ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Они прожигают себе тоннель сквозь минные поля, — ответил Палмер. — Это невероятно! Подобное я впервые вижу за всю карьеру военного. Думаю, они использовали принцип «домино», когда костяшки стоят близко друг к другуг падение одной из них влечет за собой падение остальных. Они рассчитали время взрывов таким образом, чтобы они происходили последовательно, достигнув эффекта длительного, затянувшегося взрыва. По силе этих взрывов, думаю, что каждая боеголовка должна обладать мощностью в тысячу мегатонн… Ничего себе взрыв, несколько миллионов мегатонн!

Сейчас жуткий огненный цилиндр уже пересек орбиту Плутона и устремился в глубь межпланетного пространства. Затем его конец, расположенный ближе к флоту, стал «оплывать», словно гигантский огарок свечи, готовый вот-вот погаснуть. Язык огня сузился по своей периферии, и через несколько секунд после взрыва последних запоздавших ракет огненное термоядерное копье разом исчезло.

Дугларианский флот прожег себе безопасный «тоннель» в поле защитных минных заграждений, широкий и прямой, как стрела. Не снижая скорости, он миновал их и вскоре достиг орбиты Плутона. Здесь флот внезапно сменил направление, повернув под углом девяносто градусов.

— Что они делают?

— Вероятно, они направляются к Плутону, — высказал предположение Ортега, — Наверное, «собаки» собираются обработать на своем пути все планеты, не оставляя ни одной из них у себя в тылу.

Основание огромного конуса вновь осветилось огнями двигателей многочисленных ракет, залпом выпущенных всеми кораблями. Вновь бесчисленное количество ракет и торпед устремилось вперед по орбите Плутона, навстречу внешней системе планеты. Еще не закончили взрываться последние ядерные заряды, превратившие за доли секунды ледяную поверхность Плутона в кипящий ад, как неприятельский флот вновь сменил направление, устремившись к Солнцу.

— Зачем они это сделали? Ведь Плутон всегда был мертвой планетой? — недоумевал Палмер.

— Методичность, — ответил Ортега. — Этот флот обладает огромной огневой мощью, и у него хватит средств и сил, чтобы превратить всю систему в пепел. Думаю, именно это они и собираются сделать. А вдруг на Плутоне останется несколько человек на каких-нибудь исследовательских станциях? Над дугларианами же довлеет примат ТОТАЛЬНОГО уничтожения человечества. И они будут ему следовать, бездумно, слепо, не отклоняясь ни на йоту.

Внезапно поверхность Плутона залило море огня.

Изображение планеты на экране стало размытым, будто она заколебалась на своей орбите под действием взрыва тысяч ядерных боеголовок. Этот удар разнес на куски и мгновенно испарил ее поверхность, которая еще с момента возникновения планеты была покрыта толщей замерзших газов и жидкостей. Теперь, мгновенно разогретый до температуры Солнечного ядра, лед переходил в газообразное состояние, выбрасывая в разные стороны струи перегретого газа, вспарывая ими, как мечом, еще уцелевшие пласты льда и скальных пород. Во время столь быстротечной агонии Плутон скрылся под пологом того, чего был лишен на протяжении всего своего существования — на мгновение возникшей атмосферы.

В то время как Плутон исчез за облаками испарившегося газа и воды, дугларианский флот находился уже далеко. Захватчики не сомневались в эффективности и действенности своего оружия, чтобы контролировать результаты его применения. Участь Плутона постигла и следующие планеты системы; Нептун и Уран. Затем «собаки» вновь сменили направление полета и устремились к Сатурну.

— Они взрывают все заселенные спутники планет! — воскликнул Линго.

По его сигналу Ортега нажал другую клавишу на консоли аппарата, принимающего сигналы от рассеянных по всей системе магнетоскопов. Этот находился в районе Сатурна, неподалеку от его сверкающих планет. Центральную часть экрана занимал Титан, самый большой из спутников-лун гиганта, давно заселенный людьми. Вскоре на экране стал виден приближающийся флот дуглариан. На этот раз «собаки» сменили тактику. Вместо того, чтобы выпустить еще один рой ракет, они легли на стационарную орбиту вокруг Титана. Из кораблей вырвались сильные лучи света, которые стали методически «подметать» поверхность планеты. Тысячи лучей мощных лазерных пушек сжигали и плавили все на своем пути, оставляя за собой ровные участки дымящейся поверхности.

