ЛитМир - Электронная Библиотека

А шум? К нему привыкнуть почти невозможно. Что же делать? В этом случае можно использовать специальные предохранители от перераздражения органа слуха — заглушки, получившие название «противошумов». Ими пользуются люди, работающие на шумном производстве. Когда их нет, могут выручать обычные пробки, скатанные из маленького кусочка пчелиного воска с ватой. Воск весьма пластичен, не тает. От половины децибелл шума вы будете защищены.

Четвертое: врачи-психотерапевты, чтобы усыпить пациента, предлагают ему смотреть пристально в одну точку. А священнослужители предлагают молящимся смотреть пристально, не отводя взора на лик какого-нибудь святого, чтобы вызвать гипноидное состояние. При этом утомляются глазодвигательные мышцы, а следовательно, и нервы, управляющие этими мышцами, суживается круг внимания. Стоит этим приемом воспользоваться: «смотрите» пристально, закрыв глаза, на воображаемое темное пятно или «бесконечную» темноту. Смотрите несколько раз, пока не добьетесь успеха.

Пятое: одна из причин бессонницы — боязнь бессонницы. Не волнует ли это вас чрезмерно? Иногда нервный человек не успел еще лечь, как уже расстроен: «Опять не усну». Такие люди заранее прибегают к снотворным. Наблюдениями ученых установлено, что болезненное восприятие кажущегося или истинного расстройства сна повышает нервное напряжение. Нужно не расстраиваться, а при помощи целенаправленного самовнушения «забывать» о возможности недосыпания. Формула на этот случай проста:

«Ничего со мной не произойдет, если и сегодня не высплюсь. Я знаю людей мало спящих, но совершенно здоровых. Буду спокойно отдыхать. Пребывание в состоянии расслабленности восстановит мои силы и нервную энергию. Ничто меня не волнует, не беспокоит. Я спокоен, совершенно спокоен. Ни в каких снотворных я не нуждаюсь...»

Не надо вставать, когда не спится, чтобы «использовать время». Встанете раз, другой, а на третью ночь будет действовать сила рефлекса.

Шестое: есть народный способ, когда не спится — считать. Наши пациенты с расстроенным сном жаловались, что прием не помогает. Оказалось, что они считали торопливо, достигая к утру больших цифр. Но ведь успокаивают только ритмичные неторопливые раздражители. Мы рекомендуем счет сочетать с ритмом дыхания, то есть произносить цифры не чаще 14—16 раз в минуту, по одному слову счета на каждом выдохе. Прислушиваясь к ритму дыхания, вы поневоле будете суживать круг своего внимания. Это и нужно.

Итак, мы перечислили дополнительные приемы, способствующие улучшению сна. Однако применять их сразу все не рекомендуется. Это может рассредоточить внимание. Нужно начать с того приема, который легче дается. А что делать, если обучающийся, несмотря ни на что, не ощутил себя в состоянии аутогенетического погружения? Наш совет — обратиться за помощью к врачу-психотерапевту.

ПОКАЗАНИЯ

Как было сказано выше, самовнушением и аутогенной тренировкой полезно заниматься каждому человеку.

Прежде всего практически здоровым, но застенчивым, излишне волнующимся и робким людям, которые с трудом преодолевают свою робость. Такие люди в обществе, особенно когда на них обращают внимание, выглядят скованными и неловкими. Они об этом знают, чувствуют это, еще больше волнуются, теряются и кажутся подчас смешными. Студенты, обладающие такими свойствами, всегда на экзаменах отвечают хуже. «Знал же хорошо предмет, а ответить как следует не мог», — говорят они о себе. Точно так же бывает со спортсменами во время выступлений перед многочисленной публикой. До этого очень хорошо выполняли отработанные упражнения, а на соревнованиях подчас не могут собраться.

Самовнушение в этих случаях поможет перестроить самого себя. Когда бы чувство излишней взволнованности ни наступило, надо уметь вовремя внушить себе: «Я спокоен, совершенно спокоен...» Эта формула может быть расширена в зависимости от конкретных обстоятельств.

