ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я открыла дверь. Он спросил, не я ли Эдит Кейн... у него, мол, для меня депеша из офиса.

— Ты пригласила его войти?

Рондина кивнула.

— У него был атташе-кейс. Он его открыл и вынул короткую свинцовую дубинку. Когда я пришла в себя, я обнаружила, что связана.

— Что ему было надо?

Нахмурив лоб, она с трудом сфокусировала взгляд на моих глазах.

— Ничего... от меня. Он сказал: «Ты — мой подарок мистеру Мэнну. Я ему должен значительно больше, но этот подарок... он оценит».

— Опиши его.

— Высокий... худощавый. Внешне... даже симпатичный. Никаких особых примет. Похож... на бизнесмена. Самый обычный на вид... разве что прическа для нас непривычная, а скорее характерна для иностранцев. В общем, какая-то... странная. На американца он не похож.

— Понимаю, что ты хочешь сказать.

— Потом, с голосом... у него что-то, — спохватилась Рондина.

— А что именно?

— Какой-то странный. Как будто ему трудно говорить. Натужный голос... но это не простуда.

Я снова ощутил холод, пронзивший меня от плеч до кончиков пальцев. Итак, Малкольм Турос нашел мое уязвимое место. Он обладает обширной информацией, и у них надежные источники. В ответ на мой подарок в виде пули в шею он хотел мне подарить смерть Рондины, но не вышло, стало быть, последуют новые попытки. Он упивается своим заданием и не огорчится, если узнает, что Рондина осталась жива, а следовательно, у меня не будет покоя и я не смогу всецело сосредоточиться на деле, потому что должен буду заботиться не только о ее безопасности, но и о своей. Если бы Рондина умерла, он все равно оказался бы в выигрыше, потому что тот, кто действует в состоянии, близком к безумию, и жаждет мести, обречен на проигрыш. Первый ход был задуман им хитро, он посмеивался, ожидая моего хода. Но хорошо смеется тот, кто смеется последним.

— Успокойся, детка. Помолчи теперь.

— Ты... знаешь, кто это был? — спросила она, пристально глядя на меня.

— Знаю.

— А что ты собираешься...

— Приму свои меры.

Я подошел к телефону и позвонил Пенни Бирнсу в отель «Кэлвин», продиктовал ему адрес Рондины и попросил приехать как можно быстрее.

Привратник внимательно наблюдал за всем происходящим. Я отвел его в сторону и спросил, не обращался ли к нему мужчина со странным голосом.

Он удивленно пожал плечами, потом покачал головой:

— Нет.

— Вы не заметили у кого-нибудь из входивших в руках атташе-кейс? Например, у ничем не примечательного высокого худого мужчины?

— У человек шести — восьми были атташе-кейсы. — Он помолчал, нахмурившись, и добавил: — Которые с чемоданчиками, уже здесь бывали, по делам видно, я их всех заприметил, кроме одного. Этого я в первый раз видел. Когда он поднял голову, чтобы прочитать вывеску, я заметил розовый шрам с монетку у него на шее. Он вошел вместе с Уилерами. Они как раз подъехали на такси.

— Сможешь его узнать?

— Проще простого.

— Хорошо, я тебе кое-что скажу, но чтобы это осталось между нами.

— Все понял, — с усмешкой кивнул он.

— Если он еще хоть раз сюда явится, вмажь ему, да покрепче. Постарайся, чтобы никто не увидел. Где-нибудь в темном углу холла или в лифте. Этот тип вооружен и опасен, так что будь осторожен.

— Мне с такими приходилось иметь дело.

— Не надейся на везение с этим типом. Если упустишь его или не сможешь к нему подобраться, звони в ближайший полицейский участок, мол, дело чрезвычайной важности. Собственно, оно так и есть.

— Понял.

Достав ручку, я записал ему на своей визитной карточке телефоны Чарли Корбинета, инспекции и внизу мой.

— Это люди из Федерального агентства безопасности. В случае чего поднимай на ноги всех. Мой номер самый последний внизу. Меня застать будет трудно, но все равно попытайся.

Взяв у меня карточку, он внимательно пробежал ее глазами и положил в карман.

— Можно один вопрос?

— Давай.

— Вы кто?

— Мое имя Тайгер Мэнн. Тебе это ни о чем не говорит.

