ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он еще не целовал ее, а она уже всей душой жаждала этого. В лицо ему она не смела взглянуть. Этот шепот в темноте оказывал на нее гипнотическое воздействие, буквально завораживал, но она почему-то была уверена, что Джек говорит правду. Если она откажется, он позволит ей уйти. Совершенно невероятное обещание в устах мужчины – однако этот человек сделает то, что обещает. Она знала, что он хочет ее – после пикника в лодке в этом нельзя было сомневаться. И было видно, что желание его только возросло… И она сама жаждала вновь ощутить уже испытанный восторг, пережить прежние ощущения. Прежние? Нет, она желала большего! Она желала знать все, чему он может научить ее.

– Клари?

– Да, Джек. Я проведу с тобою ночь.

Внезапная радость охватила все ее существо. Отныне не только Джек будет что-то делать с ней – они оба сделают это друг для друга. В тот момент, когда их губы сомкнулись, она перестала с изумлением спрашивать себя, зачем он добивается ее согласия, хотя мог бы воспользоваться своей очевидной властью над ней. И куда только подевались прежние ее обиды и отвращение к мужчинам? Она напрочь забыла о том, что им нельзя доверять – за этот месяц Джек совершенно преобразил ее. Она обняла его за шею и прижалась к нему, с безмолвной покорностью ожидая того, что им обоим страстно хотелось сделать.

Ей казалось, что она потеряет сознание прежде, чем завершится поцелуй. Джек провел большим пальцем по ее нижней губе, и она приоткрыла рот, куда сразу же ринулся его язык, мгновенно пробудивший в ней все чувства. Одной рукой он обхватил ее затылок, не давая запрокинуть голову, а другой прижал к себе так крепко, что она ощутила мощь его тела. Охваченная испепеляющим огнем страсти, Клари целиком отдалась ему, не думая о последствиях.

Она знала, что ей предстоит пережить с ним восторг наслаждения, испытанного лишь однажды – и это было в его объятиях. Теперь он не остановится на полпути и не отпустит ее до тех пор, пока оба они не упьются радостью до самого конца. Все ее опасения и тревоги исчезли перед лицом этой абсолютной уверенности, и когда он слегка разжал руки, она сразу же поняла, что это всего лишь временная передышка и нужно терпеливо ожидать его следующего шага.

Он обнял ее за плечи и повел в дом. Тесно прижимаясь друг к другу, они пересекли холл и оказались в его спальне. Сара погасила все свечи перед тем, как уйти в свой коттедж – кроме них двоих, здесь никого больше не было. Джек направился к подсвечнику, стоящему на столике возле кровати, а Клари нерешительно взглянула на дверь своей комнаты.

– Мне надо снять платье, – прошептала она, посмотрев на синий шелковый корсаж и белую муслиновую юбку.

– Я сам раздену тебя.

Он протянул руки, и Клари пошла к нему.

– Какая ты красивая.

Вынув гребень, он распустил ей волосы и провел ладонью по темным густым кудрям. Когда она закинула голову назад, его пылающие губы приникли к ее горлу. Она схватилась за его плечи, чтобы удержаться на ногах – еще мгновение, и она упала бы перед ним на колени. А его руки уже возились с застежками пояса.

– Где же они? – пробормотал он, и она ощутила на себе его пальцы, пробегающие по спине в поисках крючков.

– Вот здесь.

Платье мягко спустилось к ее ногам. Он быстро развязал тесемки нижней юбки, упавшей следом за платьем, а затем снял через голову сорочку. Клари заметила веселые огоньки в его глазах, когда он увидел, что на ней нет ни корсета, ни панталон, ни чулок. Но лукавое выражение на его лице тут же сменилось благоговейным восторгом. Он провел ладонями по ее обнаженному телу от ключиц до бедер.

– Изумительная.

Пальцы его задержались на сосках, и Клари негромко вскрикнула. Она вскрикнула громче, когда он приник губами сначала к одному соску, а затем в другому. Все в ней затрепетало, и она потянулась к нему в почти мучительном нетерпении.

Джек мягко опустил ее на постель и встал перед ней на колени. Одной рукой он поглаживал ей колени, бедра и промежность. Клари, задохнувшись, раздвинула ноги шире.

– Ты не представляешь, как сильно я хочу тебя, Клари. Ты такая страстная, ты отзываешься на каждое мое прикосновение.

