ЛитМир - Электронная Библиотека

Спрятавшись в кустах, я видел, как они покидают дом. Восемь человек расселись по машинам, которые медленно двинулись по подъездной дорожке. Развернувшись, они направились в сторону города. Я убедился, что их габаритные огни отдалились не меньше чем на милю, и лишь тогда поднялся по ступенькам клуба.

В этот час клуб производил странное впечатление. Призрачный сумрак был полон следов тех, кто недавно был здесь. Миновав двери, я остановился и прислушался. Наверху кто-то хрипло откашлялся. Все было как в ту первую ночь, только сейчас меня не волокли по лестнице. Но я запомнил ступеньки, длинный узкий верхний коридор и дубовую дверь в самом конце и даже тонкую полоску света, что выбивалась из-под нее. Я плотнее зажал коробку под мышкой и вошел.

Ренцо расплылся в улыбке, сидя в кресле за столом. Он смотрел на меня со снисходительной радостью, давая понять, что я перед ним – просто сосунок. Хелен, съежившись, сидела на полу в углу комнаты, прижав руку к щеке. Платье на ней было изодрано, и свисавшими кусками она как-то старалась прикрыть высокую грудь, пряча наготу от похотливых взглядов Ренцо. Ее колотила дрожь; глаза были полны неподдельного ужаса.

Ренцо ухмылялся. Большой толстый Ренцо. Гнусный Ренцо, глаза которого не отрывались от коробки у меня под мышкой, а его ухмылка медленно сменялась откровенной издевкой. Ренцо был безнаказанным убийцей, умевшим ловко избегать уголовной ответственности. И этот Ренцо смотрел на меня так, будто видел впервые.

– Никак ты сменил обмундирование, малыш? – сказал он.

– Ага.

– Мог и не трудиться, – продолжал он, снова ухмыльнувшись. Но я не смотрел на него. Я не отводил взгляда от Хелен, которая, не веря своим глазам, уставилась на меня.

– Я так изменился, Хелен?

Она не могла произнести ни слова и лишь кивнула.

– Я же говорил тебе, что я – далеко не мальчик. Просто я так выгляжу. Ты думала, что мне двадцать... двадцать один год? – Я рассмеялся. На губах Ренцо застыла ухмылка. – Прибавь лет десять, милая. Так что не волнуйся, что ты влюбилась в мальчишку.

Ренцо начал приподниматься из-за стола. Он медленно восстал во весь рост, грузное чудовище, которое распростерло руки, готовясь убить кого-то.

– Значит, вы вдвоем все организовали и чуть не пустили меня ко дну. Вы знаете, что сейчас с вами будет? – Он облизал губы, и я увидел, как под рубашкой у него напряглись мышцы.

У меня окаменело лицо. Я кивнул. Ренцо ничего не заметил. Увидела Хелен.

– Будет многое, толстячок, – сказал я. Кинув коробку на пол, пинком ноги я отшвырнул ее в сторону. Ренцо выскочил из-за стола. Он уже ничего не соображал. Он видел перед собой лишь меня, человека, который чуть не привел к краху его империю. Эта коробка еще могла ее спасти. – Прислушайся, – сказал я, – и ты поймешь, что тебя ждет.

Он остановился на полушаге, и его осенило. Он услышал рев двигателей и треск выстрелов в дождливой ночи, которая внезапно взорвалась яростным грохотом очередей и победными воплями атакующих, с которыми мешались истошные завывания сирен.

Наконец-то Ренцо все понял. В глазах его блеснула смертельная ненависть, а в уголках плотно сжатых губ вскипела слюна. Передернувшись всем телом, он повернулся ко мне, в зрачках застыла жажда убийства.

