ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она шагнула за порог так стремительно, что поскользнулась на своих же обледенелых следах и ударилась коленкой, но даже не почувствовала боли. Раненое сердце страдало так, что эта мука превосходила все остальное. Кларисса с рыданием распахнула дверцу машины и рухнула на сиденье. В кухне зажегся свет, затем вспыхнула лампочка у входа. Она знала, что Рич устремился следом за ней, – и если бы увидела его сейчас, то могла бы убить.

Нажав на акселератор, она выехала с песчаной дорожки перед домом на скользкую, заснеженную дорогу. Машину заносило, но она не сбавляла скорости, стремясь умчаться куда угодно – лишь бы оказаться далеко от этого дома, от Рича с его мерзкой любовницей, от собственной муки.

Но мука оставалась с ней, застилая пеленой ее глаза и затуманивая рассудок. Она понимала, что надо остановиться или хотя бы слегка притормозить, но непонятная сила заставляла ее нажимать на педаль. Скорость была ее спасением – только так можно было ускользнуть от Рича.

– Как ты мог так поступить со мной? – вопрошала Кларисса отсутствующего мужа. – Неужели тебе плевать на меня и на нашу жизнь? Сколько раз вы занимались этим в нашей постели? А я ничего не подозревала… В той самой постели, Рич, где ты отказывался любить меня, ссылаясь на усталость или на плохое настроение! А я всему верила… Господи, как я жалела тебя, думая, как тебе одиноко дома, пока я в больнице! Да был ли ты один все эти дни? А эти отлучки по вечерам… якобы на собеседование по поводу работы! Какой великолепный предлог и сколько в этом возможностей! Как я могла ничего не замечать?

Впереди показался мост через канал. По-прежнему не зная, куда ехать, Кларисса прибавила газа перед подъемом на вогнутый в виде арки мост. И не сняла ногу с педали, достигнув вершины. Дождь со снегом превратили асфальт в настоящий каток, и машина понеслась вниз с бешеной скоростью.

В этот момент Кларисса увидела, что прямо на нее движется снизу грузовик. Резко рванув руль, она повернула вправо. Все дальнейшее происходило, словно во сне: ей удалось разминуться с грузовиком, пройдя рядом с ним буквально в нескольких дюймах – быть может, она даже слегка задела его. Машину все больше заносило вправо, и она не могла выправить руль. Затем правое крыло машины ударилось обо что-то твердое: в ушах у нее раздался жуткий скрежет металла, а перед глазами вспыхнул ослепительный голубой свет. Она вдруг поняла, что по-прежнему исступленно давит на педаль – надо было снять ногу с педали, но все в ней словно бы оцепенело.

Машина взлетела вверх, и дверца ее широко распахнулась. Кларисса так спешила расстаться с ненавистным домом, что не удосужилась проверить, щелкнул ли замок. И когда автомобиль стал заваливаться налево, она вывалилась в зияющую дыру.

Этот вечер был таким же темным и холодным, как и вода, вдруг возникшая перед Клариссой. Она услышала свой собственный вопль и пошла ко дну, как свинцовое ядро.

ГЛАВА ВТОРАЯ

На рассвете следующего дня было уже значительно теплее, хотя дождь лил по-прежнему. Рич Браун со своей любовницей и полицейский офицер стояли на мосту, глядя на темную, зловещую воду канала.

– Когда мы вытащили машину, – сказал полицейский, – то обнаружили в бардачке техпаспорт с регистрационным номером. Вот так мы и узнали, что это ваш автомобиль, сэр. Значит, за рулем сидела ваша жена? И с ней никого больше не было?

– Да, она была одна, – кивнул Рич.

На лице его застыло выражение глубокой скорби. Он смахнул рукой слезу. При таком дожде нельзя было сказать, плачет он или просто делает вид.

– Вчера вечером она поехала за сливками для моего утреннего кофе. Я пытался остановить ее, говоря, что погода плохая и вполне можно обойтись молоком, но она настояла на своем.

– У нас имеются показания водителя грузовика, который едва не столкнулся с машиной, по описанию похожей на автомобиль миссис Браун. Водитель утверждает, что она потеряла управление и мчалась так, словно за ней гнались из преисподней… так он выразился. Говорит, что она прошла всего в нескольких дюймах от него. Видимо, она свернула вправо и перелетела через бордюр с ограждением.

