ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

До сих пор все шло без сучка без задоринки – впрочем, Джерри и не ожидал никаких подвохов. Все системы проверены и перепроверены, все неполадки устранены, так что заключительное стендовое испытание было, в сущности, формальностью. А потом – с Богом, в космос, где предстоит собрать весь аппарат.

Вспомогательные реактивные двигатели, которые надлежало испытать в последний раз, размещались на стендах вблизи ангаров Европейского космического агентства.

Крупнее прочих были четыре векторных двигателя; они могли менять траекторию «Гранд Тур Наветт» даже при работающих основных двигателях. В космосе их закрепят крестом между корпусом и основными двигателями и подсоединят к главному топливному баку. Работая синхронно, они способны выполнять самые разные задачи: от ювелирной корректировки курса до молниеносного разворота аппарата. Их испытывали на той же площадке, что и основные, – это был первый и самый волнующий прогон. Джерри и его бригада спустились в бункер; испытательный стенд с двигателями был вынесен наружу, на безопасное расстояние.

На ГТН двигатели будут управляться компьютером, оперативные команды поступят с клавиатуры. Но Джерри позаботился и о рукоятке управления, воздействующей, разумеется, тоже на компьютер. Это вызвало яростные возражения, но будущие пилоты ГТН и опытные летчики на тысячу процентов были «за». Пилоты привыкли работать рукоятью, «джойстиком».

И вот Джерри не отказал себе в удовольствии поработать рукояткой. Она двигалась в четырех направлениях и на каждом приводила в действие один из двигателей; поворачивалась рукоять – поворачивалось и сопло.

Какой-то шутник притащил в бункер магнитофон и врубил увертюру к «Вильгельму Теллю». Джерри стал работать под музыку – играть на «ракетном органе». Он старался держать ритм, регулировал громкость, добавляя и убирая тягу, имитировал удары барабана – шел ракетный китч, ребята, космическая пляска, и технари орали и аплодировали. Потом управление передали компьютеру. Джерри опасался, что в какой-то момент фальшивой ноты не избежать, но установки работали безукоризненно, ни на йоту не отклонившись от программы.

Затем начались менее интересные работы. Проверялись движки-стабилизаторы, ориентирующие ГТН при отключенных маневровых двигателях. Дюжины этих малюток закрепят поясами вокруг космического аппарата; теперь же их гоняли группами по шесть штук, что заняло остаток утра.

После ленча на скорую руку – всем не терпелось продолжить работу – Джерри отправился в ангар, где на испытательной платформе были смонтированы четыре дюжины корректирующих двигателей. Это была система для маневра в непосредственной близости от космоградов, космических станций, «Конкордски», лунных челноков и марсианских экскурсионных аппаратов. На «Гранд Тур Наветт» движки закрепят на шарнирах вокруг корпуса – по бокам в хвостовой части и вблизи кабины пилотов.

Чтобы испытывать эти слабосильные ракеты, особые меры безопасности не требовались, достаточно было стальной стенки с иллюминаторами. Когда Джерри, сидя за контрольным пультом, начал прогонку, языки пламени были едва заметны, а шум не мешал разговаривать. Первые семнадцать проверок показали полную норму.

Но восемнадцатый двигатель не сработал.

Альбрехт, бригадир испытателей, выругался.

Джерри вернул выключатель в нулевую позицию. Нажал еще раз. Никакого эффекта.

Альбрехт без особой уверенности предположил:

– Потеряна коммутация между панелью и стендом.

От пульта к испытательному стенду тянулись сотни спутанных проводов. С досадой Джерри воскликнул:

– На это весь день угрохаем!

– Может быть, выключатель? – с надеждой предположил Альбрехт.

– Замените, – фыркнул Джерри и двадцать минут, покуда техники заменяли заподозренный в неисправности выключатель, слонялся без дела.

Но двигатель опять не сработал.

– Ну и дерьмо! – негодовал Джерри.

– Надеюсь, это не движок... – уныло произнес Альбрехт. – Что будем делать?

