ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну? – спросил Джек, продолжая держать в ладонях ее лицо. – Ты выйдешь за меня замуж?

Он не говорил о любви. А Клари, хоть и требовала от него правды во всем, предпочла бы, чтобы в этом он солгал. Не дождавшись этого, она решила поторговаться – раз он берет ее замуж только ради ребенка, в некоторых вопросах следует проявить твердость и настоять на своем, – иначе он возомнит, будто может делать с ней все, что ему угодно.

– Полагаю, ты сделал мне предложение только из чувства долга, – сказала она, сознавая, что эти слова больно его ранят. – В нашем веке понятия совсем другие. Но я готова выйти за тебя замуж… при условии, что ты выполнишь три моих желания.

– Ты знаешь, что не все твои желания могут быть исполнены, – сказал он.

– Я попрошу лишь о том, что ты в состоянии сделать. Пусть свадьба состоится здесь, на ферме, чтобы Мозес, Сара и Люк тоже могли присутствовать. Мне известно, что у вас есть дурацкие предубеждения, подкрепленные законами. Негры должны посещать свою церковь, отдельно от белых. Мне на это наплевать, но мы избавимся от проблем, если совершим обряд на твоей земле, где этим добрым людям всегда рады.

– Согласен, – с улыбкой произнес он. Надеюсь, и остальные твои желания будут легко выполнимыми.

– Не надейся, потому что я начала с самого простого. Второе, ты должен обещать мне что Дэнси, Роза и все ее девочки тоже будут на свадьбе. Я полагаю, ты сам пригласишь Сэма, но если это не входило в твои намерения, то и он должен присутствовать.

– Сэма мы, разумеется, позовем, а вот насчет всех остальных… боюсь, что это невозможно.

Клари хотела было возразить, но Джек поднес палец к ее губам, не дав вымолвить ни слова.

– Две девушки уже уехали, – продолжал он, – и мадам Роза говорит, что они устроились в подобном же заведении в Балтиморе. Осталась только рыжая.

– Гермиона, – сказала Клари. – Я хочу, чтобы она была приглашена сюда вместе с Эмми и Люси, которые работали на кухне у Розы. Ну и Дэнси, конечно, тоже.

Джек внимательно посмотрел на нее и улыбнулся, словно бы оценивая просьбу.

– Хорошо, пусть будет по-твоему, – ответил он. – Мы позовем их всех, и приглашение наше будет искренним. Примут ли они его – не наше дело.

– Отлично, – кивнула Клари. – Ты, безусловно, прав, но мне очень хочется, чтобы Роза приехала. Я понимаю, что ты о ней думаешь, но я люблю эту женщину, несмотря на ее позорное ремесло.

– Мне она тоже нравится, – сказал Джек, – хотя не так сильно как Сэму. Какова же будет третья просьба?

– Я хочу, чтобы ты пригласил Филли и ее мальчика на нашу свадьбу.

– Это невозможно, Клари, – начал он, но она остановила его.

– Я не принимаю никаких возражений. Именно поэтому я оставила эту просьбу напоследок. Если она действительно твоя сестра, то должна быть здесь. Ее присутствие на свадьбе будет расплатой за то, что она позволила себе обойтись со мной пренебрежительно во время торжественного открытия канала.

– Ты словно испытываешь меня, – сказал он.

– Ты чертовски прав, так оно и есть. Я хочу проверить истинность твоих слов и твоих чувств. Она унизила меня. И я желаю, чтобы она проявила ко мне внимание.

– Ты хочешь другого, – бросил он, отвернувшись и отступив от кровати. – Ты надеешься, что Филли чем-нибудь выдаст себя, пролив свет на наше прошлое.

– Возможно, я хочу чего-нибудь в этом роде, – ответила она. – Ты все время твердишь о чести. Даю тебе возможность принять вызов. Пригласи ее и посмотрим, что из этого выйдет.

– Ты бросаешь вызов Филли, а не мне, – сказал он. – Ты даже не представляешь, как это несправедливо по отношению к ней. Если бы ты знала все, то не поставила бы такого условия.

– Возможно, если бы я знала больше, ты придумала бы что-нибудь получше, – ответила она.

– Боже мой! Клари, неужели у нас так будет всегда? И ты будешь без конца что-то выпытывать и стараться проникнуть в тайну, которая не имеет к тебе никакого отношения.