Мысленное повторение слов самовнушения должно сочетаться с углубленным дыханием и по возможности с расслаблением мышц, пусть даже частичным. И что бы ни волновало человека и ни выводило его из состояния равновесия, нужно всегда найти контрмеры в форме самовнушения.

Особенно важно уметь справиться с волнением при состояниях повышенного душевного беспокойства, тревоги, при страхе и других остро протекающих отрицательных эмоциях. Такие состояния при неблагоприятных жизненных обстоятельствах могут наступить у каждого человека. Еще Павлов, характеризуя типы и сравнивая их устойчивость к неблагоприятным факторам, упоминал людей, которых человечество отнесло к числу великих. «Как они ни сильны, — говорил он, — и тут возможны срывы, так как есть свой предел». Вот почему не тот удачливый герой, кто как-то огражден от влияния на него неблагоприятных факторов, а тот, кто выработал способность справляться с ними, противостоять им.

Мы здесь не будем рассматривать эмоции тревоги и страха как проявление навязчивости, наблюдаемое у больных людей. Однако эти эмоции могут возникнуть у совершенно здоровых людей при выполнении ими непривычно трудных заданий. Эмоции тревоги и страха небезразличны, они порой даже у сильных людей угнетают волю, дезорганизуют поведение, делая их нерешительными и слабыми.

Иногда совершенно здоровых и умеющих плавать людей охватывает непреодолимый страх перед глубиной, как только они на ней оказались. Причиной здесь часто оказывается «застойный очаг возбуждения», возникший в прошлом. Иначе говоря, был пережит страх: «Не утонуть бы!»

Как же победить страх? Скажем прямо, нелегко даже при помощи психотерапии.

Что в нас может противостоять неприятному чувству тревоги и страха? От чего зависит наша психическая устойчивость? Первый советский космонавт Юрий Алексеевич: Гагарин в своей книге «Дорога в космос» рассказывал, в частности, об испытаниях в сурдокамере. Никаких звуков. Полный мир безмолвия. Такая тишина угнетает человека и приводит к двигательному беспокойству. Известно, что часть людей, оставшись наедине с собой, отдается обдумыванию ранее пережитого. «А я думал о будущем, — писал он, — о том, что мне предстояло в полете... Я закрывал глаза и в полной темноте видел, как подо мной проносятся материки и океаны, как сменяется день и ночь и где-то далеко внизу светится золотая россыпь огней ночных городов». Ю. А. Гагарин мысленно «проигрывал» все операции, а когда пришло время необычного, до того никем неизведанного полета, был удивительно спокоен.

В этом случае были привлечены многие стороны психических функций, что используется практикой самовнушения: — яркие образные представления, воображение, самоубеждение и самоутверждение, мышечные действия воображаемых движений и расслабление мышц, чему так методично учат космонавтов врачи. Это и вселило безграничную веру в успех. Вот почему не было и «тени тревоги».

Следовательно, развитию эмоций тревоги и страха противостоит прежде всего отвлечение за счет активной мышечной деятельности, Когда людьми овладевает душевное беспокойство, многие интуитивно чувствуют потребность в движении. Очень важны в этих случаях произвольные мышечные расслабления, а также умение воспроизводить в памяти то, что было пережито и прочувствовано приятного, воспринятого всем комплексом ощущений.

И, пожалуй, главную роль играет воздействие на организм через вторую сигнальную систему путем самоутверждения: «Я могу! Выдержу! Выполню!», путем волевого самовоздействия ради достижения цели: «Это нужно! Нужно вопреки всему! Никакие чувства меня не остановят!» И, конечно, путем успокаивающего самовлияния: — «Я спокоен! Уверен в себе! Ничто меня не выведет из состояния равновесия!» Есть еще два надежных приема борьбы со страхом — выявление причин его возникновения и увлечение чем-то важным и полезным.

Герман Степанович Титов, когда его спрашивали, испытывал ли он чувство страха, всякий раз отвечал, что увлекательный полет не дал ни времени, ни возможности вспомнить о страхе. В его «сердце не оставалось места для сомнений и тревог».

21
{"b":"25564","o":1}