ЛитМир - Электронная Библиотека

У животных оно проявляется порой весьма своеобразно. Одни цепенеют, другие погружаются в сон. Иногда это происходит очень быстро, иногда у утомленного животного постепенно замедляются движения, исчезает интерес даже к пище, и оно засыпает. Как видно, торможение и сон по внешним признакам очень близки.

Происходит ли подобное у людей? Конечно. Достаточно вспомнить хотя бы период Великой Отечественной войны. Переутомленные боем солдаты могли засыпать в самых, казалось бы, невероятных условиях: в грохоте и шуме бомбежки или артиллерийского обстрела. И здесь основой была защита организма от дальнейшего нервного истощения, вызванного тяжелой военной обстановкой.

И. П. Павлов, как бы подытоживая мысль об основных нервных процессах, писал: «Считается совершенно ходовой, установленной физиологической истиной, что вся наша нервная деятельность состоит из двух процессов: из раздражительного и тормозного, и вся наша жизнь есть постоянная встреча, соотношение этих двух процессов». Это соотношение весьма разнообразно. И, что важно, глубина восприятия слов во многом зависит от соотношения этих процессов.

А теперь об уровне бодрствования и фазовом состоянии. Мы остановимся лишь на тех фазовых состояниях, которые имеют наибольшее практическое значение.

Если воздействовать на нейрон разными по силе «порциями» электричества, можно заметить, что он в своем состоянии претерпевает изменения, утомляется, а вместе с этим изменяется и его ответная реакция.

Пока нейрон не утомлен, он отвечает с присущей ему закономерностью: на слабый раздражитель дает слабую реакцию, на средний — среднюю и на сильный — сильную. Однако по мере утомления ответы нейрона перестают быть адекватными, и он начинает реагировать с одинаковой силой на любой раздражитель. Его ответная реакция как бы усредняется, уравнивается. Эта фаза получила название уравнительной. Если действие раздражителя продолжается, за этой фазой следует парадоксальная, то есть необычная, извращенная. И вот тогда-то сильный раздражитель может вызвать слабую реакцию, а слабый — сильную. Наблюдается также ультрапарадоксальная реакция, когда происходят еще большие различия между силой раздражителя и ответа на него.

Любопытно, что стоит животных, находящихся в том или ином фазовом состоянии, чуть приободрить, например ввести им под кожу возбуждающее средство и этим поднять их активность (уровень бодрствования), как фазовое состояние проходит и ответные реакции снова становятся нормальными.

То же происходит и с людьми. Это можно наблюдать во время утомления и переутомления, ослабления организма за время болезни, при невротических состояниях, вызванных психической травмой. Например, сильный и волевой до этого человек может неожиданно расплакаться по незначительному поводу. Наблюдается это и у вполне здоровых людей, скажем, в период перехода от бодрствования ко сну, при неполном пробуждении, когда человек дремлет, а также когда он находится в глубоком гипнозе. Неадекватность реакций типична для указанных состояний. Например, неприятное известие, объявленное в период пробуждения, может вызвать невроз, заикание.

Дело в том, что нервная ткань, ее клетки утомляемы и ранимы. При непомерной нагрузке, без рационального отдыха и переключения деятельности они не только утомляются, но истощаются и даже разрушаются. Порой такое истощение нервной системы может привести к тяжелым заболеваниям.

Что такое уровень бодрствования? Этот термин ввели врачи-психологи. Уже говорилось, что активность человека в течение суток неоднократно изменяется. Как широта фазовых состояний варьирует от уровня аффекта до глубокой заторможенности, так и уровень бодрствования может колебаться от резкого возбуждения до глубокого сна.

