ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я заглянул в ствол, но он был чист. Явно в последнее время пистолет не был в употреблении.

В ящиках обоих комодов тоже было пусто. Я нашел лишь альбом с фотографиями, принадлежащий Калеку. В этом альбоме были собраны снимки, показывающие его увлечение всеми университетскими видами спорта и кое-чем еще. Кроме этого, было еще много моментальных снимков женщин разных лет. Некоторые из них были ничего, но это смотря на чей вкус. Многим ведь нравятся высокие и худые. Что касается меня, мне никогда не нравились женщины, похожие на мальчишек.

На нескольких снимках были вместе Кинге и Калек. На рыбалке, в кемпинге с палаткой, перед витриной магазина...

Вдруг я замер, как пес, сделавший стойку. На этой фотографии Халл ни единой черточкой не напоминал студента, а был похож на бизнесмена. Но все же не это привлекло мое внимание. За ним была витрина, где можно было различить лист фанеры, на которых обычно приклеиваются вырезки из последних новостей. На одной из фотографий на этой фанере можно было различить катастрофу “Морокастеля”. Но эта катастрофа произошла восемь лет назад, а Халл Кинге на этой фотографии выглядел гораздо старше, чем сейчас. Времени подумать над этим у меня не было, так как послышался шум останавливающегося на этаже лифта. Я подошел к двери и открыл ее в тот момент, когда Джордж Калек приготовился открыть ее своим ключом.

— Входите, Джордж, — любезно улыбаясь, сказал я. Он скорее был удивлен, чем испуган. Действительно ли он думал, что в него стрелял я? За его спиной Халл Кинге приготовился к бегству. К Джорджу вернулось хладнокровие.

— Незаконное вторжение, — заявил он, поколебавшись. — На этот раз...

— Заткнитесь и входите. Ваши слова становятся излишне однообразными. Если бы вы больше сидели дома, вашим посетителям не пришлось бы поджидать вас здесь.

Они прошли в спальню друг за другом. Калек быстро выскочил оттуда, покраснев от гнева. Но я не дал ему возможности обвинить меня еще в одном преступлении.

— Зачем вам эта артиллерия? — спросил я.

— Для таких, как вы, — пролаял он. — Для тех, кто пытается убить меня через окно. У меня есть разрешение.

— Я ничего не имею против, но я бы советовал обращаться с ним поосторожнее.

— Не волнуйтесь. Я предупрежу вас заранее. А теперь я хотел бы знать, что вы здесь делаете?

— Мне хотелось бы услышать, как в вас стреляли и промахнулись. Вы обвинили меня в покушении на вашу жизнь, а мне это не нравится.

Прежде чем ответить, Джордж закурил сигару.

— Вижу, у вас есть в полиции свои люди, — произнес он наконец, — так что спросите их.

— Мне нравится получать сведения из первоисточника, — оборвал я его. — И если вы умный человек, то не будете напрасно терять время. Пуля, которой был убит Вильяме, и та, что не попала в вас, были выпущены из одного пистолета. Мне нужен убийца, и вы это знаете. Кроме того, если в вас не попали в первый раз, то нет гарантий, что второй раз тоже промахнутся. В самом деле, черт возьми, вы же понимаете, в чем состоят ваши интересы.

Калек вытащил изо рта сигару. Лицо его съежилось от страха, а взгляд странно забегал. Он пытался скрыть это, но ему плохо удавалось. От нервного тика задергались уголки губ.

— Не думаю, что смогу вам помочь. Я сидел возле окна. Пуля разбила стекло и врезалась в спинку стула. Я бросился на пол и дополз до стены.

— Зачем?

— Зачем!? Наверное, чтобы спасти свою шкуру. Зачем же мне нужно было оставаться сидеть под прицелом?

Я старался не замечать его неприязненного взгляда и тона.

— Вы не бывали в переделках, Джордж. Почему все-таки в вас стреляли?

Он нервно стер со лба пот.

— Откуда мне знать. Если занимаешься делами, всегда найдутся недоброжелатели.

— Вы хорошо сказали, Джордж. Но этот недоброжелатель убил и Джека Вильямса. Почему вы оказались с ним в одном списке?

Теперь его затрясло и он даже не пытался скрыть свой ужас.

— Я не знаю. Я действительно не знаю, — проблеял он. — Я все время об этом думаю и не могу прийти ни к какому выводу.

