ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии
Метро 2035: Ящик Пандоры
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Хирург для дракона
Любовь на троих. Очень личный дневник
Гости «Дома на холме»
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Повелитель мух

— Вы же врач, — умоляла она. — Пожалуйста, дайте мне это! Вы обязаны! Ну пожалуйста... Я сделаю все, что угодно... пожалуйста.

Зазвучали еще чьи-то голоса, и Мак-Кивер в конце концов согласился:

— Это поможет. Не особо, но она успокоится.

— А Келли? — спросила Дари.

— С ним все будет в порядке. Я должен заявить об этом огнестрельном ранении.

— Нет. — Она сказала это мягко, но давая понять, что разговор окончен. — Ему нужно бежать.

Рут Глисон подала голос. Она звала Ленни, чтобы тот забрал ее.

Мой мозг был затуманен лошадиной дозой обезболивающего, и я мог быть лишь пассивным слушателем всего этого действа.

— Ты ведь пыталась завязать, правда, Рут? — сказал Мак-Кивер.

— Я не хотела бросать. — Ее голос был почти спокоен. — Это все Ленни... он забрал у меня все... Он хотел избавиться от меня.

— Когда это началось, Рут? — после паузы спросил Мак-Кивер.

— Когда я была на холме. — Теперь ее голос звучал будто издалека. — Я пошла туда... вместе с Флори. Флори были нужны деньги... для отца...

— Да, мне это известно. А ты зачем пошла?

— Был один парень... до Ленни. Мы познакомились в городе, и он... он предложил мне... Это было забавно. Он дал мне травки.

— Какой? — спросила Дари.

— Марихуаны, — ответил за Рут доктор. — Что было потом, Рут?

— Мы потом выкурили один косяк. Просто так, для развлечения. Неделю спустя.

— Что, и Флори тоже?

Рут захихикала.

— Конечно! — ответила она. — Все. Было весело. Мы танцевали. Обнаженными!. В чем мать родила. Пришел мистер Симпсон. Он долго смотрел на нас, а потом дал мне пятьсот долларов, представляете, целых пятьсот! И Флори столько же. Это только на первый раз. Мы потом часто танцевали. По просьбе мистера Симпсона мы надевали разные костюмы, и смешили его друзей, и... Мистер Симпсон... — Рут говорила чуть слышно. — Мистер Симпсон хотел чего-то особенного. Он время от времени... уводил одну из нас. Заставлял раздеться... у него были кнуты, ремни... Он говорил, что больно не будет... В первый раз я закричала и попыталась убежать. — От нахлынувших тяжелых воспоминаний голос Рут задрожал. — Но я не смогла!

Она стала всхлипывать.

— Но почему же ты возвращалась туда, Рут?

— Мне... мне пришлось. Все из-за денег. У мистера Симпсона всегда можно было заработать. Потом появился еще и Ленни. А потом у меня кончился запас травки, и мне опять пришлось идти на холм... Я... Что теперь со мной будет?

— О тебе позаботятся, Рут. Скажи мне вот что... сейчас у Симпсона кто-нибудь есть?

— Есть... Все те, кто обычно там бывает. И девушек будет много. Мистер Симпсон любит... новеньких. Пожалуйста... отпустите меня. Мне надо туда... мне надо вернуться.

Я уже почти не различал голосов. Меня клонило в сон, и я не мог больше сопротивляться.

* * *

Проснулся я днем. Очнувшись, выругался от боли и стал звать кого-нибудь. Дверь открылась, вошел Мак-Кивер вместе с Санни Гомезом и поспешно стал укладывать меня обратно на постель.

Несмотря на настойчивость доктора, мне все же удалось сесть. Во рту пересохло, голова раскалывалась. Мой торс опоясывал широкий бинт в несколько слоев. В боку мучительно ныло, а вот рана на руке почти не беспокоила.

— Я с войны ничего подобного не видел, — сказал мне Мак-Кивер.

— Он может говорить? — спросил стоявший в дверях Кокс.

— Могу, могу, капитан, — пробурчал я, прежде чем доктор успел меня остановить. — Входите же.

С лица Кокса исчезла надменная ухмылка. Как и все в Паинвуде, в последние дни он улыбался очень нервно.

— Я причинил вам массу хлопот, капитан? — спросил я.

— У тебя не было права...

— Бросьте. Вы ведь тщательно проверили мои отпечатки, не так ли?

Кокс не смог скрыть тревогу в своих глазах. Теперь на меня внимательно смотрел и Мак-Кивер.

