ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я без труда нашел на полу капсулу, раскрыл и, убедившись, что микрофильм на месте, спрятал ее в карман. Снаружи раздался вой сирены, и я бросился к двери. Мне надо было уйти во что бы то ни стало, иначе они наверняка меня задержат, а главный убийца все еще на свободе. Я закрыл за собой дверь и поднялся по лестнице, в это время мне на голову посыпалась штукатурка, и я услышал стук двери внизу. Ловушка, деваться мне было некуда, к подъезду с сиреной подъехала патрульная машина. Я вытащил капсулу из кармана, сунул ее за отворот брюк и стал ждать.

* * *

Ньюболдер со Шмидтом отказывались мне верить. Пять трупов в комнате и я один живой и с оружием — для них все это служило неопровержимым доказательством моей причастности. Они уже собирались вдоволь надо мной поиздеваться, но в их схему явно не укладывался мой демарш с упаковками героина. Когда я задал Ньюболдеру вопрос, кто, по его мнению, послал ему эту посылочку, он остановил Шмидта, которому не терпелось упрятать меня в патрульную машину.

— Ну-ка, Ирландец, расскажи нам еще что-нибудь.

— Ну уж нет. Сейчас мне некогда. Свяжитесь-ка лучше по вашим каналам вот с этим номером. — Я протянул им телефон Шаффера. — У вас в офисе знают, кто это. Если вы сегодня меня задержите, завтра будет страшный скандал.

Шмидт снова схватил меня за локоть.

— Пусть сам звонит из участка.

— Да нет, обожди, — осадил его Ньюболдер. — Здесь все не так просто, и, на мой взгляд, лучше сразу все прояснить. Ты его пока подержи. — Глядя на карточку с номером Шаффера, он вышел на улицу и сквозь толпу зевак направился к своей машине.

Через пять минут он вернулся; лицо его было озабоченным и немного удивленным, он качал головой.

— Черт возьми, Райен, как это у тебя все получается? Не понимаю, как ты можешь один такое устроить?

— Что такое? — всполошился Шмидт.

— Потом объясню. А сейчас отпусти его.

— Ты что, спятил?

— Нет. И советую тебе держаться от него подальше. О'кей, Райен, вали отсюда. Завтра мы потребуем полный рапорт. Я лично этим займусь. И заставлю Бюро представить все документы до единого, чтобы мотивировать их действия. Я хочу знать это дело с первой до последней страницы и иметь возможность перечитать его, если что-то мне покажется неясным. А сейчас дуй отсюда, пока я не передумал, и желаю, чтоб тебя скорей пристрелили. — С этими словами он протянул мне мой пистолет, одарил неприязненным взглядом и дал спокойно уйти.

Оказавшись на улице, я первым делом вынул капсулу из-за обшлага брюк и положил ее обратно в карман.

* * *

Я не стал ждать лифта. Поднялся сам по лестнице и чуть не бегом помчался по коридору. Но перед дверью остановился. Дверь была чуть-чуть приоткрыта, и, распахнув ее, в ярком свете лампы я увидел весь интерьер:

Стол, стул, кровать.

Карин Синклер не было.

Я медленно вошел, посмотрел на открытое окно и пожарную лестницу и выключил свет. Ветер изменил направление, и теперь дождь хлестал прямо на подоконник и в комнату. Я выглянул в окно и тут в темноте впервые выругался. У них было время, и они знали эту комнату. Я отсутствовал долго, дал им возможность увезти ее, и нет никакого способа узнать куда.

Я буквально упал на постель, обхватил лицо руками и стал напряженно думать. Так или иначе, но я наследил, и они меня здесь нашли. Но как? Черт побери, как мог я так опростоволоситься? Ведь не новичок же, в самом деле. Но все же допустил ошибку. Достаточно всего одной. Теперь все пропало.

Сколько я так сидел, не знаю. Пол около меня и кровать промокли. С моих ног и ботинок текла вода. Вдруг зазвонил телефон. Машинально я поднял трубку.

— Алло. — Мой голос показался мне совершенно чужим.

— Добрый вечер, — сказали на другом конце провода. Голос был грубый, с экзотическим акцентом, интригующей интонацией он провоцировал меня на дальнейшие расспросы, будто бы собирался рассказать смешную шутку.

— Манос Деккер, — угадал я.

— Тебя оказалось не так просто убить, — добродушно проговорил голос. Я молчал, не доверяя вполне своей выдержке. — Так вот: у тебя есть кое-что, что нужно мне, а у меня есть кое-что, что нужно тебе. Идеальная ситуация для обмена.

Я собрался ответить, и в это мгновение какое-то звяканье и обрывок слова на секунду прервали связь, но тут же все наладилось.

