ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зулейха открывает глаза
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Кафе маленьких чудес
Отбор для Темной ведьмы
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Моя строгая Госпожа
Дневная книга (сборник)
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
A
A

Левой рукой Клари взвела курок, как научил ее Джек, и вновь сжала револьвер двумя руками, положив оба указательных пальца на спусковой крючок.

– Еще одно движение, и я выстрелю, – сказала она.

К несчастью, голос у нее дрогнул, и Иезекия Бартрем только ухмыльнулся, услышав эту угрозу. Он вновь дал шенкеля коню.

– Я вас предупредила!

Клари поняла, что выбора у нее нет. Она не сомневалась, что Иезекия Бартрем легко разоружит ее, а затем разрядит револьвер в Люка, который, скорчившись, прятался за ее спиной. Убив Люка, Иезекия Бартрем изнасилует ее. Этого она допустить не могла. На карту была поставлена жизнь Люка и ее честь. Нет, она не обманет ожиданий Джека! И Клари что было сил нажала на спусковой крючок.

В тот момент, когда Клари выстрелила из револьвера, Люк с пронзительным диким воем вскочил на ноги. Перед глазами у Клари что-то ослепительно вспыхнуло, раздался оглушительный шум, который, казалось, повторялся снова и снова, возвращаясь многократным эхом, подобно грому. В ушах у нее зазвенело. Она увидела, словно в замедленной съемке, как падает на землю Иезекия Бартрем. Его обезумевший от страха конь громко заржал.

Отдача заставила Клари выбросить руки вперед, но, несмотря на это, ей не удалось удержать равновесия и, завалившись назад, она рухнула в повозку, прямо на Люка. Соломенная шляпка косо сползла ей на лицо. – Мисс Клари, с вами все в порядке? Люк помог ей сесть и взял у нее из рук револьвер. Клари попыталась надеть шляпку, но тотчас снова упала: их повозка мчалась по тряской дороге с такой скоростью, что удержаться было просто невозможно. Тогда Клари разорвала ленты и отбросила шляпку в сторону, пытаясь понять, что происходит.

– Лошадь понесла! – заорал Люк. Вскарабкавшись на козлы, он схватил поводья, но удерживал их с трудом – они рвались у него из рук и тащила за собой. Стараясь не выпустить их, он едва не вывалился из повозки.

– Осторожно, Люк!

Клари вскочила и, ухватив его за лямки комбинезона, вернула на козлы.

– Я их держу! – прокричал Люк.

– Сейчас я тебе помогу!

Клари забралась на козлы рядом с ним и тоже ухватилась за поводья. Соединенными усилиями они заставили испуганную лошадь сначала перейти на рысь, потом на шаг и, наконец, остановиться.

– Ох, Люк, – простонала Клари, – минуту назад мне казалось, что мы с ней не справимся.

– Мне тоже.

Внезапно Люк начал дико хохотать, глядя на нее. Клари испугалась, что у него истерика – и что тогда прикажете делать? Но тут же поняла, что мальчику действительно смешно.

– Мисс Клари, вы только посмотрите на себя! У вас совершенно черные руки и лицо! Прямо как у негритянки.

– Да?

Клари оглядела себя. Рукава и корсаж ее серого платья почернели от пороха, так же как руки и, вероятно, лицо.

– Боже милосердный, это похоже на копоть. Чтобы ее отмыть, понадобится много мыла и горячей воды.

– Что же нам делать? – спросил Люк. – Если вы промазали в мистера Бартрема, он сейчас гонится за нами. Он зол, как сто чертей.

– А если не промазала, – сказала Клари, – то он, быть может, лежит, истекая кровью. Даже такого ненормального человека, как он, нельзя оставить умирать на дороге.

– Значит, вы собираетесь помочь ему? – воскликнул Люк, широко открыл глаза.

– Думаю, мы должны узнать, ранен он или нет, – сказала Клари. – Если уж я в него стреляла, я несу ответственность за его здоровье.

Несколько минут Люк обдумывал эту мысль, а Клари старалась выровнять дыхание и унять дрожь в руках.

– Если мистера Бартрема нужно будет зашивать, – ухмыляясь, предложил Люк, – позвольте мне на нем попрактиковаться. Пусть это будет ему наказанием за все, что он хотел с нами сделать.

– Люк, это просто ужасно, – строго начала она, но тут оба они покатились со смеху.

Упав друг на друга, они стонали и завывали от хохота, пока из глаз Клари не полились слезы – она вытирала их черными пальцами и, за отсутствием носового платка, грязным рукавом.