— Я федеральный агент, приятель, и тебе это известно. Мой департамент обладает правом проводить операции в любом месте и в любое время, и вы знаете, кто должен оказывать нам помощь, не правда ли?

Кокс не ответил. Он видел, что вокруг него рушится весь его привычный маленький мирок.

— Ты позволил городу стать клоакой, Кокс. Много лет назад ты позволил удаву поселиться в нем, и он отожрался до гигантских размеров. Он стал слишком большим, вы старались не замечать его, играли с ним в игру «оставь в покое». Но он подмял тебя под себя, приятель, и я могу побиться об заклад, что ты уже давно это понял. Мое появление в городе — совершенная случайность, но и без моего вмешательства тебе оставалось совсем недолго.

Кокс все же не склонил голову.

— Что мне делать? — спросил он.

Я сел в углу кровати, дотянулся до брюк и, морщась, натянул их. Кто-то постирал мою рубашку. Я обулся: к счастью, мокасины можно надеть не нагибаясь.

Я с насмешкой посмотрел на здоровяка полицейского.

— Ничего, — ответил я. — Возвращайся в свой кабинет и жди, пока я не позвоню и не скажу, что тебе делать. А теперь убирайся отсюда.

Мы с Мак-Кивером наблюдали, как Кокс шаркающей походкой двинулся к двери. Теперь он не задирал свой нос...

— Вы расскажете мне? — спросил доктор.

— Да, — кивнул я. — Я вынужден вам все рассказать. Если со мной что-то случится, кто-то должен все знать. А сейчас я попробую высказать одну догадку, я чувствую, что все понял. Этот громадный дом на холме — это штаб, место встреч членов братства мака. И этот дом — далеко не единственный... скорее всего просто местное представительство. Он существует и активно действует вот уже сколько — десять лет? Местные жители вполне могли и подозревать что-то, но кому хотелось связываться с этими головорезами. Заставить жителей молчать не составляло особого труда. А чтобы все было схвачено, шайка сорила повсюду деньгами. В ход пошли даже дочки местных жителей, и никто не осмелился жаловаться. Страх и деньги делали свое дело. Да и кому тут жаловаться? Шефу полиции, который боится потерять работу? Или другим полицейским, которые боятся шефа?

Но в один прекрасный день ситуация изменилась. Федеральным агентам удалось перекрыть импорт наркотиков в страну, отчего братство сильно пострадало. Но на помощь пришла Куба. Шайку переманили на свою сторону русские, которые нашли способ вредить своему идеологическому противнику. Таким образом, Куба стала перевалочным пунктом для доставки наркотиков из Китая в США. Сейчас на холме гостит якобы чистый бизнесмен, владелец авиалиний во Флориде. Связь ясна? — Я усмехнулся. — Среди гостей дома на холме есть кое-кто и покруче. Атташе из Союза. Только он осведомлен о том, куда и когда привезут крупную партию. Потом состоится встреча важных лиц, которые выйдут из тени, чтобы вступить в конклав и обсудить местную политику...

Я говорил слишком долго, и это чертовски меня измотало.

— Где Дари? — спросил я.

Доктор медлил с ответом, и я схватил его за руку. Когда он наконец поднял на меня глаза, его лицо заметно побледнело.

— Она отправилась... на холм... за Рут.

Мои пальцы крепко сжали его руку, и Мак-Кивер вздрогнул.

— Я дал Рут кое-какие средства и уговорил ее лечь в постель. Но это не помогло. Она встала среди ночи и ушла. На следующее утро ушла и Дари.

— То есть как это — на следующее утро?

— Ты принял слишком большую дозу, сынок. Она ушла вчера. И все это время ты проспал.

Меня словно током ударило.

Я встал, надел куртку. Огляделся.

— Они рыщут по всему городу, — сказал доктор. — Ищут тебя.

— Очень хорошо, — ответил я. — Где Санни Гомез?

— На кухне.

По выражению лица Санни я понял, что он слышал все, о чем мы говорили.

— Ты знаешь, как добраться до реки в объезд города? — спросил я.

Санни сильно изменился за эти дни. Он казался старше, взрослее.

— Есть один путь. Мы можем воспользоваться старой грунтовой дорогой, по которой раньше к озеру ездили на лошадях.

На прощание я улыбнулся доктору и вручил ему карточку.

10
{"b":"25548","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последние Девушки
Поющая для дракона. Между двух огней
Проклятый. Hexed
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Левиафан
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Не надо думать, надо кушать!
Письма на чердак
Кто украл любовь?