ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я... не...

— Кто еще? Черт бы тебя побрал, говори быстрее!

— Марио... он тоже...

— А легавые?

— Не... Они... отвязались. Хаймигусь... он кулаком паровоз разобьет. Еще Бэбкок и... Грек... они... Джерси. Они...

Он потерял сознание. Я подождал пять минут, он пришел в себя. Он рыгнул, и его вырвало. Стэш, все еще в истерике, трясся с головы до ног.

— Что еще, Стэн? — спросил я.

Он помотал головой.

Я понял, что больше никого нет. Я приказал Стэшу выйти из машины и вытащить брата. Там они и остались стоять, как перепуганные животные.

— Если я еще раз кого-нибудь из вас увижу, живым ни одному не уйти. Но не думаю, чтобы мне пришлось беспокоиться: скорее всего, с вами разделаются, как с теми из Элизабет. Прощайте.

Стэн широко раскрыл глаза:

— Как... а врача?.. Ты не...

— Вам правильно сказали, я крутой парень.

— Райен... Райен... Я завел машину.

— Врач уже не понадобится, — бросил я напоследок.

Я поехал обратно через туннель и остановился на перекрестке. Аккуратно протерев руль, ручки и все, чего касался, вылез и бросил машину. Найдя поблизости телефонный автомат, набрал знакомый номер.

— Начальник?

— Райен...

— Я, начальник. Слушай, где мы могли бы встретиться?

— Это ни к чему.

— Друг мой, если встреча не состоится, я буду бить во все колокола.

Он молчал. Не похоже было, чтобы он прикрыл трубку, чтобы с кем-то поговорить. Он просто думал.

— Хорошо, мы с тобой встретимся.

— Не мы, а ты лично, приятель.

— Где?

— “Неаполитанское кафе”. Это на...

— Знаю.

— Вот и хорошо. Пусть команда сшивается где-нибудь поблизости, но говорить я буду с тобой одним... Торопись.

Он повесил трубку, не ответив. До “Неаполитанского” я добрался на такси и занял позицию напротив входа. Через десять минут подъехало другое такси, и из него вылез человек. Он зашел внутрь, и, когда я удостоверился, что больше поблизости никого нет, я перешел улицу и тоже вошел. Он сидел за столиком, перед ним стояла чашечка кофе.

— Так ведь намного приятнее, чем тогда, правда?

Он строго посмотрел на меня:

— Ну, Райен, рассказывай.

Не знаю почему, но у меня не было настроения задираться. Я потер лицо руками и устало облокотился на стол.

— Убили Арта Шея, — сказал я. Он кивнул:

— Мы знаем. Полиция подозревает тебя.

— Кто его нашел?

— Мальчик этажом выше. Он брал его пишущую машинку. Что-то там пописывал для заработка. Он ни при чем.

— Я тоже. Нет алиби, нет доказательств. Только мое слово.

Он смерил меня взглядом:

— Том-испанец нашелся.

— Мертвый.

— И ты там был. Мы не стали заводить дела.

— Я его видел — сразу, как только это случилось.

Он насторожился:

— А что ты о нем знал?

— Ничего. Но скоро надеюсь узнать.

— Каким образом?

— Я догадываюсь, куда вечером явится его напарник.

— Не хочешь со мной поделиться?

— Нет, начальник. Мне бы хотелось довести это дело до конца самостоятельно.

— Хорошо, тогда к чему эта встреча?

Я откинулся на спинку стула и глубоко вздохнул:

— Мне не хватает нескольких ответов. Прямых и по существу. Мне кажется, что я уже коснулся чего-то и разгадка близка. Мне это дело с самого начала не понравилось, но раз уж я в него ввязался, то хотел бы выбраться живым, а у вас свои цели, и вы все время меня проверяете.

Он сделал жест рукой:

— Ну, продолжай.

— Вы меня наняли просто по наводке или потому, что я был на подозрении?

Пару секунд он смотрел мне в лицо и раздумывал. Потом решился:

— И то, и то. Отчасти. Ты был под подозрением, потому что о тебе говорил Биллингз. Нам пришлось хвататься за тебя как за соломинку.

— Но почему?

— Ты сам знаешь почему. То, с чем был связан Биллингз, тянулось в Европу. Преступный мир двух континентов бряцал оружием. Мы знали, что что-то происходит, но не понимали, почему, где и каким образом.