– Вот теперь мне гораздо лучше, – отсмеявшись, сказала она. – Кажется, за всю жизнь я не испытывала такого страха!

– И я тоже, – признался Люк.

– Но дело не закончено. – Клари храбро расправила плечи. – Давай повернем назад и посмотрим, какой ущерб мы ему нанесли.

Иезекия Бартрем, раскинув руки и ноги, валялся по дороге. Он не пошевелился, когда Клари остановила повозку прямо рядом с ним. Его конь исчез. Клари решила, что лошадь – она сама найдет дорогу искать не нужно домой.

– Мертв? – спросил Люк, глядя на неподвижное тело горящими глазами.

– Пока не могу сказать. Оставайся в повозке.

Клари медленно двинулась к телу.

– Осторожнее, – сказал Люк шепотом, словно боялся разбудить Иезекию Бартрема.

– Ладно.

Зайдя сбоку, Клари тихонько дотронулась носком ботинка до локтя Иезекии Бартрема. Тот не пошевелился. Тогда Клари слегка пнула его в бедро, а потом под ребра. Наконец она присела на корточки и нащупала шейную артерию.

– Он жив, – объявила она с видимым облегчением. – По крайней мере, у меня на совести не будет убийства. Он потерял сознание, но пульс есть.

Спрыгнув с повозки, Люк подошел к Клари и встал посреди дороги, подбоченившись и глядя вниз, на бесчувственное тело.

– Вы не желаете оставлять его здесь, – медленно произнес он. – Вы ни за что так не поступите. Значит, нам придется взять его в повозку.

– Ты сумеешь его поднять? – спросила Клари. – Он маленького росточка, так что не должен быть таким уж тяжелым. Отвезем его в Богемия-вилидж. Помоги-ка мне переставить корзины и коробки… мы положим его сзади.

Быстро расчистив место, они с Люком подняли Иезекию Бартрема и уложили в повозку. Они обращались с ним не слишком бережно, но Клари это не слишком волновало. Она испытывала громадное облегчение оттого, что ее выстрел не попал в цель – этот человек лишился чувств, упав с лошади. Он просто насмерть перепугался.

– Люк, я хочу, чтобы ты сидел сзади, держа его под прицелом, – сказала Клари. – Вдруг он по дороге очнется.

– Но ведь вы уже разрядили револьвер. Больше у нас не осталось ни пуль, ни пороха, – возразил Люк.

– Это знаем только мы с тобой, – ответила она, – а Иезекия Бартрем лежит без сознания. Как ему догадаться, что мы не можем перезарядить револьвер? Ты делай вид, будто он заряжен, Люк!

– Понятно, – ухмыльнулся Люк. – Я скажу, что если он двинет хоть пальцем, я всажу ему пулю прямо в грудь.

– Похоже, доктора из тебя не получится, а вот актером ты вполне можешь стать, – сухо промолвила Клари.

Второй за этот день приезд Клари в Богемия-вилидж произвел фурор. Сознавая, что ее черные от копоти лицо и руки вызовут немалое любопытство, она смотрела прямо перед собой и не отвечала на обращенные к ней вопросы.

Покончив с делами на насосной станции, Сэм Маккензи направился в город. На деревянных мостках он столкнулся с Джеком Мартином, который шел навстречу ему. Оба остановились поговорить, но тут внимание их привлекли громкие крики и грохот повозки, катившейся по Богемия-авеню.

Клари видела, как Джек с Сэмом, встретившись, пожали друг другу руки. Направив повозку прямо к ним, она резко и картинно остановила лошадь. Изумление, отразившееся на лице Джека, доставило ей немалую радость, а его взволнованный голос привел просто в восторг.

– Боже милосердный! Клари, что с тобой случилось?

Она спрыгнула с повозки прямо в его раскрытые объятия и только тут почувствовала, что все ужасы этого дня наконец позади.

– Я испачкаю тебе рубашку, – пробормотала она, прижимаясь почерневшим лицом к его груди.

– Это неважно. Милая, ты не ранена?

– Нет, нет, все в порядке. Немного испугалась, вот и все.

Джек обнял ее еще крепче. Клари посмотрела на Люка, который по-прежнему сидел в повозке, целясь в человека, лежавшего у его ног.

– Люк, дай мне револьвер.

Джек протянул руку, и Люк охотно передал ему револьвер: было видно, что он рад избавиться как от оружия, так и от обязанности нести охрану.

36
{"b":"25562","o":1}