ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сегодня она тебе понадобится, – сказал Джек, укутывая ее плечи в накидку.

– Ты становишься сверхзаботливым мужем.

– Надеюсь, это комплимент. Застегнув ей застежку у ворота, он поцеловал ее в губы.

– Разумеется, комплимент, – сказала она с улыбкой. – После смерти родителей все подарки я делала себе сама. Только недавно я поняла, как мне нравится, что ты обо мне заботишься. Мне хочется быть самостоятельной, но любовь и забота – это удивительно приятно.

Новая накидка пришлась удивительно кстати: по пути в Богемия-вилидж задул холодный ветер, а посеревшие облака указывали на то, что в любую минуту может пойти дождь или даже снег.

– Вот мы и приехали, – сказал Джек, останавливаясь на обычном месте на рынке у канала.

Осень была на исходе, так что особенно торговать было нечем – только несколько фермеров привезли корзины с яблоками и поздние тыквы. Впрочем, повсюду происходил бойкий обмен, но Клари не обратила на это внимания – более того, не заметила, как Джек мгновенно сбыл свои фрукты какому-то человеку на лодке. Молодую женщину совершенно потряс дом Розы.

– Господи! – воскликнула она. – Просто глазам своим не верю!

Последний раз она видела дом перед свадьбой. С тех пор его успели полностью восстановить. С фасада пристроили новую веранду с резными колоннами и широким крыльцом, выходившим на улицу. Старый дом был из неструганых досок, а этот был выбелен, и ставни на всех окнах окрашены в черный цвет.

– Джек, это и есть твой сюрприз?

– Именно так. Мисс Анлерсдоттир держит теперь постоялый двор – комнаты для гостей с обедами.

– Ей осталось только переменить фамилию, – заметила Клари.

– Будем надеяться, что Сэму удастся ее уговорить.

Джек улыбался, и Клари поняла, что он прочел ее мысли.

– Сэм уже закончил дела на канале? – спросила Клари.

После открытия канала Джек отошел от дел, связанных со строительством, зато много внимания уделял шлюпу, которым владел совместно с Сэмом.

– Да. Все будет окончательно завершено к весне, когда укрепят берега. Шлюзы работают отлично. Так что Сэм опять стал морским волком.

– И он регулярно заходит сюда, в Богемия-вилидж, – добавила Клари. – Все складывается как нельзя лучше.

– Душа моя, ты прирожденная сваха, – поддразнил ее Джек. – Осмелюсь предположить, что ты мечтаешь переженить всех друзей… потому что сама в браке счастлива.

– С чего ты это взял? – рассмеялась в ответ Клари.

Внутри дом Розы изменился еще больше, чем снаружи. В зале убрали бар, поставив вместо него столы со стульями у окон – с видом на канал.

– Внизу теперь харчевня, – объяснила Роза. – Вход в нее с заднего крыльца, так что попасть туда можно прямо с рынка или перейдя улицу от канала.

Роза и сама изменилась. Ни пышных розовых оборок, ни кружев, да и прическа другая – без локонов и кудряшек. Новая Роза Астрид Анлерсдоттир была одета в скромное платье темно-красного цвета. Ее светлые волосы были аккуратно зачесаны – почти так же скромно, как на свадьбе Клари. Но заново отремонтированный дом Роза показывала с прежним уверенным видом.

Слева от входа находился кабинет Розы. За ним – небольшая гостиная и спальня, отделанная в бледно-розовых тонах.

Вместо старой скрипучей лестницы у парадной двери построили новую, широкую, с перилами красного дерева.

– Комнаты наверху заняты постоянно, – сказала Роза, когда Клари поинтересовалась, как идут дела. – Приезжие не знают, чем раньше занимались в этом доме. Надо признаться, сначала мне было не по себе, ведь мужчины стали приезжать сюда с женами и детьми. Почти все оставались ночевать, а я привыкла к быстрой смене посетителей. Но теперь и мебель никто не ломает, и простыни не надо менять так часто – а это большая экономия. Кроме того, семьи платят куда больше, чем перепадало от мужчины, который на пару часов поднимался с девушкой в номер.

– Я рада, что ты не совсем изменилась! – рассмеялась Клари, которую очень развеселили эти практические соображения.

