ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О хронометраже можете не беспокоиться, — ответил Линго, — будем надеяться, что наш маневр застигнет их врасплох. В противном случае…

— Даже не думай об этом! — вступил в разговор Ортега.

— Фран, — сказал Линго, — я хочу, чтобы ты дала мне два отсчета времени от десяти до нуля. Первый, обратный, в десяти секундах от орбиты Дугла-VI, второй, как только мы начнем двигаться собственным ходом.

— Поняла, Дирк.

Снаружи ничего не менялось. Строй «конвоя» соблюдал прежнее построение.

«Мы готовы к выполнению маневра, подумал Палмер. — Но мы здесь не одни. Хотел бы я знать, о чем сейчас думает командующий дуглариан…»

— Мы почти у цели, Дирк, — сказала в этот момент Фран, прервав ход мыслей Джея. — Двадцать секунд до нужной нам точки… пятнадцать… десять!

Линго положил правую руку на рычаг управления Силовым Полем. Указательный палец его левой руки навис над кнопкой включения Генератора Статического Поля.

— Девять, восемь… пять… четыре… три… два… включай!

Линго резко рванул рычаг на себя, Силовое Поле включилось на полную мощность.

До этого момента корабль солариан несся в пространстве с той же скоростью, что и дугларианский флот, толкаемый вперед его суммарным Силовым Полем. Теперь собственное внезапно включенное Силовое Поле придало его скорости дополнительный мощный толчок, способный разогнать корабль почти до скорости света. Специальные поля гасили инерцию внезапных ускорений и торможений, без чего ни одно живое существо не смогло бы остаться в живых внутри корабля.

Как пущенный из пращи камень, корабль солариан рванулся вперед в немыслимом ускорении, мгновенно оторвавшись от Силового Поля дуглариан.

Фран Шаннон начала новый отсчет времени.

— Один… два… три… четыре…

Палмер не отрывал взгляда от вогнутой поверхности дугларианского построения, быстро уменьшающейся в размерах на экранах заднего обзора. Но вот сфера, сотканная из множества точек, вздрогнула.., и перестала уменьшаться!

Командующий дуглариан пришел в себя от неожиданного маневра солариан. Его флот начал ускорение. Но Палмер надеялся, что их неожиданный бросок вперед все же дал им достаточно времени, прежде чем неприятель сможет догнать их…

— шесть… семь… восемь…

«Собаки» стали медленно приближаться. Благодаря огромной суммарной мощности их Силового Поля военные корабли противника могли развить гораздо большее ускорение, чем одиночный корабль солариан. Выигранное расстояние сокращалось.

— … девять… десять… время!

Линго левой рукой нажал на кнопку. Нескончаемая минута начала перебирать четки своих шестидесяти секунд, пока разогревался Генератор Статического Поля. Тем временем дугларианский флот, как гигантская амеба, все ближе и ближе протягивал свои щупальца, стремясь заключить корабль солариан в смертельные объятия.

Секунда… еще секунда… и все вдруг прекратилось. Вражеские корабли, Дугл и остальные звезды небесной сферы внезапно исчезли за Мальстремом цветов и красок: корабль нырнул в Статическое Пространство, Линго шумно перевел дыхание.

— Наконец! А теперь — в путь! — с облегчением сказал он.

— В путь — куда? — едко спросил Палмер.

— А куда бы вы хотели, Джей? К Крепости Сол, конечно!

ГЛАВА 10

Переведя полет корабля в автоматический режим, Линго встал из-за пульта управления и подошел к привязанному в кресле Палмеру.

— Я хочу вас поблагодарить, Джей, — сказал он. — Мы обязаны вам жизнью.

— Мне не нужны ваши благодарности, Линго, — отрывисто произнес Джей. — Я спас этот корабль по единственной причине — мне не повезло, что я тоже оказался на его борту. Как вы правильно заметили, самоубийство — глупая штука. Но что касается вас, предатели, вы можете катиться…

— Не будем уточнять, куда, — улыбнулся Дирк. — Мы все равно остаемся вашими друзьями. Впереди у нас долгий путь, и хотелось бы, чтобы он стал приятным для всех. Джей, не расценивайте нас как заклятых врагов. Мы ждем вашего возвращения в Группу, где вы бы смогли вновь обрести душевный покой.

