ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как называется эта материя?

— Индийский хлопок. Он хорошо скрывает внешние недостатки и не занимает много места в чемодане.

Карло хмыкнул: изящная стройная фигура Даниэллы Блейк не нуждается в маскировке. Он чуть приподнял юбку, любуясь ее стройными ногами.

— Твоя одежда слишком многое скрывает.., от меня. — Под строгим взглядом прекрасных зеленых глаз Карло поспешно убрал руку. — Итак, вернемся к разговору о Заре.

— Мне нечего добавить, — последовал решительный ответ.

— Жаль, — вздохнул он. — Честно говоря, я надеялся, что вы станете подругами.

— В тот вечер я просто хотела побыть одна, вот и все…

Бросив на нее внимательный взгляд, он завел машину.

— Ты очень устала тогда, верно?

— Да, все так и было, — согласилась она, пожалуй, даже слишком поспешно.

— Но когда я постучался в твою комнату после ухода Зары, ты еще не спала…

— Откуда ты знаешь? — Изящные брови девушки удивленно изогнулись.

— Я увидел свет под дверью.

— Почему ты не вошел?

— Меня не покидало ощущение, что, если откроется дверь, я уже не смогу уйти из твоей спальни до самого утра. Вчера, если бы мои друзья не пришли на ужин, мне бы снова довелось делать нелегкий выбор…

Даниэлла почувствовала, что краснеет.

— Я смутил тебя? — спросил он, выезжая из ворот.

— Нет, что ты! — тихо ответила она. — Я сама поставила себя в неловкое положение. То, что произошло в субботу.., это на меня совсем не похоже.

Я никогда раньше не вела себя так… Ума не приложу, что на меня нашло!

— А я, напротив, нахожу твое поведение очень трогательным и весьма притягательным…

— Боюсь даже предположить, почему. Я же буквально вешалась тебе на шею!

— Разве где-то сказано, что женщина обязана ждать, когда мужчина сделает первый шаг? Ты продемонстрировала мне свое желание — и я был счастлив удовлетворить его.

— Очень тактично сказано, Карло! — Даниэлла с .трудом сдержала улыбку. — Возможно, я была не права, считая тебя никуда не годным психологом.

— Я говорю чистую правду. А вот что касается моих способностей в области психологии… Уверен, скоро тебе выпадет отличный шанс узнать, насколько хорошо я умею утешать…

Даниэлла опять покраснела, но на этот раз предпочла притвориться, что любуется видом из окна:

— Как далеко находится полицейский участок?

— Совсем рядом с виллой. Несколько минут назад мы проехали мимо него.

— Но я думала…

— Сначала мы перекусим. Мы ведь оба голодны.

Карло Росси привез ее в незнакомую часть города. Свернув на неприметную боковую улочку, он припарковал автомобиль у стены, увитой цветущим виноградом. Оторванные ветром лепестки, так напоминавшие ему оттенок ее нежной кожи, кружились в воздухе и мягко опускались на землю.

— Пойдем, — сказал Карло, помогая девушке выйти из машины. — На целый час мы просто мужчина и женщина, решившие перекусить в приятной компании друг друга.

— Но я не вижу никакого ресторана, — заметила она, оглядевшись вокруг. — А может, в Галанио очень модно устраивать пикники прямо на тротуаре?

— Нет. Напротив, я хочу устроить тебя как можно удобнее, — с этими словами он уверенно отодвинул в сторону одну из виноградных лоз, за которой обнаружилась дверь, и позвонил в колокольчик, висевший тут же. — Это одно из самых секретных мест в городе. Ни один турист никогда не догадается о его существовании. Это заведение предназначено только для избранных.

Дверь распахнулась. На пороге стоял метрдотель. Узнав доктора Росси, он широко улыбнулся и провел их во внутренний двор, надежно скрытый от посторонних глаз высокой стеной.

— Buon giorno, signer e signorina. Come state&

Заметив, что Даниэлла сильно хромает, молодой человек галантно взял ее под руку с другой стороны — и они втроем, не торопясь, дошли до столика в живописном, залитом солнцем уголке двора.

— Ah! Dove lefa male? — поинтересовался он.

Карло взял переговоры на себя:

— La sua caviglia. У нее повреждена лодыжка.

Даниэлла, позволь представить тебе Лоренцо. Он владеет этим рестораном вместе со своим братом Ламберто — замечательным поваром. Возможно, мы еще встретимся с ним, прежде чем уйти.