Здоровяк уставился на меня, прищурив глаза, и на его губах расплылась улыбка.

— Черта с два не говорит! Да вы и коп не настоящий.

— Что?

— Помните Макси Маккола?

— Еще бы. Он еще выступает?

— Нет. У него свой гимнастический зал. Мы вместе служили в армии. Он мне столько о вас рассказывал! А я-то думал, вот заливает!

— Скорее всего, заливал.

Бросив взгляд в сторону Рондины, он посерьезнел.

— После этого — нет. Теперь я верю всему, что он говорил.

— И держи свое знание при себе, — заметил я.

— Я молчать умею, Тайгер. Пойду, пожалуй, вниз.

Ленни примчался через пятнадцать минут. Тем временем я связался с Чарли Корбинетом, сообщил о случившемся и попросил известить Инспекцию и ЦРУ, что Малкольм Турос объявился, но без указания на источник. Чарли это не понравилось, но он вынужден был согласиться.

Ленни быстро ухватил суть дела и был доволен, что его привлекли к работе, хотя главные события уже были позади. Я велел ему ни на минуту не оставлять Рондину дома одну, провожать ее на работу и с работы, дежурить возле ООН, чтобы быть начеку в случае нового покушения на нее.

— Ну как, тебе лучше? — спросил я, взяв Рондину за руку.

— Да. Тебе... надо уходить?

— Я вернусь, — ответил я, нежно сжав ее пальцы. — Жаль, что ты пострадала в самый разгар нашей работы.

— Я понимаю, — ответила она с улыбкой.

— Пока что ты еще ничего не понимаешь. Попробую объяснить. Ты прошла основную подготовку в британской разведке. Тебя предупреждали, что подобное может случиться. От того, что происходит сейчас, зависит безопасность стран твоей и моей. Судьбы всего мира зависят от исхода нынешней операции. Сегодняшнее покушение на тебя — побочная акция наших противников, но она связана с их главной целью... Ты должна быть предельно осторожна. У тебя есть разрешение на ношение оружия, так что советую обзавестись им. Мы известим твое посольство, и они тоже позаботятся о твоей безопасности. Позднее мы наладим связь, и, возможно, возникнет необходимость использовать тебя в качестве приманки. Не хотелось бы, но обстоятельства могут потребовать.

— Неужели это... такое важное задание?

Подняв с пола нейлоновый шнур, я расправил его и показал Рондине.

— Узлы весьма необычные. Такой шнур с узлами служил орудием пытки, которая завершается мучительной смертью. Идет игра профессионалов высшего класса. А чтобы помнить об этом, поглядывай на этот «сувенир».

Я вложил шнурок ей в руки. Внимательно перебирая его пальцами, она снова посмотрела на меня.

— Я не забуду, милый.

Нагнувшись, я нежно поцеловал ее.

— Смотри за ней во все глаза, — сказал я наблюдавшему за нами Ленни.

— Не беспокойся.

— Не буду.

Найдя внизу привратника, я сказал, чтобы починили дверь мисс Кейн.

— Я уже вызвал мастера. Он сейчас будет, — ответил тот.

— Кто-нибудь слышал выстрел?

— Пока никто не жаловался. На других этажах ничего не слышно. Нет, думаю, никто ничего не слышал.

— Хорошо. Значит, бей во все колокола, если увидишь нашего знакомца.

— Да я и сам с ним управлюсь. Не позволю обижать своих жильцов, — ответил он, играя мускулами.

— Оставь хоть немного работенки на мою долю, — усмехнулся я.

— Разве что самую малость, — отшутился он.

Глава 4

Из отеля я позвонил в наш Центр управления в Нюарке и доложил о случившемся. Дежурный Вирджил Адамс принял мой доклад и спросил:

— Хочешь, чтобы мы начали поиски Малкольма Туроса?

— Начинайте. Постарайтесь узнать его местонахождение. Скорее всего, он прибыл сюда по фальшивому паспорту или через Кубу, как это нередко случалось в последнее время. Узнать его можно только по голосу. Он весьма умело маскируется. У вас есть его фотографии?

— Новых нет, а старые — очень плохие. Вряд ли могут пригодиться.

— Все равно пришлите. Поищите-ка в Бразилии, где он работал под именем Артуро Пенсы.

9
{"b":"25545","o":1}