Уровень бодрствования человека отражает разные его состояния: то он активен, возбужден, взволнован, то пассивен, вял, инертен, сонлив или просто спит. И тут опять-таки налицо взаимодействие тех же процессов возбуждения и торможения. Ведь кора головного мозга, по меткому выражению И. П. Павлова, представляет собой «плавающую мозаику», где постоянно возникают и угасают очаги возбуждения. Иногда человек в высшей степени возбужден, однако в определенных зонах коры его мозга «царствует» покой. Например, человек сыт, и, естественно, участок мозга, отражающий эмоцию голода, не возбуждается до определенного времени, пока в крови не уменьшится количество питательных веществ. Или человек спит, но в то же самое время отдельные пункты его коры бодрствуют: ведь он дышит, сердце его работает и т. п.

Как же добиться глубокого влияния слова на самого себя? Мы уже убедились в том, что слова как физиологический раздражитель (а следовательно, и мысль) могут глубоко влиять на душевное состояние человека. Причем, как показали наблюдения, весомость слов возрастает, если у человека, их воспринимающего, снижен уровень бодрствования или если кора его мозга находится в фазовом (тормозном) состоянии. В таких случаях, как упоминалось выше, даже слабый раздражитель способен вызвать сильную ответную реакцию. Значит, для самовоздействия лучше всего выбирать такое время, когда и тихая речь (слабый раздражитель) может вызвать ощутимый, нужный нам эффект.

Таким образом, мы можем уже с уверенностью сказать: для оптимального воздействия слова нужно выбирать время, когда человек находится в состоянии физического утомления, когда он хорошо расслаблен и им овладевает дремота, когда он вот-вот уснет или только что уснул. Однако напоминаем, что уснул он самым поверхностным сном и не потерял еще связи с окружающей его действительностью. Именно в это время информация (в данном случае слово) оседает в глубоких сферах памяти. Это доказано экспериментально. Это подтверждают данные гипнопедии (от греческих слов «гипноз» — сон, «педия» — воспитание, обучение).

Оказалось, что введение информации и ее усвоение эффективно лишь в наиболее поверхностные фазы сна, в периоды дремотного состояния.

Не менее целесообразно использовать для этого время первых минут пробуждения, когда человек проснулся, но не успел полностью освободиться от оков сна. Его сознание уже ясное, но скелетные мышцы продолжают еще какое-то время оставаться в расслабленном состоянии. От них пока еще нет интенсивного потока импульсов в мозг. Это состояние легко уловить. Однако следует иметь в виду, что в таких случаях нужно быть осторожным в применении слов: они находят слишком большую ответную реакцию.

ЧУДЕСНЫЕ МЕХАНИЗМЫ

Организм человека, равно как и любого животного, постоянно находится под воздействием различных раздражителей (сигналов) внутренней и внешней среды. Они в определенной степени изменяют обычное течение физиологических процессов, однако в норме любой живой организм легко приспосабливается к этим воздействиям, оставаясь здоровым. Как это объяснить?

На этот вопрос дал ответ И. П. Павлов. В конце прошлого века он открыл особые механизмы, которые получили название механизмов саморегуляции. Вот один из них, обнаруженный и подтвержденный многочисленными экспериментами.

Ученый искусственно изменял величину артериального давления у животных путем небольших кровопусканий, введения всевозможных растворов в кровь, раздражения того или иного нерва и т. п. И всякий раз через какое-то время давление крови снова возвращалось к исходному уровню. Так был установлен принцип саморегуляции, как форма взаимодействия внутри организма, при которой «само отклонение от нормы является причиной (стимулом) возвращения к норме». Этот принцип впоследствии стали называть золотым правилом саморегуляции.

Причем самым интересным оказалось то, что принцип саморегуляции может быть распространен на работу целого организма, на его «поведение».

В статье «Ответ физиолога психологам» (1932 г.) И. П. Павлов, полемизируя с американским психологом К. С. Лешли, писал: «Человек есть, конечно, система (грубо говоря — машина), как всякая другая в природе, подчиняющаяся неизбежным и единым для всей природы законам, но система... в высочайшей степени саморегулирующаяся, сама себя поддерживающая, восстанавливающая, поправляющая и даже совершенствующая...»

6
{"b":"25564","o":1}