Он уткнулся лицом в ее живот. Клари, обхватив его голову, развязала бант, стягивающий его темные, с медным отливом, волосы. Но когда она попыталась привлечь его к себе, чтобы впиться губами в его рот, он вдруг отпрянул и стал лихорадочно освобождаться от халата, рубашки, бриджей. Клари, застыв на спине, следила за быстрыми движениями его пальцев, расстегивающих пуговицы на кальсонах. Она увидела упругие ягодицы и стройные ноги, а затем он повернулся – и глаза у нее расширились от изумления. Заметив это, он улыбнулся и встал перед ней во весь рост. Клари онемела.

Испугалась?

На кровать.

– Нет, – ответила Клари, нервно облизав губы.

– Что же тогда?

Он подвинулся к ней ближе.

– Я поняла, как сильно хочу тебя… всего тебя… хочу, чтобы ты был во мне. – Она смело встретила его загоревшийся взгляд. – Я поняла, что ты великолепен… и не только в физическом отношении.

– Но сейчас это важнее всего, – прошептал он.

– А ты поцелуешь меня?

– Конечно. И не только в губы.

Он лег рядом с ней и притянул к себе.

– Сначала я тревожилась за тебя. Такая тяжелая рана. Жар, слабость и все такое… Быть может, сейчас это трудно для тебя?

Он прервал ее сбивчивую речь долгим сладостным поцелуем.

– Ты как-то сказала мне, что всегда несешь околесицу, когда взволнованна, – поддразнил он ее. – Я рассматриваю твой лепет как формальное приглашение и намерен довести тебя до полной бессмыслицы.

Его руки трудились безостановочно, а ласки становились все более и более изощренными.

– Но… но я… ох, Джек… никогда еще…

Господи!

– Кажется, я этого уже добился? – шепнул он лукаво.

– Не смейся, это очень серьезно. Ты сводишь меня с ума.

Не договорив, она застонала, ибо пальцы его мягко пробежали по ложбинке между ягодицами.

– Вы совершенно правы, мадам. – Широко разведя ее ноги, Джек встал между ними на колени. – Теперь уже не до шуток. Открой глаза, радость моя, и взгляни на меня.

– Прошу тебя, – пролепетала она, – пожалуйста, Джек… сделай же что-нибудь… я больше не могу… не могу…

– Я правильно тебя понял?

Он проник в нее так быстро и так легко, что Клари вытаращила глаза, не в силах удержать изумления. В его взгляде она прочла торжество.

– Красивая, какая же ты красивая, – шептал он нежно. – Клари, бесценная моя Клари…

– Джек.

Он раскачивался над ней. Клари вцепилась в его руки. Ощутив его плоть в себе, она прижималась к нему все теснее и теснее. Язык совершенно ей не повиновался, а разум блуждал в неведомых прежде краях, где чувства обретали свою законченность и тело жаждало слиться с ними.

– Не останавливайся… я хочу… мне нужно…

– Я знаю. Обними меня крепче, Клари. Ты должна желать меня так же сильно, как я желаю тебя.

– Я желаю. Я… Джек, Джек! Что это со мной?

Обхватив его талию, она впилась ногтями ему в поясницу. Некая внутренняя сила заставляла ее повторять его движения, она содрогалась и извивалась, пока рассудок ее окончательно не помутился. Внезапно ритм изменился, напор усилился, и Клари застыла почти бездыханная, а потом из глаз ее хлынули восторженные слезы, и она испустила хриплый вопль наслаждения.

Потом Джек долго целовал и ласкал ее, шепча нежные слова. Только теперь ей открылась бесконечная радость истинной любви, и она взглянула на него с обожанием.

– Ты уже способна говорить внятно? – прошептал он.

– Не смейся надо мной, – тихо произнесла она, и он сразу стал серьезным.

– Я вовсе не смеюсь над тобой, Клари. Я просто хотел узнать, обрела ли ты наконец себя.

– Думаю, я уже никогда не буду прежней.

После того, что я пережила…

– Для меня большая честь услышать это. Ты сделала мне комплимент.

Он лег на спину, продолжая обнимать Клари здоровой рукой. Какое-то время оба они молчали, а затем Клари не выдержала.

28
{"b":"25562","o":1}