— Ну да, конечно, и в доказательство вашего хорошего ко мне расположения вы продолжаете держать меня связанным в этом чертовом кресле. Я тронут до глубины души!

— Но вы же понимаете, что мы привязали вас с единственной целью. В тот момент было не до объяснений — корабль находился в опасности, — терпеливо объяснял Дирк. — У вас нет ни оружия, ни возможности бежать с корабля. Если вы дадите слово вести себя спокойно, я тотчас же вас развяжу.

Палмер попытался пожать плечами насколько это позволяли путы на руках.

— О'кей, — сказал он, — валяйте. Естественно, я не могу оставаться спеленутым, словно тюк с бельем, все путешествие к вашей Крепости. С моей стороны не будет ни одного угрожающего жеста, обещаю. Но прошу вас избавить меня от своих объятий.

— Как хотите, — ответил Линго, развязывая узлы веревки. — У вас будет еще достаточно времени, чтобы привести нервы в порядок.

Палмер встал и сделал несколько неуверенных шагов, растирая руки и массируя мышцы ног, пытаясь восстановить кровообращение. Затем он решительно повернулся спиной к Линго и пошел к двери, ведущей из рубки.

— Куда вы, Джей?

— К себе в каюту, если вы не имеете ничего против. Мне все время чудится здесь неприятный запах. Как сказал бы наш общий друг Корис: «Я уже чувствую в себе некоторое неприятное возмущение пищеварительного тракта».

Несколько часов Палмер валялся на койке в своей каюте, уставясь взглядом на противоположную стену и предаваясь мрачным размышлениям. Путь до Крепости Сол продлится несколько недель, и он чувствовал, что для него эти недели будут равносильны годам.

«Неделя в этом гнезде предателей, с горечью подумал Джей, — для меня все равно что тысяча лет. А я-то хорош! Почему не предоставил возможности дугларианам раздавить этот вонючий корабль как грецкий орех? Все кончилось бы в одну минуту. А я лишь продлил агонию.»

Чего он, в конце концов, достиг, спасая корабль и собственную жизнь? Несколько недель здесь, запертый в одном корабле с этими негодяями; еще несколько недель на Земле, а потом — спускающиеся с небес «собаки», крушащие все на своем пути. И прародина Человека канет в вечность.

«Может ли мне понравиться такой спектакль? спрашивал он себя с горьким недоумением. — Безучастно смотреть, как гибнет колыбель человечества?»

Джей прекрасно осознавал, что если и была в этом какая-то часть мстительного удовлетворения, то слишком мизерная, ибо не понять, что смерть Земли означает гибель всей человеческой цивилизации просто невозможно.

В течение трех столетий миф о Крепости Сол поддерживал Конфедерацию в ее бесчисленных поражениях, поддерживал, несмотря на предсказания компьютеров об окончательном поражении в течение ближайших ста лет. Везде, на всех планетах, Крепость Сол олицетворяла собой надежду людей и поддерживала в них решимость сражаться до конца. Это был последний Бастион, Скала Веков, Цитадель Всего Человечества.

И вот теперь оказывалось, что Крепость не что иное, как новые ложь и обман.

Внось тяжелое ощущение одиночества завладело им. Он находился один на один с правдой, которую разум отказывался принимать, как невероятна она ни казалась. Джей чувствовал, что гибнет последнее Божество человека, и, как любое из предшествующих, это тоже рождено страхом отчаявшегося разума, его безнадежной попыткой убежать от угрожающей действительности неминуемого конца.

Разумом Джей понимал, что с точки зрения биологического вида человечество, как раса, должно иметь свои моменты рождения, расцвета, угасания и, в конце концов, вероятно исчезнет в глубинах мироздания превратившись в нечто иное на своем пути развития или ассимилировавшись с какой-то другой, более молодой и сильной расой. Такой исход неизбежен, но он не пугал своей неотвратимостью и горечью, это был естественный конец, а не тот Армагеддон, который уготовлен Человеку расой «собак».

39
{"b":"25556","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неоконченная хроника перемещений одежды
Нора Вебстер
Похититель ее сердца
На струне
Смотри в лицо ветру
Список заветных желаний
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Роза и крест
Гридень. Из варяг в греки