– Если я стану твоей женой, все твои тайны будут иметь ко мне отношение, – быстро парировала она. – Увы, но дело обстоит именно так, как ни крути.

– Что же, все женщины в двадцатом веке так торгуются по поводу своего замужества?

– Нет, не все, а жаль, – ответила она.

– Это совсем не подходит для леди. Отцы, братья, дяди или опекуны могут торговаться по поводу заключения брака. Но чтобы женщина выдвигала условия? Это неслыханно, невозможно, просто некрасиво, черт побери!

– Остынь, – бросила она, надеясь в душе, что глаза у него блестят от затаенного смеха, а не от негодования. – Ты стонешь и жалуешься, а мы еще даже не приступили к обсуждению моего приданого.

– У тебя нет приданого, – возразил он.

– Ошибаешься, есть.

И она положила руку на живот.

– Если бы я так не любил тебя, то сейчас мог бы возненавидеть.

– Если бы я тебя не любила, то и не торговалась бы, – быстро нашлась она. – Это ты вынудил меня так себя вести. Я борюсь за свои права и хочу получить то, что мне принадлежит. Мужчины всегда так поступают. Почему бы и женщинам не попробовать?

– Вряд ли ты поладишь с моей сестрой, – предупредил он.

– Сделай так, чтобы она сюда приехала, а там посмотрим.

– Клари! – Он неожиданно уступил. – Обещаю, что напишу ей. Но не могу отвечать за то, согласится она или нет… точно так же, как и в отношении всех прочих гостей.

– Нет, в данном случае ты отвечаешь, – резко произнесла Клари. – Более того, я прочту письмо и прибавлю несколько слов от себя.

– Ты не доверяешь мне?

– Иначе и быть не могло, Джек.

Клари наслаждалась своей победой и исподтишка следила за Джеком. Его раздражение сменилось вдруг такой глубокой грустью, что Клари почти раскаялась в том, что настояла на своем. Подобная решимость была ей, в сущности, совсем не свойственна, но она считала, что это единственный способ добиться от него правды. Но самая ужасная правда состояла в другом: ей было совершенно все равно, что натворил Джек, если сумел так разгневать своего отца-маркиза… и неважно было, сестра ему Филли или он ей бессовестно солгал – она любила этого человека всей душой и страстно желала выйти за него замуж.

– Интересно, удалось ли Розе спасти платья? Ее гардеробная была получше любого магазина. Какой свадебный наряд можно было бы подобрать!

Услышав это восклицание, Джек только покачал головой и вышел из комнаты.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Филиппа дала согласие присутствовать на свадьбе. Джек сам поехал за ней в Уилмингтон, чтобы доставить ее в Богемия-вилидж на недавно купленном шлюпе. Однако на Эфон-Фарм они оказались лишь за час до торжественной церемонии, и Клари уже стала спрашивать себя, соизволит ли Джек явиться на собственную свадьбу или ей придется объяснять гостям, почему нет жениха. В последние недели между ними воцарились отношения холодной вежливости. Джек вел себя очень сдержанно, и Клари начала сомневаться в его чувствах. Возможно, она зашла слишком далеко в своих требованиях. В конце концов, она жила в эпоху, где было принято, чтобы женщина проявляла покорность и ни в чем не перечила мужчине. Разумеется, это не означало, что она готова смириться с его молчанием – и Джек, судя по всему, опасался нового натиска. Как ей хотелось, чтобы он понял: согласившись выйти за него замуж, невзирая на его скрытность, она доказала, что полностью ему доверяет.

Заслышав грохот повозки, Клари выбежала из дому. Она все еще была в синем полотняном платье. Рядом с Джеком сидела белокурая женщина с поджатыми губами и высоко поднятой головой. Мальчик в своем темном сюртучке походил на миниатюрную копию взрослого мужчины. Его блестящие волосы лежали волосок к волоску, словно бы и не было долгой дороги. Клари подумала, что мать причесала его в последнюю минуту.

– Добрый день. Очень рада, что вы благополучно добрались, – произнесла Клари, стараясь говорить приветливо.

Женщина в повозке смерила ее взглядом и ничего не ответила. Клари тут же повернулась к мальчику.

55
{"b":"25562","o":1}