Поэтому я и переехал. В моем доме кто угодно может меня накрыть. Здесь по крайней мере я не один. Я наклонился вперед.

— Подумайте еще. Существует какая-то связь между вами и Джеком. В чем она заключается? Что может быть у вас общего? Если вы сможете ответить на эти вопросы, мы поймаем преступника... Может, треснуть вас об стену, чтобы вы лучше соображали?

Он принялся ходить по комнате. Сейчас он не выглядел моложе своих лет. То обстоятельство, что убийца внес его в свой список уничтожения, подействовало на него так, что он обезумел от страха.

— Я не знаю, — простонал он наконец. — И не понимаю. Я знал Джека не очень хорошо и не так уж долго. Халл знает его лучше. Меня представила ему мисс Маннинг. Если бы я что-нибудь знал, я бы рассказал. Уж не думаете ли вы, что мне хочется, чтобы меня убили?

Эти слова напомнили мне еще об одном аспекте дела, который я до сих пор игнорировал.

Халл Кинге сидел, наклонившись вперед, в кресле около камина. Он сидел и курил. Для спортсмена это было элементарнейшим нарушением режима. Я думал о фотографии восьмилетней давности, на которой этот парнишка выглядел зрелым мужчиной. Может быть, эта фотография была сделана перед витриной магазина, не работающего уже много лет?

— О'кей, — сказал я. — Халл, расскажите теперь вы все, что знаете.

Он повернулся и я заметил совершенный профиль греческого божества.

— Мне нечего добавить, — произнес он.

— Как вы познакомились с мисс Маннинг? Где вы ее встретили?

— А... В школе во время конференции по практической психологии. В конце встречи она пригласила нескольких студентов посетить ее клинику в Нью-Йорке. Я был одним из них. С этого времени она мною и заинтересовалась, помогала мне в учебе...

Я видел лишь одну возможную причину, по которой Шарлотта могла им заинтересоваться. И чуть не задохнулся от бешенства, но разве не правдоподобно, что она могла заинтересоваться и с профессиональной точки зрения? В конце концов, такая женщина, как Шарлотта, может выбирать себе мужчин, которые нравятся ей.

Я продолжал:

— А Джек? Как вы познакомились с ним?

— Чуть позже. Мисс Маннинг представила нас и мы ужинали вместе с ним и Мирной. Потом я как-то оказался замешанным в драке после последнего большого матча. Вы понимаете, весь режим к черту, и мы разгромили все кафе. Джек был знаком с владельцем и тот не подал на нас жалобу, удовлетворившись возмещением убытков. Еще мы встречались, когда я изучал аспекты, психологические разумеется, маниакального стремления к самоубийству. Он провел меня в кое-какие места, куда мне одному было не попасть. Довольно быстро мы стали хорошими друзьями.

Рассказ Кингса не содержал ничего интересного. Джек, как и я, принадлежал к болтунам. Наша с ним дружба крепла в повседневных делах. В армии мы не говорили о другом. Разумеется, он вспоминал своих многочисленных друзей. Я хорошо знал Мирну. Мне приходилось по делам встречаться и с Калеком. Что касается близнецов Беллеми, я часто видел их фотографии в газетах, но лично встречался с ними всего один раз. Здесь мне явно было нечего делать. Я взял шляпу и вышел. Ни тот, ни другой и не подумали сказать мне “до свидания”, и я выразил свое неудовольствие их невежливостью, хлопнув изо всех сил входной дверью.

На лестнице я подумал о пистолете, что был у Джорджа. Где, интересно, он его достал? По словам Пата, ни у кого из подозреваемых не было огнестрельного оружия. А у Джорджа пистолет! Да еще и разрешение! Во всяком случае, он это утверждает... Если в ближайшее время обнаружат еще один труп с пулей сорок пятого калибра, я хоть буду знать откуда начинать поиски.

Близнецы Беллеми жили на пятом этаже. Их квартира была расположена точно так же, как и квартира Джорджа. Я позвонил. Дверь приоткрылась. Я услышал звук одетой цепочки и увидел в полутьме женское лицо.

— В чем дело? — спросила она.

— Мисс Беллеми? Она кивнула.

— Я Майк Хаммер, частный детектив. Мне нужно поговорить с вами по поводу убийства Джека Вильямса. Не могли бы вы...

7
{"b":"25551","o":1}