ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Теперь вы понимаете, почему коктейль называется «Суперновая»?

Палмер смотрел на Робин взглядом, полным спокойствия и умиротворенности, он больше не видел в ней своего врага, предателя, но ощущал лишь женщину, молодую очаровательную женщину. Ведь ей тоже пришлось испытать на себе действие этих чудовищных сил. И кто знает, как глубоко они смогли поразить ее. Поэтому кем бы она ни была, что бы она ни сделала, она и остальные солариане, несмотря на свое преступление, тоже стали в каком-то смысле жертвами. Преступник и жертва в одном теле, свет и мрак в одном и том же сознании — в этом весь человек, испокон веков.

— Подозреваю, я вел себя несколько мелодраматично, — смущенно сказал Палмер.

— Не более, чем мы, — успокоила его Робин, — Вся разница заключалась лишь в том, что мы делали это с вполне определенной целью. Но во многом исход как раз зависел от вас, от того, что вы будете действовать именно так, как вы и поступили.

—Этот напиток, должно быть, слишком силен для меня. Я что-то никак не могу вас понять.

— Нет, Джей. Вы не пьяны: «Суперновая» не пьянит. Она просто заставляет увидеть и оценить собственные эмоции как бы со стороны, с точки зрения чистого разума. Она дает возможность выделить и сконцентрировать их, ослабить напряженность, если в этом есть необходимость, а то и избавиться от тех, что мешают, по крайней мере, на некоторое время. Очень полезный напиток, особенно в критических ситуациях, когда необходимо иметь особо ясное сознания, не обремененное влиянием эмоций.

— Если я не пьян, то что вы хотите сказать, утверждая, будто намеревались сделать то, что сделали, с целью заставить меня выполнить то, что сделал я? Боюсь, для меня эти слова значат лишь то, что вы ими маскируете какой-то новый подвох. Или нет?

— Кажется, теперь вы готовы услышать правду. По крайней мере, ее часть.

— Вот, вот! Это все, на что я здесь имею право, — с обидой сказал Джей. — Маленькие островки истины и материки лжи.

Робин покачала головой.

— Я вижу, что эффект коктейля начинает рассеиваться, — сказала она. — Жаль, что он не столь длителен как хотелось бы. Сделайте маленькое усилие и вспомните, как хорошо вы почувствовали себя, когда эмоции не мутили ваш разум.

Действительно, Палмер и сам уже заметил, что ощущение им собственного сознания стало меняться. Оно уже не было таким кристально холодным и ясным, таким отстраненным, как в первые минуты после того, как он выпил коктейль. Он узнал ставшую уже привычной для него смесь внутреннего смятения, гнева и ненависти, они все отчетливее давали о себе знать.

И все-таки сейчас он ощущал их по-другому. Джей понял и почувствовал, что каждую складывающуюся ситуацию можно рассматривать под двумя углами зрения: эмоционально и спокойно, контролируя себя, Он научился абстрагироваться от лишних эмоций. И теперь, хотя эмоции все быстрей и быстрей возвращались к нему, он знал, что приобретенные сейчас знание и умение останутся с ним навсегда, до самой смерти.

— Сознайтесь, вы все это время играли мной. С первой минуты моего пребывания здесь, на корабле, вы управляли моими мыслями и поступками. Зачем? Чего вы добивались?

Робин глубоко вздохнула. И лицо, и вся она как-то сразу расслабились, будто с плеч наконец-то сняли невидимый тяжелый груз.

— Да… — прошептала она. — В какой-то мере мы вас… изменили. К вашей же пользе. Вспомните, каким вы были в самом начале, прежде, чем встретились с нами, и сравните с теперешним. Оцените сами эти изменения и ответьте, довольны вы или нет?

Джей вспомнил… и недели показались ему годами. Лишь теперь, оглядываясь назад, он смог в полной мере оценить, насколько расширилось его видение мира, он стал значительно опытнее, развил знания о новых взаимоотношениях между людьми. За эти несколько недель он столькому научился, так внутренне созрел и закалился, как не смог этого сделать и за последние десять лет службы во Флоте.

Он чувствовал себя старее и мудрее лет на десять, не меньше. Не уставшим, а более зрелым.