Даниэлле стоило огромных усилий добраться наконец до спасительного стула. Она была бледна и с трудом переводила дыхание, но постаралась улыбнуться как можно непринужденнее.

— Я очень рада познакомиться с вами, Лоренцо.

У вас здесь просто замечательно!

— Grazie, grazie! Для меня большое удовольствие приветствовать в нашем ресторане такую очаровательную гостью, как вы. Проводите здесь отпуск?

— К сожалению, нет. Я приехала в Галанио, чтобы быть рядом с отцом, который сейчас находится в больнице.

— Но в конце концов синьорина Блейк сама стала моей пациенткой, — добавил Карло. — Неприятное совпадение, не так ли, mio amico Лоренцо?

— Разумеется, signor Росси. — С этими словами молодой человек галантно поцеловал Даниэлле руку, заставив ее щеки вспыхнуть стыдливым румянцем.

— Ты краснеешь, как школьница, — заметил Карло, когда они остались одни. — Для женщины твоего возраста это очень странно.

— Для женщины моего возраста? — улыбнулась Даниэлла. — Даже не знаю, как поступить, — обидеться на твои слова или воспринять их как изысканный комплимент. Что ты хочешь этим сказать?

— Саrа mia, ты сейчас в том цветущем возрасте, когда мужчины замолкают и оборачиваются, стоит тебе пройти мимо.

— Откуда такая уверенность, Карло? Я же не говорила тебе, сколько мне лет.

— Тем не менее я в курсе. Не забывай, что ты все еще моя подопечная, а значит, я заглядывал в твою медицинскую карточку. Насколько мне известно, в августе тебе исполнится тридцать лет.

— А сейчас ты, конечно же, сообщишь мой вес…

Карло бросил оценивающий взгляд на ее стройную фигуру и произвел в уме элементарные вычисления:

— Полагаю, ты весишь пятьдесят четыре килограмма.., или около того. Угадал?

— Так нечестно! — печально улыбнулась Даниэлла. — Женщина имеет полное право держать свой возраст и вес в секрете…

— Клянусь, что никому не выдам твою тайну, Карло с интересом наблюдал за ней. Ему нравилось смотреть, как она наклоняет или поворачивает голову, как ее длинные золотистые волосы сверкают на солнце. — Позволь мне сказать еще кое-что, Даниэлла.

— Если я скажу «нет», это тебя остановит?

— Скорее всего, нет, — Карло чуть улыбнулся: получился забавный каламбур. — Некоторые вещи лучше говорить прямо…

— Думаю, я выживу после твоих слов. Начинай!

— В сорок лет ты будешь неотразимой и разобьешь не одно суровое мужское сердце; в пятьдесят в совершенстве овладеешь искусством очаровывать окружающих; в шестьдесят все мужчины-ровесники будут горько сожалеть о том, что не познакомились с тобой, когда им было двадцать; в семьдесят в твоих золотистых волосах кое-где появится седина, но глаза останутся такими же бездонно-зелеными, как в молодости; в восемьдесят все будут восхищаться хрупкой пожилой леди с печатью жизненной мудрости на милом лице…

— Какой замечательный способ намекнуть, что в конце концов я стану уродливой и сморщенной, как чернослив! — скептически хмыкнула Даниэлла.

— Прекрати! — Чуть наклонившись вперед, Карло накрыл ее ладонь своей. — Пора воспринимать комплименты как должное, как дань красоте. Так поступают все женщины.

В этот момент к их столику подошел Лоренцо и поставил перед гостями блюдо с оливками, плетеную корзиночку свежего горячего хлеба, бутылочку оливкового масла и спросил:

— Что вы желаете выпить? Думаю, графин белого вина прекрасно дополнит zuppa di cozze — превосходное блюдо, приготовленное сегодня Ламберто.

— Я не буду вино, спасибо, — отказалась Даниэлла.

— Grazie, Лоренцо, но мне тоже не стоит сейчас пить, — Карло проверил, на месте ли прикрепленный к поясу пейджер. — В любую минуту меня могут вызвать в больницу. Принеси-ка нам бутылочку минеральной воды.

— Что такое zuppa di cozze? — поинтересовалась Даниэлла, когда метрдотель разлил по бокалам минеральную воду и ушел.

14
{"b":"25567","o":1}