— Ну а сейчас далеко ли вы продвинулись?

Он холодно улыбнулся:

— С нашей стороны есть определенный прогресс.

В ответ на это я улыбнулся так же холодно. Раз уж ему от меня что-то надо, то мог бы и не выпендриваться. Он понял:

— Мы кое-что узнали о Томе-испанце и о Лиасе. И догадываемся, что произошло с ними.

Я решил рискнуть:

— Они подслушали нечто не предназначавшееся для их ушей.

Начальник бросил в мою сторону быстрый взгляд. Затем он кивнул и продолжал:

— Сторож в доке вспомнил, что они выпивали за кучей какого-то хлама. Это случалось часто, и он считал, что проще дать им проспаться, чем выгонять их оттуда. А потом он про них и вовсе забыл. Его отвлек чей-то крик из воды, и примерно час он вытаскивал какую-то красотку, которая всячески сопротивлялась. Мы решили, что это был отвлекающий маневр, чтобы за это время подбросить что-то на “Гастри”. И скорее всего, Эскаланте или Лиас что-то увидели или услышали, приняли это за обычную контрабанду и решили, что им представился хороший случай легко подзаработать.

— А есть у вас какие-нибудь доказательства? — спросил я.

— В это время в Испании таможня совместно с Интерполом усилили контроль за экспортом. Было перекрыто четыре крупных канала контрабанды. А в таких случаях обычно начинают действовать какие-то суперсекретные каналы, поскольку товар должен идти. И очевидно, это был один из таких каналов. Что бы это ни было, оно не могло оставаться в Лиссабоне надолго без риска быть обнаруженным и было отправлено на “Гастри”.

— А кто из команды был с этим связан?

— Никто. Такое решение не было случайным. Обычно такие вещи организовываются заранее. Совершенно очевидно, что “Гастри” давно уже был предназначен для этой операции, и на борту никто не мог об этом знать. Просто в другом порту другие люди должны были взять груз из определенного места. Так работают высокопрофессиональные группы. Это, должно быть, очень крупное дело, и управляют им достаточно высокопоставленные люди. Мы проверили каждого на “Гастри”, ни одной подозрительной личности. Совершенно ясно, что Лиас с Эскаланте влипли в это совершенно случайно. Придет время, мы заберем “Гастри” на ремонт и выясним технику этой операции.

— Таким образом мы выходим на Биллингза.

Начальник посмотрел на меня с искренним изумлением:

— И ты знаешь каким образом?

— Думаю, что знаю.

— А мне скажешь?

— Пожалуй.

В моем мозгу вырисовывалась все более четкая картина.

— Очевидно, по случайной ассоциации они вышли на Хуана Гонзалеса, — предположил я. — Сказали, что у них есть товар, и просили найти покупателя. И Хуан, насколько я понимаю, пожадничал. Он сразу понял, что ему представляется случай купить за бесценок и продать за хорошие деньги. Может, они сами назначили высокую цену. Но как бы то ни было, Хуан знал человека, готового выложить бабки. У Биллингза лежали наготове десять штук. По его просьбе покупка была совершена. А может, они купили на партнерских началах, а потом Биллингз убил Гонзалеса, чтобы получить обе доли. Хуан был страшно запуган перед смертью. Очевидно, он догадывался, какая судьба его ждет. Но и Биллингз тоже боялся. Ведь те, кому товар предназначался, его не получили и должны были начать искать. Уйти от них было бы нелегко. Они его настигли. И он, по старой памяти, передал эстафету мне.

— Но кто “они”? Ирландец, ты знаешь, кто такой Лодо?

— Арт погиб именно потому, что должен был вот-вот об этом узнать. Лодо — кличка руководителя мафии Восточного побережья.

Он молчал. Можно было подумать, что ему совсем неинтересно.

— Это важно? — спросил я.

— Возможно. Дело в том, что мафия иногда выступает как собирательный термин. У нас есть нити во многие мафиозные гнезда, но об этом мы еще не слышали.

— В жизни часто сталкиваешься с неожиданностями, — заметил я. — Ну... удалось ли мне сообщить вам что-нибудь новенькое?

— Да. Мы теперь изменим план операции. — Он немного помолчал, глядя на меня и теребя пальцами подбородок. — Но кое-что ты все-таки утаил.

13
{"b":"25550","o":1}