– Кажется, это вполне надежная защита, – сказала любовница Рича.

– Вы правы, – подтвердил полицейский. – Они должны предохранять от несчастий именно такого рода. Мы не можем понять, как миссис Браун ухитрилась свалиться в воду.

– Так ведь она мчалась, будто за ней гнались из преисподней, – напомнила любовница Рича.

– Ну, раз уж это случилось, нужно найти тело. – Полицейский сочувственно взглянул на Рича. – Вам совсем необязательно оставаться здесь, сэр. Надо ли предупредить еще кого-нибудь?

– Нет, – ответил Рич. – Кларисса была единственной дочерью, и ее родители умерли. В других штатах есть какие-то дальние родственники, но здесь нет никого, кроме меня.

– Сейчас вам не следует оставаться одному, – заметил полицейский.

– Я побуду с Ричем. Я знаю, как он переживает. Мы были очень дружны с Клариссой, – сказала любовница Рича, положив руку ему на плечо.

Полицейский кивнул и направился к своей машине. Лишь когда он отошел достаточно далеко, Рич решился заговорить.

– Я собирался сказать ей вчера вечером, что нашел работу в Калифорнии и что хочу развестись с ней до отъезда. Я не хотел причинять ей боль. Не хотел, чтобы она узнала о нас. И, разумеется, не хотел, чтобы она умерла.

– Но это все упрощает, – сказала любовница. – Теперь она никому не расскажет, что видела нас в постели.

– Это верно, – с тяжелым вздохом отозвался Рич. – Бедная Кларисса. Знаешь, она меня очень любила.

– Мы устроим ей классные похороны, – ободряющим тоном произнесла любовница. – Ты продашь дом и уедешь в Калифорнию. Приличия ради надо будет выждать некоторое время, а потом я приеду к тебе.

– Да, – сказал Рич и еще раз вздохнул. – В общем-то все к лучшему… Пойдем отсюда. Я не хочу смотреть, как они будут вытаскивать тело… такие штуки не для меня.

– Конечно, милый.

Но когда они спустились с моста, любовница Рича небрежно бросила:

– Если хочешь знать мое мнение, все случилось очень ко времени.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Яркий золотой свет слепил Клариссе глаза – такой яркий и такой болезненный, что она только сильнее сжимала веки. Лучше уж оставаться в темноте…

– Поверните-ка ее еще раз, ребята, – произнес грубый мужской голос. – Давите сильнее на спину.

Чьи-то руки перевернули ее безвольное тело. Чьи-то кулаки, числом не меньше дюжины, навалились на ее ребра и позвоночник. Она дергалась, пытаясь набрать воздух в легкие, но это ей никак не удавалось.

– Во имя Бога, приятель, ты же переломаешь ей все ребра! – послышался властный голос, говоривший с отчетливым британским акцентом. – Ну-ка, пусти меня!

Незадачливые спасители перестали мять ее кулаками. Две сильные мужские руки обхватили ее за талию, приподняли и прижали к мускулистой груди. Неожиданно стальные пальцы нажали ей на диафрагму под грудной клеткой. Вода хлынула из легких и из горла Клариссы, освобождая доступ воздуху. Она разевала рот, словно рыба, жадно вдыхая и выдыхая. Пальцы нажали на диафрагму еще сильнее, и Кларисса, выплюнув остатки воды, забилась в руках державшего ее мужчины.

– Достаточно! Она закашлялась.

– Ну, девушка, отдышалась наконец? – спросил тот, чей голос она услышала первым.

Он наклонился, заглядывая ей в лицо, а она безвольно повисла на руках второго мужчины.

– Джек, дружище, она выкарабкалась, можешь теперь положить ее.

Тот, что держал Клариссу, осторожно опустил ее на землю. Затем встал на колени, помог ей сесть и обнял за плечи, подпирая ее также и своим бедром.

– Пусть кто-нибудь сходит за одеялом, – приказал он. – Она вся дрожит.

– Да откуда же мы, во имя всех святых, раздобудем здесь одеяло? – осведомился его приятель.

– Тогда воспользуемся моим сюртуком. Не может же она оставаться в одной сорочке.

3
{"b":"25562","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Центр тяжести
Американские боги
Голос рода
Рубеж атаки
Левиафан
Фартовый город
Нефритовый город
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще
Тень ингениума