ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он мертв?

– Нет. Хотя, может быть, и умрет, если будет выступать.

– Ты не должен был... так поступать с ним.

– Нет? Хочу тебе кое-что объяснить, милая. Пришлось! Мне не нравится, когда меня намереваются убивать... вообще-то я не поклонник убийств, но давно выяснил, что неплохая идея – вбить человеку в голову, что его ждет, если он будет играть не по правилам. В следующий раз, если этот подонок коснется меня, я убью его на месте. Подобные типы считают, что если они вымахали в росте, то им все дозволено. Ну, так теперь, стоит ему взглянуть на себя в зеркало или попробовать насвистывать мелодию, он поймет, что значит быть по-настоящему крутым.

Она не успела ответить, как мальчишка подскочил на месте и замер, прислушиваясь. Он побежал к дороге, взглянул вниз по склону и растерянный вернулся обратно.

– Твой папаша с ребятами, Кэрри. Они идут сюда!

– Как далеко они отсюда? – спросил я.

– Через десять минут будут здесь!

– Митч... – Она была бледной и осунувшейся. – Уходи.

– Без тебя и с места не сдвинусь. Черт побери, стоит им увидеть...

– Нет. Только он... – она посмотрела на Билли, распростертого на траве, – мог ударить меня. Теперь не сможет.

– Послушай...

– Я остаюсь, Митч. Попробую задержать их, но они все равно пойдут за тобой по следу – и куда быстрее, чем ты думаешь. Клемсон тебя выследит. Иди, Митч.

– Передай им от моего имени, что, если они тронут тебя хоть пальцем, им придется позавидовать судьбе Вилли-боя.

Мы оторвались друг от друга. На пару с мальчишкой со всех ног помчались к деревьям; миновав их, выбрались на дорогу и побежали по ней, где и остановились, чтобы Трамбл мог чуть перевести дух.

* * *

Пока погони за нами не было слышно. Требовалось некоторое время, чтобы Билли успел прийти в себя, да и стоило взглянуть на него, чтобы ни у кого из парней не возникло желания очертя голову кинуться вслед за нами. А если Кэролайн решит сбить их со следа, она без особых хлопот сможет направить их в любую сторону.

Я подмигнул Трамблу, и он подмигнул мне в ответ.

– Сколько еще осталось идти, сынок?

Он взглянул на солнце и пожал плечами.

– Добраться бы до Ущелья. Если ничто не помешает, к вечеру будем на месте.

– Ладно, тогда не будем рвать жилы. Времени хватит.

Солнце снова закатилось за горный пик, когда мы добрались к Ущелью. Точнее, к тому, что осталось от него. От кроваво-красных лучей заходящего солнца падало причудливое сплетение теней, скоро сгустятся сумерки. Но пока тот, кто бывал в этих местах прежде, мог увидеть, что произошло.

– Здесь и тряхнуло? – спросил я.

Он утвердительно кивнул.

– Убило старого Хеллера и снесло его участок. Убило и всех других теми штуками.

– Ты сам видел?

– Нет. Только слышал, как рассказывали. Я был тогда совсем маленьким. Хотя потом часто копался тут. Очень часто ходил сюда.

– И ничего не нашел?

Поежившись, он сказал, что нет.

– Кости видел, – помолчав, добавил он. – Один раз. Мы с Макбрудером перепугались и тут же убежали. А когда вернулись, их уже не было. Ни одной. Все съедены. Кто-то выкопал их и съел.

– Кто это мог сделать?

– Кабаны. – Вспомнив их, он снова сжался от страха. – Тут много кабанов. Они все жрут. Даже кости перемалывают.

Я стал пробираться сквозь обломки скал и груды земляных завалов. Света еще хватало, и в последних отблесках солнца я убедился, что они могли быть выброшены только взрывной волной. Закончив осмотр, я вернулся к мальчишке, и мы двинулись под деревья, где и нашли небольшое углубление, в котором можно было неплохо расположиться на ночлег.

Трамбл начал сгребать ногой подстилку из сосновых игл, и я последовал его примеру. Соорудив себе ложе, он остановился и уставился на меня, потому что я не отрываясь смотрел на расчищенный мною участок земли. Он тоже поглядел туда, и у него так перехватило дыхание, что он чуть не задохнулся. Оправившись, он закричал прерывающимся голосом:

– Это от той штуки! У них были такие!.. – Палец, которым он тыкал в предмет, одеревенел от напряжения.

Нагнувшись, я поднял батарейку.

