ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как? — у Палмера от неожиданности вытянулось лицо, — Ведь вы же сами… Так что же вы смеетесь, какого черта?! Значит, вы блефовали с единственной целью — заставить дуглариан думать, будто Крепость Сол еще довольно крепкий орешек? Но в результате вы перестарались, и теперь Совет Мудрых направит к Земле флот в десять раз превышающий тот, которого будет вполне достаточно, чтобы развеять ее обломки по Вселенной. Чего же вы добились?

Линго отрицательно покачал головой, иронично поблескивая своими зелеными глазищами.

— Ах, Джей, Джей! Ведь вы способны к большему, почему вы видите только то, что лежит на поверхности? Не спешите делать выводы. Кстати, вы слышали когданибудь сказку про Братца Кролика?

— Про кого?

— Про Кролика. Была такая старинная сказка на нашей старушке-Земле. Этот Братец Кролик отличался необыкновенной хитростью и ловкостью, чем и пользовался в затруднительных ситуациях. Да, надо сказать, что жил этот Кролик в густом колючем кустарнике. В один прекрасный день к своему большому несчастью Братец Кролик повстречался с Братцем Лисом и не смог удрать от него. Братец Лис решил сначала попугать Братца Кролика и стал перечислять ему длинный список ужасных мучений, которым он собирался подвергнуть свою жертву. Но вместо ожидаемой реакции страха и отчаяния бедный Братец Лис услышал, как Братец Кролик благодарит его за бесконечную жалость и милосердие. Что такое? Братец Лис спрашивает, почему Братец Кролик благодарит его за то, что он пообещал живьем освежевать его и сварить в кипящем масле, на что наш герой ответил; «Вы сказали, что всего лишь сварите живьем в масле, сдерете с меня шкуру и съедите. Ну, конечно же, Братец Лис! Как мне после этого не благодарить вас за столь безмерное великодушие! Ведь вы же не собираетесь швырнуть меня в тот ужасный кустарник с такими длинными острыми иголками!»

— Ну и что? Какое это имеет отношение…

— Hy ты даешь, старина! — вздохнул Линго, сокрушенно ударив себя кулаком по колену. — Ты что, не в состоянии догадаться, что Братец Лис сделал после этих слов? Он, конечно же, швырнул Братца Кролика в самый густой куст. Именно туда, куда и мечтал вернуться наш Братец Кролик с первой минуты своего плена.

Палмер сидел, забыв закрыть рот.

— Вы хотите сказать?..

— Вот именно, и ничего иного! — Линго победно улыбнулся. — С самого начала до конца. ВСЕ ПРОИСХОДИЛО ТОЧЬ-В-ТОЧЬ С НАМЕЧЕННЫМ ПЛАНОМ.

Он вздохнул, сморщил лоб, и тихо сказал уже совершенно серьезно.

— Вот только за это я и хотел попросить у вас прощения, Джей. Но только за это, МЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ВАС. Вы тоже были частью общего плана. Вы никогда не спрашивали себя, а зачем нам, собственно, так называемый Посол Конфедерации? Ведь, в конце концов, если бы речь шла всего-навсего о хитрости, как мы сказали об этом вашему маршалу, чтобы с ее помощью добраться до живого Кора, мы могли бы использовать в качестве липового посла любого из нас, не так ли?

— Но это не было хитростью! Вы действительно рассчитывали откупиться от Кора Конфедерацией, поэтому вам и нужен был посол.

— Бросьте ребячиться, Джей, — жестко сказал Линго, — вы и сами уже перестали так думать. Вы можете себе представить хоть на мгновение, что Конфедерация ратифицирует капитуляцию, на каких бы льготных условиях она ни была вами заключена? Конечно же, нет, ни за какое золото в мире! И вы считали нас настолько недальновидными, чтобы поверить в то, что вы первым будете согласны сдаться в плен этим «собакам»? Нет, Джей. Нам нужны были только вы, чтобы действовать ИМЕННО ТАК, КАК ВЫ И ДЕЙСТВОВАЛИ.

— Вам нужен был кто-то, кто попытается вас убить?

— Вот именно. Это, и только это сделало весь план живым. Мы должны были быть уверены, что «собаки» поверят в наше намерение сдать им Конфедерацию. А единственный способ убедить их в этом состоял в том, чтобы и вас заставить поверить в нашу измену, вызвав у вас соответствующую реакцию. Что вы так прекрасно и продемонстрировали. Вы отлично сыграли роль Посла Конфедерации, вероломно преданного своими братьями. Мои поздравления!