– Иди сюда, Хелен, – велел я. Она подобралась ко мне. Вынув из кармана конверт, я вручил его Хелен и, скинув пиджак, накинул ей на плечи. Она запахнула его на груди, постепенно приходя в себя. – Выбирайся через боковой выход... к старой дороге. Там тебя ждет машина. Рядом с ней ты найдешь высокого человека, высокого и широкоплечего, но если ты увидишь его лицо, тут же забудь. Скажи ему вот что: я прошу передать отчет Шефу. И пусть он ждет, пока я не свяжусь с ним для нового задания. Потом садись в машину и жди меня. Я не задержусь. Поняла?

– Да, Джой. – Она продолжала изумленно смотреть на меня.

Ренцо неторопливо двинулся в нашу сторону, не скрывая своих намерений. Раскинув руки, он преградил мне путь к двери. Лицо его перекосилось злобной гримасой.

Завывания сирен и треск выстрелов все приближались.

– Веттер не спасет тебя, мальчишка! – выкрикнул он. – Я прикончу тебя! Это будет лучшее, что я сделаю в жизни. А потом убью бабу. Эту твою блондинку. Вебер рассказал мне, что видел у Галли какую-то блондинку, и теперь-то я знаю, чьих рук это дело. Вы оба умрете, парень. И никакой Веттер не придет тебе на помощь.

Он впился в меня пронзительным взглядом. Я усмехнулся.

– Помнишь, что было сказано в записке? – спросил я. – Что Веттер выпустит тебе кишки на пол. Ты это помнишь, Ренцо?

– Еще бы, – откликнулся он. – Ты еще скажи мне, что у тебя есть пистолет, парень. Скажи, а я тебе отвечу, что ты врешь. Оружие я чую за милю. Так что ты накрылся, мальчишка! И Веттера у тебя под боком нету!

Наконец я мог стать самим собой. С плеч спал груз. Ренцо увидел мое лицо и понял, что это ему сулит.

– Ты слишком многих убил, Ренцо. И тех, кто, пристрастившись к наркотикам, обрекали себя на медленную смерть. И тех, кого убивали быстро и безжалостно. Их много на твоей совести. И всех их убил ты, Ренцо. Ты знаешь, как в этой стране поступают с убийцами. Как ни относиться к закону, но он работает. Порой со скрипом, но он все же работает. Вспомни записку. Как следует вспомни, что в ней сказано. – Не отводя от него глаз, я улыбнулся, и он застыл в пяти футах от меня. Вдруг все поняв, он вытаращил глаза так, что они чуть не выкатились из орбит, и на его лице появилось то же изумленное выражение, что и у Хелен, когда она увидела меня на пороге. – Не жди меня, Хелен, – обернулся я к ней и услышал, как открылась и захлопнулась дверь. Ренцо, елозя по ковру, подался назад.

У меня было самое большее пара минут.

– Веттер – это я. А ты не знал? Тебе не приходило в голову? Вот он я перед тобой – Веттер. Тот самый, которого все, даже копы, пытались вычислить. Загадочный Веттер. Вездесущий Веттер, которого никто никогда не видел. – Я втянул сквозь стиснутые зубы холодный воздух. – Вспомни записку, Ренцо. Конечно, ты не можешь «учуять за милю», как ты хвастаешься, мой пистолет, потому что его при мне нет. Посмотри на мои руки! Ты – огромный и сильный. Ты – убийца! Подумай, что я могу сделать с тобой одними голыми руками... В моей записке не было ни слова лжи.

Ренцо попытался заорать, но оступился и упал. Я засмеялся и шагнул к нему. Он запустил руку в ящик стола, судорожно пытаясь что-то достать. Но он с самого начала знал, что его время истекло, и, когда я коротким страшным движением располосовал его, он завопил так, что почти заглушил звук сирен.

Может быть, оставалось не более минуты, но времени мне хватило. Загадка никогда не исчезнет, и это имя будет переходить из уст в уста; но в стране станет чуть чище, а когда Шеф прочтет отчет, он поймет, что еще с одним покончено... как бы там ни было, но его больше не существует.

67
{"b":"25553","o":1}