ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Неплохо, — прокомментировал он.

Мы спрятали, оружие и направились к лифту.

— Пуля с тобой? — спросил Пат. — Давай сравним с остальными.

— Пошли.

В лифте он внимательно рассматривал пулю, но пуля, которая попадет в стену, деформируется больше, чем пуля, извлеченная из тела человека, и судить по внешнему виду, из одного ли они оружия выпущены, никак нельзя.

В лаборатории баллистических исследований Пат вставил пулю в специальный аппарат и зажег свет. Я погасил общий свет. На экране появилось увеличенное изображение двух пуль — одна была выпущена из оружия убийцы, а другая — из пистолета Калека.

Пат поворачивал изображение во все стороны, пытаясь найти схожие черты. Ему показалось, что нашел, но когда он наложил одно изображение на другое, то следы от нарезки ствола, как оказалось, не совпадают. В конце концов он бросил это занятие и зажег свет.

— Ничего не поделаешь, Майк, — сказал он. — Эти пули выпущены из разного оружия, если, конечно. Калек, совершив убийство Джека и других, не сменил пистолет.

— Возможно, но маловероятно. Совершив убийство одним оружием, его редко кто меняет. — Пат согласился со мной и нажал на кнопку. Он передал пулю одному из своих людей, приказал сфотографировать ее и поместить в картотеку.

Затем мы уселись в уголке и я рассказал ему детали нападения на меня, едва не стоившего мне жизни. Также я высказал свое мнение по поводу убийства Кингса. Пат никак не комментировал мой рассказ. Он принадлежал к тому типу неразговорчивых полицейских, которые регистрируют в своем мозгу все факты и ждут, пока эти факты не созреют окончательно. Я всегда поражался, обнаруживая подобных людей в рядах полиции. В их распоряжении находится прекрасное оборудование, они имеют контакты во всех сферах и, несмотря на ругательства в их адрес, периодически отпускаемые прессой, они умеют отлично все это использовать. В полиции, как и везде, есть много людей вроде Пата, которых подкупить невозможно. Может быть, и я был бы одним из таких, если бы не обязанность полицейских подчиняться определенным принципам и правилам.

Едва я закончил свой рассказ, как Пат потянулся и сказал:

— К сожалению, мне нечего добавить, Майк. Я хотел бы помочь тебе, в свою очередь, потому что ты прекрасно поработал и дал мне ряд фактов. А теперь изложи мне свое мнение. Кто, на твой взгляд, убийца?

— Если бы это было мне известно, на руках у тебя оказалось бы еще одно убийство, совершенное в порядке самозащиты, — ухмыльнулся я. — Я начинаю думать, не следует ли нам поискать вне ряда наших первоначальных подозреваемых, которые и так находятся на верном пути к истреблению, не считая, естественно, Калека. Хотя бы из-за его пристального внимания к моей персоне. Может быть, это он? Может быть, у него были причины сделать это, а может, у кого другого, более влиятельного в их организации человека, который заправляет всеми делами? Джек мог его обнаружить... Может быть, за убийством Халла Кингса скрывается месть женщины, которая оказалась более проницательной, чем его прежние жертвы, и вовремя поняла его намерения? Это может быть так же и местью отца, брата, возлюбленного, Халл испортил столько жизней и наверняка совершил не одну ошибку.

— Я думал о том же, Майк. А теперь, — он поднялся, — пошли со мной, я покажу тебе одну твою старую приятельницу.

Одну мою старую приятельницу? Заинтригованный, я начал задавать Пату вопросы, но он не отвечал, так что мне пришлось замолчать.

Мы пришли в небольшую комнатку, где два детектива допрашивали женщину, не получая никаких ответов на свои вопросы.

Она сидела спиной к двери и я смог узнать ее, лишь оказавшись лицом к лицу с ней.

Приятельница... Мысленно я послал Пата ко всем чертям. Этой моей старой “приятельницей” оказалась хозяйка дома терпимости, ускользнувшая у нас между пальцев в предыдущую ночь.

— Где вы ее нашли? — спросил я.

— Около четырех утра она блуждала по улице и полицейский задержал ее, поскольку у нее не было документов.