Они с Джеком пообедали в харчевне и обнаружили с удивлением, что Гермиона, чьи рыжие кудри стали отрастать и приняли свой естественный каштановый оттенок, превратилась в главную помощницу Розы – причем, одевалась она теперь так же скромно, как ее хозяйка. Дэнси по-прежнему управлялся с баром и принимал заказы, а иногда поднимался в верхние комнаты, чтобы следить за порядком. Эмми и Люси воцарились на кухне и готовили изумительно вкусные блюда.

Молодожены вернулись на Эфон-Фарм, нагруженные свертками – Клари купила всем подарки к Рождеству. Она боялась, что погода переменится и ей не удастся снова съездить в город, поэтому полдня она провела в новых лавках и магазинчиках у канала.

– И где же, позволь тебя спросить, ты намереваешься спрятать эти подарки до Рождества? – полюбопытствовал на обратном пути Джек.

– Под кроватью или в бельевом шкафу, – ответила она.

– Все туда не поместятся, дорогая моя.

– Тогда некоторые можно будет положить в комод у тебя в комнате. – Клари искоса посмотрела на него: ей было интересно, как он отреагирует на это предложение. – Кажется, в нижних ящиках есть место.

– Когда ты в них заглядывала?

В его голосе послышались резкие нотки.

– В тот день, когда ты рассек руку, – спокойно ответила она. – У тебя был жар, поэтому ты и не помнишь. Ты тогда весь день провел в кровати, занимался своими конторскими книгами.

– Я все прекрасно помню.

Возникла напряженная пауза, а потом Клари заговорила снова.

– Как ты думаешь, можно мне там что-нибудь спрятать? До Рождества, естественно. Может, ты уберешь на время эти огромные книги?

– Боюсь, не смогу.

Раньше он никогда не отказывал Клари с такой твердостью.

– Понятно. Тогда придется поискать другое место.

– Это самое разумное решение.

Они снова замолчали. Потом Джек спросил:

– Клари, ты заглядывала в те ящики только один раз?

– А зачем мне рыться в твоих конторских книгах? – спросила она, уклоняясь от прямого ответа. – Что ты там прячешь, Джек? Сокровища короны, украденные из Тауэра? Подарок мне на Рождество? Или отрубленную голову предыдущей жены?

– Что за кровожадные мысли! – Но он не рассмеялся и тему не сменил. – Значит, ты рылась в моих бумагах. Я не люблю, когда трогают мои вещи.

– А я не люблю, когда меня обманывают, – резко ответила Клари.

– И что ты там нашла, Клари? Доказательства того, что я убил жену? Или тебя интересовало, насколько я богат? Ты читала конторские книги?

– Конечно, нет. – Она была рада, что на этот вопрос может ответить совершенно чистосердечно. – Не думаю, что смогла бы разобраться в той куче цифр, с которыми ты возился, пока выздоравливал.

Последними словами она хотела напомнить ему, как преданно ухаживала за ним. Это могло бы предотвратить скандал, который уже назревал из-за этого ящика комода. Как она жалела теперь, что сунула туда нос. Не прочитай она письма маркиза, она бы верила всему, что говорили ей Джек и Филли.

«И опять ты будешь жить иллюзиями, – сказала она себе. – А ведь ты надеялась, что это больше не повторится. Хотела честности, правды. А может, настал момент высказать ему все напрямик?»

– Джек, – произнесла она вслух. – Я действительно только заглянула в конторскую книгу… и в другую, где ты записываешь сведения об урожае. Это было сразу после того, как я вернулась из Уилминтона… мне тогда было очень плохо, я испугалась того, что там увидела. И подумала, может быть, в этих бумагах я найду разгадку, узнаю, кто Филли на самом деле и сын тебе Джастин или нет.

– Понятно. – Джек с трудом сдерживал гнев. – Что же, в вашем времени принято лезть в личные дела других?

– Пожалуй, да, – сказала она, вспомнив про плакаты в супермаркетах и телевизионные шоу типа «Расскажи нам обо всем». – Но я предпочитаю так не поступать. Просто тогда я была не в себе.

– И что же ты обнаружила?

Сказано это было ледяным тоном, а лицо его так изменилось, что Клари даже немного испугалась. Но решила ответить честно.

60
{"b":"25562","o":1}