— Почему они решили применить здесь лазеры? — спросил Палмер.

— Еще один из методов дугларианской стратегии, — с сарказмом в голосе сказал Ортега, — экономия. Все города на Титане укрыты защитными куполами. Достаточно уничтожить их, и ядовитая атмосфера планеты закончит начатое ими дело. Ракетный залп в этих условиях был бы просто расточительством.

Спустя некоторое время, поверхность Титана блестела расплавленной поверхностью, как отполированный биллиардный шар.

Дуглариане вновь выстроились в походную колонну в виде огромного конуса и устремились в глубь системы, дальше, к Юпитеру.

— Какого черта, где же ваши корабли? — Палмер возмущенно взглянул на солариан, подобно статуям неподвижно застывшим перед экраном обзора. По их лицам было трудно догадаться, испытывали ли они в этот момент какие-либо чувства или нет. Казалось, вместо лиц в полумраке рубки реяли шесть алебастровых масок. — Почему они не контратакуют? Почему ? Вы не защищаетесь? д

Но солариане, не обращая внимания на его вопли, продолжали, как зачарованные, смотреть на экран, где флот дуглариан разделился на несколько мелких эскадр и начал атаку обитаемых спутников Юпитера. На этот раз после лазеров были применены также и термоядерные бомбы, так как все остальные луны Юпитера лишены собственной атмосферы.

Во время атаки и после нее, когда Имперский флот закончил свою убийственную операцию и вновь ровнял ряды, превращаясь в огромный устрашающий конус, Палмер не переставал надрываться.

— Где ваши корабли? Почему, дьявол бы вас всех побрал, они не атакуют «собак»?

Линго, наконец, оторвал взгляд от страшной картины разрушения и повернулся к нему.

— Перестань кричать, Джей, пожалуйста! Каким образом мы смогли бы защитить внешние луны?

— Но ведь там погибают миллионы людей, Линго, — у Палмера сел голос. Он уже не говорил, а хрипел, — Как можно оставлять их там умирать и даже не попыпытавшиь спасти?

Внешние луны тоже эвакуированы, холодно заметил Линго.

И снова отвернулся к экрану, Ортега подключил новый магнетоскоп; и изображение на экране сменилось. На этот раз передающая камера располагалась высоко , над плоскостью эклиптики и была направлена вниз, захватывая в поле зрения зону Астероидов.

— Следующая на их пути — Зона, — пробормотал Ортега, подкручивая вереньеры, чтобы улучшить резкость изображения. — Церера… Веста… Паллас…

Ожидание затянулось, а флот все не появлялся.

— Что происходит? — спросил Линго, — Куда они могли деться?

— Не знаю, — ответил Ортега. — Они уже давно должны были бы оказаться на месте. Попытаемся увеличить угол обозрения.

Дирижер Игры переключился на собственные камеры корабля. Флот дуглариан не исчез. Он был хорошо виден на большом экране, своими очертаниями напоминая миниатюрного головастика, медленно ползущего к новой цели. Но его путь лежал не к астероидам. Сделав новый зигзаг, вражеские корабли далеко обогнул эту зону и теперь приближались к Марсу, второй по значению густозаселенной планете Солнечной системы. «Ну, наконец-то, — подумал Джей. — Сейчас-то Крепость должна ответить и продемонстрировать все, на что способна!».

— Черт бы их побрал, — ругнулся Ортега. — Хотел бы я знать, почему они не тронули Зону Астероидов?

Он вновь переключился, задествовав магнетоскоп, находящийся точно над Марсом. Красный диск планеты казался огромным на сферическом экране наблюдения. Его видимые размеры раза в два превышали размеры Луны, наблюдаемой с Земли. Изображение было достаточно крупным и четким, чтобы ясно увидеть зеленые полосы и массивы густой растительности, протянувшейся на тысячи миль вдоль берегов древних каналов. Большие квадратные пятна сельскохозяйственных культур, приспособленных к более суровому климату планеты. Многочисленные прозрачные купола, прикрывающие огромные города. В отличие от Внешних Лун Марс даже на столь большом расстоянии производил впечатление уютной обжитой планеты.

51
{"b":"25556","o":1}