с командой «зеленых».

Двери всех баров были широко распахнуты, и оттуда на улицу выплескивались бравурные мелодии музыкальных автоматов. Публика, попировав в одном баре, отправлялась в другой. Все были изрядно навеселе и совершенно не замечали дождя. Один парень уселся прямо на земле, привалившись к переднему бамперу припаркованной неподалеку машины, двоих других выворачивало наизнанку у обочины дороги, а еще один, доев печенье, направился снова в бар. Как чайка, подумал я.

Я взирал на подгулявших парней с доброй усмешкой, потому что, если бы не фестиваль, Турос не стал бы покупать костюм для Тейша. Ведь в белой национальной одежде он будет как бельмо на глазу, а в нелепом поношенном костюмишке, поддерживаемый двумя дюжими парнями с обеих сторон, он вполне сойдет за основательно перебравшего типа, которого друзья ведут домой.

В кабачке Слоуна и впрямь дым стоял коромыслом. Вместо обычного музыкального автомата наяривал оркестр из трех человек. В баре старались кого-нибудь подцепить начинающие шлюшки, а снаружи у дверей парочка профессионалок подкарауливала выходящих парней, но те по большей части отделывались коротким: «В другой раз!»

Через наружную дверь я вошел в небольшой вестибюль и оказался еще перед одной дверью, но уже запертой, за которой находились жилые помещения. С помощью пластиковой кредитной карточки я отжал язычок замка, и дверь отворилась. Я плавно прикрыл ее, замок защелкнулся, а я достал свой пистолет и взвел курок.

Дорожка, постеленная на лестнице, приглушала мои шаги, но, чтобы она не скрипела, я старался держаться поближе к стене. Я одолевал зараз две ступеньки, но однажды при этом послышался ужасный скрип, поэтому я двигался не спеша: сделав шаг, каждый раз останавливался, прислушиваясь, не взбудоражил ли я жильцов. Здесь горела всего одна лампочка — у входа, освещая меня со спины и превращая в отличную мишень для любого, кому могло заблагорассудиться напасть на меня сверху. Наверху царил густой сумрак — лучшего места для засады не найти.

Прошло не менее пяти минут, прежде чем я добрался до верха. Я остановился, давая глазам привыкнуть к темноте. Я вполне мог не спешить, но и медлить мне не хотелось. Освоившись в темноте, я пошел на ощупь вдоль стены, а когда добрался до двери, снова остановился и прислушался. Пошарив по двери, я обнаружил висячий замок и уже подумал было попытаться его открыть, но потом решил этого не делать, потому что шум может встревожить кого не следует. Пальцы коснулись паутины, и я расценил это как добрый знак: по крайней мере, в этой квартире уже давно никто не живет. Я продолжал двигаться дальше.

Добравшись до верхней площадки, где находилась только одна квартира, я услышал звук включенного телевизора. Это позволило мне двигаться с меньшей осторожностью.

Я наконец добрался.

Дверь была деревянная, с добротным замком, но в таком ветхом доме между дверной рамой и дверью неизбежно образовывался зазор, и даже массивный замок не мог надежно заблокировать доступ в квартиру. Открыть и эту дверь с помощью той же кредитной карточки мне не составило труда. Я повернул дверную ручку и приоткрыл дверь примерно на четыре дюйма.

И только. Путь мне преградила металлическая цепочка. Однако сквозь открывшийся мне узкий просвет я разглядел скрещенные ноги человека, который, видимо, сидел в кресле, наслаждаясь зрелищем своей любимой программы.

Предстояло выбирать одно из двух: либо стрелять по ногам, а потом ломать замок, либо выстрелить в эту проклятую цепочку, после чего проворно влететь в квартиру. Уязвимость второго варианта состояла в том, что стоило замешкаться хоть на секунду — и тот, кто находился в квартире, получил бы возможность схватить пистолет. Но даже если бы удалось легко и быстро справиться с цепочкой, существовала опасность застрелить Тейша. Если только он был там.

Я оба эти варианта отверг.

Приглядевшись получше к цепочке, я сделал единственно правильный выбор. Эти цепочки устроены таким образом, что для того, чтобы ее отцепить, необходимо предварительно плотно закрыть дверь, однако в наше время глубоко укоренилась идея «сделай это сам», поэтому многие люди и делают все как бог на душу положит, не удосужившись сначала заглянуть в соответствующую инструкцию, и, естественно, допускают ошибки. Именно это и произошло в данном случае с Яму Горки. Он не совсем правильно приладил цепочку.

Я плотно прикрыл дверь, точнее — захлопнул. Затем, чуть-чуть приоткрыв, просунул кончик пера в щель и осторожно отодвинул замок цепочки. Звякнув, цепочка повисла вдоль двери, и я вошел внутрь. Ноги по-прежнему оставались скрещенными, только сейчас их ступни двигались в такт музыке.

Яму Горки был крупный мужчина с широким, изрезанным шрамами лицом. Даже сейчас, наедине с собою, глядя свою любимую программу, он постоянно улыбался своей кривой улыбкой. Он сидел сложив руки на животе, и выражение его лица в точности повторяло то, что он видел на экране.

В отличие от непрезентабельного внешнего вида дома, убранство квартиры радовало глаз. Здесь было все, начиная с самого мощного цветного телевизора до дорогой мебели, распиханной всюду как попало. Часть комнаты занимали три ящика с картотекой и офисный стол, заваленный всякими бумагами и бухгалтерскими книгами. Яму Горки занимался деловой активностью вне дома, и офис его находился здесь.

Прошло секунд тридцать, прежде чем он заметил меня. Лицо у него вытянулось, а ухмылку сменило выражение страха. Я появился слишком неожиданно и слишком тихо, и с таким большим пистолетом в руках, что он оцепенел. Челюсть у него отвисла, он сглотнул и с трудом выдавил:

— Какого черта...

— Где Тейш? — спросил я.

Почему-то все подонки именно так ведут себя в подобных ситуациях. Они надеются выкрутиться, потому что вместо того, чтобы с ходу стрелять, вы начинаете задавать вопросы. Для них же стрельба на поражение — единственно надежный способ спасти собственную шкуру, поэтому они спешат воспользоваться возникшим преимуществом. Они знают, что порядочные парни никогда не станут стрелять первыми, а потому негодяи всегда правы, ибо доказать обратное невозможно — их жертвы мертвы.

32
{"b":"25545","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ловушка архимага
Как купить или продать бизнес
Бэтмен. Ночной бродяга
Вишня во льду
Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Изувер
Путь к характеру
Автомобили и транспорт