ЛитМир - Электронная Библиотека

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ

Выше мы рассмотрели две разновидности первого вида самовнушения. В этом разделе мы обратим внимание на разновидность активного, целенаправленного самовнушения, осуществляемого в сочетании с физическими действиями, но без специальных приемов в расслаблении скелетных мышц. Ниже будут указаны формулы самовнушения. Конечно, их невозможно предусмотреть на все случаи жизни. Однако каждый занимающийся, опираясь на рекомендации, сумеет откорректировать их и выработать собственную систему. Эти формулы взяты из жизни. Несколько слов о том, как они создавались.

Как известно, на протяжении человеческой истории в разное время были предложены тысячи разных приемов и способов самовоздействия. Но их забывали, как только убеждались, что они не оправдывают себя. В то же время людей удивляло, как, например, индийские йоги могут, не обжигаясь, ходить по раскаленным углям, обходиться без воздуха и надолго «застывать» в одном положении. У нас, конечно, нет намерения убеждать читателя поступать так, как йоги. Наоборот, мы подчеркиваем, что людям вообще противопоказано подолгу находиться в ненужных, вычурных позах. Нам необходимы активные физические действия — физическая культура в широком смысле этого слова, чтобы надежно компенсировать уменьшающуюся физическую активность.

Самовнушение стало привлекать внимание ученых Европы в конце прошлого века. В 1881 году русский физиолог профессор И. Р. Тарханов опубликовал результаты своих наблюдений на тему самовнушения, а академик В. М. Бехтерев чуть позже ввел методику самовнушения в повседневную практику психотерапии. В 20 — 30-е годы нашего столетия австрийский профессор И. Шульц, занимаясь лечением людей гипнозом, заметил, что благодаря самовнушению некоторые его пациенты могли сами развить в себе то, что он внушил им — состояние покоя, расслабленности и сна. Это наблюдение побудило И. Шульца заняться разработкой методики, которая получила название аутогенной тренировки.

Какие формулы самовнушения и физические действия могут быть рекомендованы? Прежде чем ответить на этот вопрос, мы должны подумать о душевном фоне (состоянии). Когда человек спокоен, в меру утомлен и чувствует себя хорошо, он, естественно, не думает о приемах самовнушения. Другое дело, когда он раздражен, взволнован, тем более когда расстроен его сон. Вот картина, которую каждый из нас неоднократно наблюдал...

В учреждении конец напряженного рабочего дня. Все сотрудники были заняты умственным трудом. Один из них, назовем его И., работал с большим напряжением. Чувствовал утомление, но было не до отдыха. Неожиданно объявили внеочередное производственное совещание. При обсуждении, как иногда бывает, возникли споры. Споры порождают горячность. Не удалось воздержаться от горячности и даже резкости и сотруднику И. Ведь известно, что утомленная кора мозга слабее сдерживает подкорку — центр эмоциональных проявлений.

Быстро ли проходит реакция, когда человек поспорит, погорячится? Конечно, у каждого человека она протекает по-своему: одним нужны часы, чтобы успокоиться, а другим сутки и больше.

Здесь мы должны сделать маленькое отступление, чтобы выяснить, как требуется поступить для скорейшего избавления от нахлынувшего раздражения или отрицательных эмоций. К сожалению, в подобных случаях многие поступают в ущерб здоровью. Одни выкуривают еще больше сигарет, истощая нервную систему. Другие не прочь «забыться» под воздействием алкоголя. Что может быть пагубнее этого шага? Третьи способны «сорвать» раздражение на домашних, чем еще больше ухудшают психологический климат для полноценного отдыха и вредят не только себе, но и своим близким. Некоторые отдаются чувству пассивности, подсознательно рассчитывая, что все «перемелется», затягивая таким образом процесс переключения эмоций. В подобных случаях отрицательные эмоции нередко приобретают застойный характер.

К целительному эффекту приводит переключение с одного вида деятельности на другой. Целесообразность такого переключения установлена давно, но далеко не все выбирают удачный способ переключения. Приведем пример.