— Я привезу. Куда?

Выбора у меня не было совсем. Думать было не о чем.

— Ну вот и хорошо. Это мы устроим.

— Но я должен с ней поговорить. Я не хочу меняться на мертвое тело.

Я знал, что она жива. А он знал, что я буду стоять на своем. Он кого-то позвал, говоря в сторону, снова связь на какое-то мгновение прервалась, и я услышал знакомый голос:

— Ирландец, не соглашайся.

Манос Деккер тихонько рассмеялся:

— Ну конечно же он согласится. Он настоящий честный американец. Такой же, как все. Очень чувствительный.

— Ладно, Деккер, давай договариваться.

— Хорошо. — Он снова рассмеялся. — Я тебе минут через пять перезвоню и тогда скажу, что именно ты должен сделать. И очень советую обойтись без постороннего вмешательства. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю.

— Понимаю, — заверил я холодно, по коже уже бегали от страха мурашки. Он первым разъединил связь, я медленно повесил трубку.

Нет, зацепка есть. Я это чувствую. Если за нее ухвачусь, у меня появится шанс. Я снова стал перебирать в уме шаг за шагом все детали этой истории с того момента, как я впервые увидел Карин, и до нынешней минуты.

Не сразу, но я ее нашел.

Итак, теперь я знаю, где она, и я должен свой шанс использовать.

Проверив пистолет, я пошел к лифту и спустился в вестибюль. Педераст у коммутатора сидел ко мне спиной и говорил в трубку. Я быстро подошел к нему и ткнул ему дуло в спину. Он напрягся и обернулся. При виде меня лицо его посерело, губы задрожали.

— Ах ты, коммуняка паршивый, — приветствовал я его — Будьте любезны... — И он беспомощно поднял руки.

— Как они тебя нашли? Половое влечение, что ли? Или почувствовали твою ненависть ко всему на свете?

— Я... Я не...

— Заткнись. Я видел твою физиономию на фото из досье ФБР, ты там снят среди коммунистов. Снимали давно, и ты не очень похож, сейчас ты вот как накрасился — не узнаешь, но все-таки сходство осталось. И ты сам мне помог. Когда я говорил с Деккером, ты так перепугался, что дважды нас чуть не разъединил. Ты услышал, как Ленни Эймс называл меня по имени, и как прилежный стукач тут же донес куда следует. Они тебе объяснили, кто я таков, и ты стал следить. Увидел, как я привел сюда девушку, и тут же стукнул, им и не составило особого труда устроить все остальное. Ловко, ловко ты все провернул.

И я одарил его своей лучшей улыбкой, показал все зубы. Потом дал ему заглянуть в дуло пистолета и добавил:

— Она ведь здесь, в отеле, дружище. Небось в твоей комнате. Правда?

Его взгляд подтвердил, что я не ошибся. Я сунул руку ему в карман и достал ключ. 309-й номер.

— Пошли, — приказал я.

Теперь я не спешил. Теперь это будет несложно, ведь мой ход первый. Мы вышли из лифта, спокойно и чинно прошли по коридору, его коленки дрожали от страха. Он оказался ничуть не лучше, чем я ожидал, и он за это поплатится. Готов был биться об заклад, что это не первая операция с его участием. Если его как следует расколоть, получится солидная папка с дюжиной интересных имен. В Вашингтоне многие государственные служащие водятся с подобными накрашенными слюнтяями и невольно попадают под шантаж Советов.

Когда мы подошли к его комнате, я вставил ключ, не спуская дула пистолета со спины педераста и приказав ему молчать. Повернул ключ, услышал, что замок открылся, и понадеялся, что цепочка не накинута. Нажав на ручку, я широко распахнул дверь и впихнул парня внутрь.

У моего противника была прекрасная реакция. В мгновение ока он вскинул пистолет и первым же выстрелом прострелил ночному портье грудь. Я же воспользовался этой секундой. Манос Деккер понял, что это трюк, что он ошибся, и решил поскорее исправить ошибку, повернув пистолет к кровати, но прежде чем он спустил курок, выстрел 45-го калибра выбил у него оружие, превратив кисть в кровавое месиво. Он растерянно уставился на то, что было когда-то ладонью и пальцами. Фанатик, сдвинувшийся на политике, крупная фигура в крупной и грязной игре. Посмотрев на меня, он понял, что сейчас произойдет, и попытался было открыть рот, чтобы закричать или попросить, — точно не скажу. Я, не медля ни секунды, выстрелил в эту темную дыру на лице. Он закинул голову, кровь и мозги разбрызгались по стене.

17
{"b":"25549","o":1}