Джерри об этом уже подумал. Если они начнут возиться с проводкой, испытания возобновятся в лучшем случае через несколько часов, а может быть, и завтра. Если двигатель бракованный, то... нет, об этом лучше не думать.

– Сперва проверим остальные движки, а потом будем паниковать, – объявил он.

– Правильно, – согласился Альбрехт, и они проверили остальные шесть двигателей. Как в аптеке.

– А теперь? – спросил Альбрехт.

– Глянем на движок, – вздохнул Джерри. – Если дело в нем, мы обосрались, но обрыв проводки искать намного дольше. Поэтому убедимся, что не случилось худшее.

– По-моему, вы правы, – с убитым видом сказал Альбрехт и приказал персоналу: – Отключите панель управления. Нам не нужны случайности, когда мы будем возле двигателя.

Он и Джерри вышли из-за защитной перегородки и двинулись к стенду. Около злосчастного номера восемнадцать оба остановились.

– С чего начнем?

– Снимем обтекатель, проверим подачу топлива и окислителя, – сказал Джерри.

Альбрехт кивнул, вытащил из кармана гаечный ключ и аккуратно отвинтил крышку обтекателя, обнажив внутренности маленького изящного двигателя. Он передал овальную металлическую крышку Джерри, а сам склонился над утробой мотора.

– Что там? – Джерри наклонился над двигателем, держа крышку на вытянутой руке.

– Говно дело! – вскрикнул Альбрехт и шарахнулся в сторону, оттолкнув Джерри. – Утечка водорода! Сматываемся!

Джерри взмахнул руками, пытаясь поймать равновесие, крышка выскочила у него из руки и, крутясь, стала падать...

...со стуком упала внутрь движка...

...свистящий взрыв...

...удар по голове...

Пропаганда атакует

Мы имели возможность посмотреть через американский спутник часовое выступление Вадима Кронько. Он разразился очередной демагогической речью, которую, похоже, несколько раз переписывали в Вашингтоне и Голливуде. Он доказывал, что русские – некультурные варвары и извращенцы, которые регулярно едят на завтрак украинских детей, и много иного в том же роде – от сталинского геноцида против украинских кулаков до намеков на то, что Екатерина Великая предпочитала в постели украинцев.

Украинский Распутин разыграл великолепное шоу. Опрос общественного мнения, проведенный на следующее утро, показал, что Кронько значительно укрепил свое лидерство – его популярность поднялась до 65%. Через американский спутник передача транслировалась на Москву и Ленинград, где, естественно, украинскому освободительному фронту нет надобности бороться за голоса, но нужно спровоцировать русских на беспорядки. Они действительно последовали. Застрельщиками стали хулиганы-сталинисты и многие русские националисты. Разумеется, американские пролазы-репортеры оказались тут как тут, и теперь по украинскому телевидению крутят минутные ролики, запечатлевшие, как сталинисты бьют окна ресторанов и колошматят тех, кто показался им украинцами.

Следующий шаг абсолютно ясен. Очередное выступление Кронько будет еще более взвинченным, американцы, без сомнения, покажут его всей России, будут новые беспорядки, которые снова используют для агитации за Кронько.

Американские специалисты по манипулированию общественным сознанием используют московских «медведей» как Голливуд – актеров. Не надо строить иллюзии. Эти типы могут продать украинцам такой жалкий товар, как Вадим Кронько.

Сумели же они навязать американцам Гарри Бертона Карсона!

«Сумасшедшая Москва»

Когда в «Красную Звезду» позвонили из ЕКА, Соня была на встрече с представителями «Рено», и ее не рискнули беспокоить. Лишь после звонка самого Вельникова секретарь нарушил ход встречи. Из ЕКА сообщили, что машина с полицейским эскортом уже послана за ней, но наступил час пик, и даже в сопровождении мотоциклистов им потребуется час, чтобы добраться до нее.

Вельников подробностей не знал, сказал только, что произошел несчастный случай, то ли водород взорвался, то ли еще что-то. Джерри жив, но тяжело ранен, поврежден мозг. На вертолете его доставили в больницу аэропорта, где, как заверил Вельников, работают самые опытные нейрохирурги.

95
{"b":"25559","o":1}