Больной П., архитектор, пожаловался на расстройство сна, тяжесть в голове, неустойчивость настроения и снижение работоспособности. Причиной оказалась усталость: целый рабочий день он вынужден, склонив голову, трудиться над техническими чертежами. «Но я переключаюсь», — заявил он. Придя с работы, архитектор, оказывается, снова брался за карандаш и занимался переводом документов с одного языка на другой. Характер труда фактически оставался прежним, утомление накапливалось.

Для человека умственного труда под переключением, а значит и отдыхом, надо понимать переход к активной мышечной деятельности соответственно его возрасту и состоянию здоровья. Правильное чередование различных видов деятельности и отдыха — это то основное условие, которое необходимо для поддержания работоспособности организма на высоком уровне.

Причем исследования показывают, что взгляд на работу, как на нечто диаметрально противоположное отдыху, является глубоко неправильным. Труд и отдых, взаимно» дополняя друг друга, представляют лишь «сменяющие друг друга способы жизнедеятельности» (К. Маркс).

Активный отдых дает возможность переключиться с одного вида деятельности, приведшего к утомлению, на другой, который отвлекает и способствует более быстрому восстановлению сил. Большое значение такому переключению придавал В. И. Ленин. В письме к сестре Марии Ильиничне от 6 января 1901 года он писал: «Советую еще распределить правильно занятия по имеющимся книгам так, чтобы разнообразить их: я очень хорошо помню, что перемена чтения или работы — с перевода на чтение, с письма на гимнастику, с серьезного чтения на беллетристику — чрезвычайно много помогает»* [В. И. Ленин. Письма к родным. Изд. 4-е, т. 37, стр. 251—252.].

Итак, отдых — это деятельное состояние организма, направленное на восстановление нервной системы, управляющей соответствующими органами, на восстановление энергии, на подготовку организма к новой работе.

Физиологи, врачи и просто люди, умеющие наблюдать, знают, что все органы и нервная система человека требуют для себя работы. И если человек физически бездействует, то его сердце, легкие и другие внутренние органы постепенно начинают ослабевать, снижается трудоспособность центральной нервной системы, коры головного мозга. Невольно вспоминаются слова великого римского поэта Овидия:

Смотри, как разрушается от безделья ленивое тело,
Так портится в озере без движения вода.

Многие выдающиеся деятели понимали всю важность физической закалки. Это было для них необходимой физиологической потребностью. Карл Маркс любил пешеходные прогулки. Л. Н. Толстой пахал, косил, часто ездил на велосипеде и верхом. Он говорил, что «при усидчивой умственной работе без движений и телесного труда — сущее горе».

В. И. Ленин очень хорошо умел организовать свой досуг. Н. К. Крупская вспоминала, что для Владимира Ильича лучшим отдыхом после напряженной умственной работы были далекие прогулки, охота, езда на велосипеде. Даже в те годы, когда В. И. Ленин стоял во главе Советского государства, он старался обязательно находить время для охоты и десятки километров шагал с ружьем за плечами по лесам и полям Подмосковья.

И. П. Павлов на себе ощущал значение мышечной деятельности. «Я неоднократно убеждался, — писал он, — что, когда я, будучи сильно раздражен во время своих опытов, переключаюсь на физическую работу, я быстро успокаиваюсь».

Раздражение лучше всего предупредить, пользуясь самовнушением. Если же оно наступило, нужно присовокупить и физические действия. Тогда быстрее наступает уравновешивание нервных процессов.

Как объяснить это с точки зрения физиологии? На этот вопрос мы ответим словами академика П. К. Анохина. Это ему в нашей стране принадлежит инициатива в исследовании эмоционального поведения человека. Он писал: «Упражнения переключают деятельность организма на другие системы, отводят от вредно действующих эмоциональных напряжений и возвращают человека в нормальное состояние». Поток импульсов, поступающих в мозг от активно работающих мышц, бывает настолько интенсивным, что он всепоглощающе отвлекает нас от всего другого.

14
{"b":"25564","o":1}