– Вот, значит, что за штука, – сказал я. – Это от счетчика Гейгера. – Осмотревшись по сторонам, я задумчиво кивнул. – Кто-то тут до нас разбил стоянку. Может, как раз те, кто к чертовой матери взорвали Ущелье и перекрыли все выходы отсюда, что и позволило им убивать.

Кэхилл только смотрел вытаращив глаза. Рот у него пересох, и он даже не мог сплюнуть.

– И ты ничего не боишься?

– Вот этого я бы не сказал, – поправил я его.

* * *

Я погладил хвостовое оперение «кастрюли с омарами» и поцеловал ее изуродованный фюзеляж. Машина скользнула по верхушкам деревьев и пострадала меньше, чем можно было бы ожидать. Большая часть живого груза была цела и сейчас ползала по влажной росистой траве; я мог только пожалеть то создание, которое покусится на крупного омара из вод Мэна с зазубренными клешнями.

В первый раз увидев его, мальчишка отскочил, но, когда я объяснил ему, что представляют собой мэнские лобстеры, он почти поверил мне и успокоился. Тем не менее, чтобы окончательно убедить его, пришлось развести костерок и поджарить одного на завтрак.

К полудню я наконец пробрался сквозь обломки в кокпит, где размещалась рация, и выволок ее наружу. И передатчик и приемник были в полном порядке, даже на обшивке не было ни царапины.

Но все мои надежды испарились как дым. Когда я снова полез за аккумуляторами, то убедился, что все они расколоты и в фюзеляже стоит запашок электролита, разъедающего металл.

Бывают ситуации, при которых человеку даже ругательства не помогают, Мне осталось только пнуть ногой бесполезную аппаратуру, удерживаясь от желания зашвырнуть ее куда-нибудь подальше.

– Не годится? – спросил Трамбл.

– Не годится.

Небо над головой зардело пурпурным цветом. В кронах деревьев оживились вечерние птицы, и откуда-то издалека донесся затихающий вой. Жизнь, дремавшая при свете дня, во тьме заявила о себе мягкими шорохами и пересвистыванием.

– Такая есть у Билли Басси в сарае, – сказал Трамбл Кэхилл.

Прошло не меньше минуты, пока до меня дошло.

– Что?

– Однажды я видел, как из нее сыпались искры. Мы там были и подсмотрели в окно. Здорово искрило, и мы убежали.

Я медленно опустился на землю.

– Ты хоть понимаешь, о чем идет речь?

– Ага. Вот о такой штуковине. Я все понял.

– Значит, у него есть такая... в амбаре?

Парнишка ухмыльнулся.

– И еще в том месте, где Харты встретились с Билли. Ты сам там был. Харты торгуют разными вещами. И Билли притащил ее туда.

– Начинаю соображать.

Он вопросительно уставился на меня.

– Забудь.

– Не могу. Все думаю, как ты разделался с Билли. Все изменилось с твоим появлением.

– Что ты имеешь в виду?

– Да ничего особенного. Просто все стало по-другому. И будет меняться.

Я улыбнулся ему.

– Оптимист. Но, черт побери, ты прав. Пришло время все поставить с головы на ноги. – Я бросил беглый взгляд на долину. – Если там в самом деле есть аккумуляторы, я могу быть спокоен. Теперь мне многое стало ясно, и мы сможем прижать к стенке тех сволочей, которые тут все это устроили. Может быть...

– Мистер?

Остановившись, я с трудом перевел дыхание.

– Я не понимаю, о чем вы толкуете, – сказал он.

Возбуждение медленно покинуло меня, и я расслабился, избавившись от спазмы в груди. Отодвинув ящики с аппаратурой, я разлегся на земле рядом с ними.

– Позже я все подробно расскажу тебе, Трамбл. А сейчас давай заткнемся. Завтра мы идем в городок. Именно туда.

Мальчишка уже давно посапывал, а я все лежал без сна. Теперь все прояснилось. Все эти разговоры о «толчке земли», о «штуках» и чужаках, которые всех перебили, невежественными обитателями гор воспринимались как вмешательство сверхъестественных сил – но они-то не видели того, что попалось мне на глаза. А я, черт возьми, прекрасно понял, что поставленные руками человека мины не имели ровно никакого отношения к землетрясению. Столь же доподлинно я убедился, что оползень был вызван отнюдь не природными катаклизмами, не говоря уже о пришельцах и потусторонних силах. Эти штуки вовсе не с неба свалились. Любой, кто бывает по ту сторону гор, скажем тот же Билли Басси, может без труда разжиться ими.

28
{"b":"25553","o":1}