Я повернулся к ней. Она явно устала от долгого допроса, но все равно сидела в вызывающей позе, скрестив на груди руки, хотя по дрожи в пальцах было видно, что она близка к истерике.

— Вы меня помните? — спросил я.

Она повернула взгляд в мою сторону и проговорила:

— Да, я вас знаю.

— Как вам удалось выбраться из здания во время облавы?

— Отстаньте от меня.

Пат взял стул и сел напротив женщины.

— Если вы отказываетесь отвечать, — спокойно произнес он, — мы предъявим вам обвинение в убийстве, так что вам потребуется хороший адвокат.

Руки у нее опустились и она облизала сухие губы. На этот раз удар достиг цели. Но потом страх исчез и она рассмеялась.

— Вы тоже оставьте меня в покое. Я никого не убивала.

— Возможно, — согласился Пат. — Но убийца покинул здание тем же путем, что и вы. Поэтому мы можем предположить, что вы помогли ему бежать, а, как вам известно, соучастие тоже наказывается.

— Вы, глупец! — завопила она.

Все ее достоинство и респектабельность исчезли как по мановению волшебной палочки. На бледном лице стали видны крупные поры. Она конвульсивно сглотнула слюну.

— Я ушла одна, — заявила она.

— Но это не правда.

Она вся затряслась и сказала:

— Я вам говорю, что ушла одна. Я была около двери, когда появилась полиция. Я поняла, зачем она прибыла, и скрылась через тайный выход.

— Где он? — поинтересовался я.

— Под лестницей. Кнопка приводит в действие механизм скрытой двери в деревянной перегородке.

Я стал припоминать детали зала ожидания.

— Если вы бежали к лестнице, убийца мог одновременно с вами спуститься по лестнице. Кто он?

— Я никого не видела. Я говорю вам, что никого не видела. Почему вы не оставите меня в покое... Она спрятала лицо в ладонях.

— Уведите ее, — приказал Пат. Потом он повернулся ко мне:

— Что ты об этом думаешь?

— Ее объяснения достаточно правдоподобны. Она увидела нас и скрылась. Но убийце просто повезло. Мы вошли примерно через пару минут после выстрела. Комната звуконепроницаема и выстрелов никто не слышал. Убийца намеревался смешаться с толпой и исчезнуть после окончания представления, когда у двери никого не будет. Спускаясь со второго этажа, он заметил наше появление и увидел, как хозяйка манипулирует с потайной дверью. Он сразу же переменил план, позволил этой ведьме скрыться и последовал за ней. Мы сразу же поднялись наверх, другие занимались клиентами, лестница осталась без присмотра и убийца ушел, прежде чем все здание было блокировано. Мы очень спешили и у нас не было времени организовать кордон заранее.

Мою гипотезу мы проверили на месте.

Хозяйка не соврала. В середине цветка, вырезанного из дерева, мы обнаружили кнопку. Она приводила в действие электромотор, который через хитрую систему передач открывал дверцу. Все это было сделано довольно грубо и, по-видимому, было установлено после того, как здание превратилось в дом терпимости.

Потайной ход был длиной всего лишь три метра, затем сворачивал налево и приводил к двери, которую, когда она была закрыта, нельзя было отличить от стены. Находилась она в подвале соседнего дома (несомненно, жители этого дома не знали о существовании подобной двери).

Из подвала можно было выйти во двор и далее на улицу. На все это требовалось не очень много времени. Мы тщательнейшим образом осмотрели каждый сантиметр потайного хода. В спешке человек мог оставить за собой следы. Но нам не удалось ничего найти и полные разочарования мы вернулись обратно.

— Ну что ж, мне кажется, расчет был верен, — сказал Пат, закуривая, — но это нас никуда не привело.

— Нашел ты что-нибудь относительно прошлого Халла Кингса?

Еще не закончив вопроса, я заметил насмешливый огонек, мелькнувший в глазах Пата.

— Уже к этому моменту у нас есть сведения из двадцати семи колледжей, — ответил Пат. — Кинге никогда не проводил больше семестра в одном колледже, исключая последний. Чаще он даже ограничивался одним месяцем. Как только он покидал колледж, одна или несколько девушек, в зависимости от длительности его пребывания, тоже исчезали. Несколько человек целый день сидят на телефонах и еще не закончили работы.

20
{"b":"25551","o":1}