Несмотря на чин генерала, присвоенный ему накануне отлета солариан, Джей пересек порог их корабля все тем же командующим флотом. Теперь же он знал относительно дуглариан, войны, человеческого сознания и Крепости Сол столько, сколько и не снилось даже Великому Маршалу. Звание генерала теперь не было для него пустым, лишенным смысла и значения, звуком. Джей чувствовал, что теперь он носит его по праву.

Перемены существенны. В этом не было никаких сомнений. И эти изменения ему нравились.

— Вы удивились, оглянувшись назад, да? — спросила Робин. — Вы действительно стали лучше, Джей. И я не удивлюсь, если вы вскоре станете Главнокомандующим всех сил Конфедерации. Вы вполне компетентны для этого и даже больше, чем кто бы то ни был. Да и вы сами чувствуете свое соответствие этому званию. Скорее даже этот пост будет маловат для вас.

— Смеетесь? И даже если так, то что это меняет? Война проиграна, — резко сказал он. — Земля вот-вот будет уничтожена. И, когда Конфедерация узнает об этом, всякая воля к сопротивлению тут же рухнет. Это результат ваших трудов.

— Вы просто еще не все знаете, Джей. Поэтому не надо отчаиваться раньше времени. Думаю, что теперь вы подготовлены к тому, чтобы узнать все, или большую часть того, что осталось вам узнать. Сейчас вы должны поговорить с Дирком. Он ждет вас и хочет принести свои извинения.

— Извинения? Разве можно извинить предательство?

Она пожала плечами.

— Идите в рубку управления и будьте самим собой, — пожелала Робин, выпроваживая Палмера из каюты.

В рубке никого кроме Линго не было. Сидя в пилотском кресле, он с рассеянным видом следил за сполохами Статического Пространства, игравшими на большом обзорном экране.

— Присаживайтесь, Джей, — указал он на соседнее кресло, — и устраивайтесь поудобнее.

Палмер сел.

— Робин утверждает, что вы собираетесь извиниться передо мной, — лишенным выражения голосом сказал он, — Думаю, вам лучше известно, куда вы их можете послать. Нет, как можете вы оправдать и простить себе такую глупость — попытаться продать всю человеческую расу!

Линго хрипло рассмеялся.

— То, что вы обвиняете меня в предательстве, я могу понять, но что касается моей глупости, извините! Этим вы даже немного обижаете меня.

— Довольно, Линго, — резко прервал его Палмер, — хватит валять дурака! Вы сами отлично понимаете, что проболтались. Я могу понять то, что вы пытались сделать, даже если меня тошнит от этого. Блефовать перед дугларианами, только чтобы они оставили в покое Крепость Сол, даже если для этого нужно предать всех остальных людей Конфедерации! И тогда у вас хватит времени, чтобы создать ваше супероружие. Да, но какой ценой?.. Вас это совершенно не трогает! Главное, что вы, солариане, будете существовать… Но, кажется, вы перехитрили самих себя, нет? Ведь получается, что сейчас у вас не будет времени для сооружения этого оружия. Дуглариане не поверили и вот-вот нападут на вас.

Но, едва закончив свою гневную и патетическую тираду, Палмер понял, что его слова ушли как вода в песок. В который раз Линго ставил его в положение человека, грозящего палкой воробьям.

Повернувшись лицом к Палмеру, он продемонстрировал самую лучезарную из своих улыбок, с растянутым в смехе от уха до уха ртом. Не в силах сдержать обуревавшие его чувства, Джей несколько раз ударил ладонью по подлокотнику кресла.

— Так вы тоже поверили! — ликующе воскликнул Линго, перестав задыхаться от смеха. — Дирк, прими мои поздравления! — он пожал сам себе руку. — А теперь, постарайтесь припомнить, Джей. Все то супероружие, которое я перечислял там, перед Кором, оно ничего вам не напомнило? Не похоже ли все это на те слухи, которые распространяла пропаганда Конфедерации под разным соусом, подавая их то в одном, то в другом уголке Галактики? Клянусь, я не придумал ничего нового. Все сказанное мной взято из ваших же текстов. Все эти басни. Конечно, это являлось ложью от первого до последнего слова. Никто не в состоянии будет и через века произвести на свет что-нибудь из того списка, что я перечислил. Позвольте мне сказать вам одну вещь, Джей, которая немного удивит вас. Для того, чтобы сокрушить защитную систему Крепости Сол, в данный момент хватит всего ЧЕТЫРЕХ сотен дугларианских кораблей. Что же говорить о четырех тысячах?

41
{"b":"25556","o":1}