ЛитМир - Электронная Библиотека

Неделю он ел за ее счет и спал на ее диване, прежде чем собрался с духом. И сделал то, что ему никогда в жизни не приходило в голову. Он нашел работу. На первых порах ничего особенного – просто убирать помещение, в котором делали радиодетали. Постепенно он выяснил, что его руки приспособлены не только для того, чтобы держать метлу. Убедился в этом и босс, когда увидел, что Вилли собирает детали вдвое быстрее, чем опытный монтажник. И метла перешла к другому.

И только тогда он сделал Салли предложение. Она оставила работу в универсальном магазине, и они стали вести нормальную семейную жизнь. Самое смешное, что она ему очень нравилась.

Однако копы не оставляли его в покое. Они регулярно, как по часам, навещали его. Стоило ли волноваться из-за привычных дружеских визитов? Но он все время чувствовал их присутствие. В начале месяца неизменно появлялся детектив Коггинс; он приходил, как правило, после ужина, немного болтал, буравя его своими циничными светло-голубыми глазами, и уходил. Такое положение беспокоило Вилли, но он волновался не за себя, а за маленького Билла. Скоро ему идти в школу, а другие ребята... они же не будут давать ему прохода. «Твой старик – жулик... он карманник... нет? А тогда чего же вокруг него все время крутятся полицейские?» Вилли торопливо осушил кружку пива. Пора. Салли ждет его к ужину.

Он был уже в дверях, когда услышал выстрелы. Мимо него промчался черный седан, застав его врасплох; он вздрогнул и на какую-то долю секунды увидел лицо водителя. Черные брови... ухмылка... шрам на щеке. Лицо парня, с которым он познакомился три года назад. Тот тоже заметил его. Мысленно Вилли кинулся бежать, и мчался так, как не бегал никогда в жизни. Но ноги словно приросли к земле. Он шел домой размеренным, полным самоуважения шагом, но ему казалось, что он несется сломя голову.

Ведь три года – совсем небольшой срок.

Едва он вошел, Салли сразу поняла: что-то случилось.

– В чем дело? – спросила она обеспокоенно. Вилли не ответил. – Ты потерял работу?.. – запинаясь, сказала она. Вилли покачал головой.

У нее был такой вид, что Вилли наконец открыл рот.

– Кого-то убили на улице, – объяснил он. – Не знаю кого, но я видел того, кто это сделал.

– Кто-то еще...

– Нет, только я один. И думаю, был единственным, кто...

Он видел, что Салли боится задать следующий вопрос. Наконец она выдавила из себя:

– Тебя тоже заметили?

– Да. Он знает меня.

– Ох, Вилли! – сдавленным от отчаяния голосом воскликнула она.

Оба застыли в молчании, не зная, что говорить и делать. Но думали об одном и том же. Бежать! Поскорее уносить ноги из города. Кого-то убили... А убрать их двоих, чтобы скрыть первое преступление, не так уж и трудно.

– Копы, – начала Салли. – Может, стоит...

– Не хочу рисковать. Они мне не поверят. Что бы я ни сказал, мне не выкрутиться.

И тут кто-то резко пнул дверь. Вскочив, Вилли кинулся к ключу, торчащему в замке. Он опоздал буквально на секунду. Дверь распахнулась, отлетев в сторону. Возникший на пороге тип был жутко огромен. Его туша заполнила весь дверной проем, от косяка до косяка. Он сгреб Вилли за грудки, да так, что тот не мог даже пошевелиться.

– Привет, козявка! – рявкнул он.

Вилли врезал ему. Он вложил в удар всю силу, но громила даже не заметил этого и лишь проворчал:

– Не трепыхайся, а то я сломаю твою тощую шею. – Не оборачиваясь, он бесшумно прикрыл дверь. Салли стояла, оцепенев, прижимая руки ко рту.

Скривив тонкие губы в ухмылке, тип отшвырнул Вилли к столу.

– Никак не ожидал гостей так быстро, а Вилли? Плохо, когда не умеешь пошевеливаться. А вот Марти никогда не теряет времени даром. Особливо с теми остолопами, которые слишком много видят. Но Марти всегда везет. Надо же – единственный, кто был на месте, оказался болваном, который влез не в свое дело. Любой другой уже сидел бы в полиции и излагал всю картину.

Его рука нырнула в карман и извлекла оттуда автоматический пистолет 45-го калибра.