— Видите ли, Дирк, — нахмурился Палмер, — я вовсе не играл.

— Конечно, нет. В этом-то и вся прелесть! Вы никогда не смогли бы обмануть «собак», если бы попытались ломать комедию. Вы ДОЛЖНЫ были вести себя естественно, искренне поверив в наше предательство.

— Но почему?

— Чтобы придать плану правдивость. Атакуя меня, вы убедили Кора в нашей сдаче Конфедерации. И когда он попался на удочку, или, вернее, когда в подобное поверил Совет Мудрости, последующие события стали разворачиваться в своей очередности: Крепость Сол больше не защищает Конфедерацию, Следовательно, Сол использует Конфедерацию, чтобы выиграть время. Значит, Сол нуждается в этом времени, чтобы успеть соорудить то оружие, которое я им перечислял. Из всего этого следует, что Империи не следует подвергать себя излишнему риску, а необходимо срочно изменить свои стратегические планы и атаковать Крепость Сол СЕЙЧАС , а не после падения Конфедерации, как планировалось раньше.

— Вы хотите сказать, что цель всей миссии, единственная ее цель, заключалась в том, чтобы убедить Империю Дуглаари немедленно атаковать Крепость Сол?

— Точнее сказать, — устало ответил Линго, — наша цель — убедить «собак» в необходимости напасть на Крепость как можно большими силами. Чем больше, тем лучше.

Это объясняло все! Палмер чувствовал, что большего изумления ему не испытать за всю свою жизнь. Он был ошеломлен открывшейся перед ним перспективой. Все противоречия мгновенно исчезли. Все разбросанные кусочки мозаики слились в одну яркую картину.

Солариане просто «вешали лапшу на уши» Генеральному Штабу, желая включить в состав экспедиции человека с естественной реакцией на предательство. Им был нужен так называемый Посол, чтобы убедить Кора в новой лжи. Кор и Совет Мудрости должны были проглотить наживку с бредовым супероружием, чтобы принять решение немедленно напасть на Крепость Сол!

Все выстраивалось в стройной логической последовательности, Но из этого следовал совершенно безумный вывод!

— Но почему, Линго, почему? — воскликнул Джей. — Какой же цели мы достигли? Уничтожения Крепости Сол, и все?

— Чего мы достигли, вы спрашиваете? — Линго вновь задумчиво смотрел на не прерываемую ни на мгновение игру красок Статического Пространства. — Того, чего еще никому не удавалось сделать за последние триста лет. Подумайте, старина, раскиньте мозгами! В течение трех столетий «собаки» навязывали нам свою войну, свою стратегию и тактику. Они развязали ее, имея большое преимущество в кораблях, и впоследствии очень тщательно старались не рисковать по-крупному и сохранить это преимущество навсегда. Поэтому они никогда не задействовали более трехсот кораблей в одной битве.

— Да, действительно. Кстати, мы тоже. Ни одна из изолированных солнечных систем не стоит риска потерять триста кораблей. В такой войне, как эта, корабли стоят больше всего остального.

— Вот именно, Джей, вот именно! Поэтому «собаки» могли делать все, что хотели. Это была война на истощение. Война, в которой соотношение количества кораблей играло главенствующую роль, и которую они начали со значительным превосходством, как в технической базе, так и в живой силе. Вот почему наши веселые «собаки», эти вонючие псы, абсолютно логичные в своих посылках и заключениях, старались никогда не терять этого преимущества. Это их война, на их условиях, с самого первого дня. Сегодня такому положению вещей пришел конец!

— Я все еще не улавливаю сути. Ведь четыре тысячи военных кораблей разнесут Крепость на мелкие кусочки. Вы сами так сказали!

— Джей! Заставьте же работать ваше серое вещество, черт побери! Никогда еще «собаки» не рисковали и ДЕСЯТОЙ частью того, чем они готовы теперь рискнуть. Первый раз в истории этой затянувшейся войны мы заставили их сражаться на НАШИХ условиях, Эта война больше не будет войной на измор, войной, которую мы должны проиграть. Мы заставили их сделать ставку на выигрыш в войне благодаря одному сражению. Что случится, если вдруг весь этот флот в четыре тысячи кораблей будет уничтожен при атаке на Крепость Сол?

42
{"b":"25556","o":1}