– Я всегда говорил, что Марти – счастливчик.

Громила даже не стал брать Вилли на прицел. Он лишь чуть приподнял ствол, уперев его Вилли в живот. Салли задохнулась от ужаса и попыталась закричать, но звук замер у нее на губах.

Но, опережая ее, Вилли коротко хмыкнул и сказал:

– Из этого пистолета ты меня не пристрелишь, Бастер.

Время застыло и словно не двигалось. Вилли засмеялся.

– Когда ты схватил меня, я вытащил обойму. – Бастер выругался. Он скользнул пальцем по рукоятке и убедился, что она пуста. Вилли был совершенно спокоен. – Не думаю, что ты успеешь загнать патрон в ствол.

Яростно заматерившись, громила сделал шаг вперед и попытался дотянуться до Вилли, но тут Салли запустила в него тяжелой сахарницей, которая врезалась Бастеру в лоб. Он рухнул.

На этот раз Вилли не стал медлить. Сорвав трубку, он позвонил в полицейский участок и попросил позвать к телефону детектива Коггинса. Через три минуты детектив с холодными голубыми глазами был на месте и внимательно выслушал рассказ Билли. Когда Бастер пришел в себя, на нем уже были наручники, в которых его и увели.

– Коггинс... – заговорил Вилли.

– Да?

– Когда дело дойдет до суда... можете рассчитывать на мои свидетельские показания. Им меня больше не запугать.

Детектив улыбнулся, и ледок в его взгляде наконец растаял.

– Я знал, что так и будет, Вилли. – Он помолчал. – И еще, Вилли относительно моих визитов. Я был бы рад просто зайти в гости повидаться с тобой... Думаю, мы могли бы стать хорошими друзьями. Но мне необходимо твое согласие... Ты как?

Вилли расплылся в улыбке.

– Конечно же! Заходите... в любое время. Скажем, в субботу вечером. Вместе с супругой!

Распрощавшись, детектив ушел. Когда за ним закрылась дверь, Вилли как наяву, услышал хор детских голосов: «Ну да... Билла лучше не задирать... его папа дружит с тем копом... Они играют в карты... и вообще...»

Вилли засмеялся.

– Иногда, – сказал он, – я просто счастлив, что у меня есть такой опыт. Наконец-то и он пригодился!

Кинопроба на Майка Хаммера

Без малого двадцать миллионов любителей детективных романов считают Майка Хаммера самым выдающимся частным детективом. Майк Хаммер, созданный после Второй мировой войны по воле его творца Микки Спиллейна, уверенно вошел в жизнь. Его приключения стали пользоваться феноменальным успехом, с которым книгоиздатели до той поры еще не сталкивались, и стоило очередному роману появиться в продаже, как он мгновенно исчезал с прилавков. Вполне естественно, что в конце концов Майк Хаммер привлек внимание Голливуда, который задумал сделать о нем киносериал.

Предстояло решить главный вопрос: кто будет играть Майка Хаммера? Не менее двадцати знаменитых личностей киномира, считающих, что обладают соответствующими данными, изъявили желание увидеть себя в этой роли. Но в рукаве у Микки Спиллейна был запасной козырной туз. Он ткнул пальцем в одного из копов, который работал в том городе, где живет Спиллейн, – Джек Стенг из Ньюбурга, чье подразделение относится к полиции штата Нью-Йорк. И все увидели подлинного Майка Хаммера – обаятельного и грозного патрульного, – который словно сошел со страниц романа «Я сам – суд». Осталось лишь устроить ему кинопробу.

Кинопроба – это пять минут сценического действия. И они стали незабываемыми, эти пять минут. Те из нас, кому довелось присутствовать при съемках, застыли как вкопанные, ибо перед нашими глазами воочию предстала одна из самых крутых личностей XX века. Микки написал для кинопробы короткий киносценарий – пятиминутную миниатюру по одному из своих романов.

В ролях:

Майк Хаммер – Джек Стенг

Хелен – Бетти Аккерман

Бам – Джонни Уинтерс

Майк стоит в полутьме в узком проходе между двумя домами. Слабый источник света откуда-то слева и снизу падает на его лицо, Майк курит. Он застыл неподвижно, лишь время от времени затягиваясь сигаретой. Слышен звук торопливых шагов, и после паузы – тяжелое дыхание. Спотыкаясь, показывается в а м, видит Майка и не может скрыть испуга.

33
{"b":"25553","o":1}