ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, но, как врач, я должен был о тебе позаботиться…

— Позаботиться? Иначе говоря, ты спал со мной только потому, что мне нужна была помощь?

— Говори тише, Даниэлла. Незачем оповещать об этом всю округу.

— А почему бы и нет! Кажется, совсем недавно ты предлагал объявить о нашей помолвке, чтобы прекратить досужие сплетни сотрудников больницы. Мы вели двойную жизнь, не задумываясь о чувствах Аниты, о том, что рано или поздно она обо всем узнает сама или, того хуже, от постороннего человека!

— И ты, конечно же, решила сгладить этот промах, пригрев мою дочь! — холодно заметил Карло. А теперь подумай: каково ей будет, когда ты переедешь?

— Я искреннее привязалась к Аните и скорее умру, чем причиню ей боль.

— Все случилось совершенно неожиданно.., для нас обоих, — уже мягче сказал Карло, опускаясь рядом с ней на диван. — Мы должны простить друг друга.

Повисло неловкое молчание. Каждый думал о своем. Каждого терзало чувство вины.

— Что ты собираешься теперь делать, Карло? тихо поинтересовалась Даниэлла.

— Поговорю с дочерью. Постараюсь объяснить ей… — он замолчал, беспомощно разводя руками.

— Мне не следовало переезжать сюда, — вздохнула она. — Это я во всем виновата.

— Право же! Зачем так драматизировать, синьорина Даниэлла?

— Вы не имеете никакого права указывать мне, что делать, доктор Росси! — в тон ему ответила уязвленная девушка.

— Мы обсудим этот вопрос чуть позже, как только я поговорю с дочерью, — с этими словами Карло встал и решительно направился наверх.

Очевидно, им больше нечего сказать друг другу.

Поводив его взглядом, Даниэлла отправилась собирать вещи. На сборы ей не потребовалось много времени. Новая одежда была брошена в чемодан и уже через десять минут она была готова покинуть этот дом. Вызвав по телефону такси, Даниэлла хотела выскользнуть через кухонную дверь, не попрощавшись с Саландрией, но в последний момент передумала: все это время экономка была очень добра к ней и, разумеется, не заслужила такого пренебрежительного отношения к себе.

— Но куда вы пойдете, синьорина? — всполошилась пожилая женщина, выслушав сбивчивое объяснение Даниэллы. — В этом городе у вас нет ни семьи, ни друзей, ни знакомых. Кроме нас, конечно.

— У меня есть отец, — терпеливо возразила Даниэлла, чувствуя, как к горлу подкатывает комок. — До его выздоровления я поживу в отеле. Так будет лучше.

— Он наверху, не так ли? — уточнила Саландрия, поднимая глаза к потолку.

— Да. С Анитой.

— Вы уходите из-за него?

— Вы были так добры ко мне, Саландрия, — уйдя от ответа, с дрожью в голосе сказала Даниэлла. Большое вам спасибо! Grazie!

Растроганная до слез, экономка нежно обняла ее и вздохнула:

— Arrivederci.

— Пожалуйста, поцелуйте за меня Аниту…

Устроившись в отеле и приняв душ, Даниэлла позвонила Карло.

— Где ты, черт побери?! — раздался в трубке его встревоженный голос.

— Я сняла комнату в L'Albergo di Palma.

— Никуда не уходи! Я сейчас приеду.

— Нет, пожалуйста, не надо, Карло… Так будет лучше для всех. Я звоню лишь для того, чтобы вы не волновались.

— Даниэлла, — устало произнес он после паузы. Я очень сожалею, что обстоятельства сложились именно так… Нам надо поговорить.

— А разве сейчас мы не разговариваем? — попробовала отшутиться она и, подавив дрожь в голосе, нашла в себе силы спросить:

— Как Анита?

— Мы не будем обсуждать по телефону ни мою дочь, ни наши отношения, саrа. Жди, я скоро.

— Нет, я не настроена принимать гостей…

— Я не гость, а твой любовник, — отрезал Карло и повесил трубку.

Даниэлле потребовалось несколько минут, чтобы накинуть банный халат и расчесать волосы. Хотя зачем она это делает, если не собирается впускать Карло в номер? Но, появившись в дверях, Карло выглядел таким подавленным и отчаявшимся, что она просто не смогла его прогнать.

— Что-то случилось с Анитой? — встревожилась девушка, приглашая его войти.

Он переступил порог:

— Она просто раздавлена! Ей так нравилось фантазировать о нас с тобой… Боже, и я разрушил все ее мечты!

— Ты должен был остаться с дочерью, Карло.

Сейчас она нуждается в тебе гораздо больше, чем я…

— Ей нужна ты, саrа mia, — он без сил упал в кресло. — Когда Анита узнала о твоем переезде, то побежала плакать к Саландрии. Родная дочь оттолкнула меня! Я не смог ее утешить…

Карло Росси — опытный нейрохирург, строгий, но справедливый начальник, любящий отец и страстный любовник — теперь был растерянным, не понимающим, что же он сделал не так.

— До недавнего времени я ни на секунду не сомневался в ее привязанности ко мне, а теперь просто не знаю, что и думать…

— Не расстраивайся, Карло! Теперь, когда я переехала, Анита снова станет веселой и беззаботной, как раньше. И проблем в школе больше не будет, вот увидишь!

Подчиняясь нахлынувшей волне нежности, Даниэлла села на подлокотник кресла и обняла его за плечи.

— И ты поговоришь с ней, саrа mia? Объяснишь, что я не хотел?..

— Обязательно. — Завтра же я увижусь с Анитой, пообещала Даниэлла, открывая дверь номера и тем самым давая понять, что их разговор подходит к концу. — Думаю, будет лучше, если Саландрия встретит ее после занятий и приведет сюда. Мы выпьем чаю и поговорим…

— Хорошая идея, — Карло настолько воспрянул духом, что бодро встал и сделал несколько шагов к двери. — Ты, наверное, очень устала, саrа mia!

— Устала, — согласилась Даниэлла и, словно подтверждая свои слова, широко зевнула.

— Вuona notte! улыбнулся Карло, быстро целуя ее в губы.

— Тебе действительно пора идти, — отстраняясь, прошептала Даниэлла.

— Si. Я знаю, cam.

Если он все понимает, тогда зачем его пальцы ловко развязывают пояс ее халата? И почему она позволяет ему это делать?

— Не думаю, что нам следует… — глухо пробормотала она.

— Конечно, — хрипло согласился он. — Сегодня был трудный день — и мы оба очень устали, саrа mia…

— Теперь ты поняла, милая? — грустно улыбнувшись, поинтересовалась Даниэлла.

Анита неохотно кивнула:

— Я ошиблась: ты не моя новая мама…

— Мне очень жаль, дорогая.

Девочка грустно посмотрела на остатки воздушного пирожного:

— А если папа попросит, ты станешь ею?

Сердце девушки тоскливо сжалось:

— Этого никогда не случится, Анита.

— Почему?

— Потому что твой папа понимает, что я приехала в Италию ненадолго. Мой настоящий дом находится в Сиэтле — далеком американском городе.

Там остались мои друзья, работа…

— Но я сама видела, как он целовал тебя!

— Тебя он тоже часто целует, милая, — растерялась Даниэлла.

— Да, папа очень меня любит.

— Никогда не сомневайся в этом, милая!

— Почему же тогда он не может полюбить тебя?

Хороший вопрос: действительно, почему? Несколько секунд девушка обдумывала ответ:

— Ты его единственная любимая дочь, Анита, а я.., просто друг.

— Ты моя лучшая подруга! — пылко воскликнула девочка. — И я очень тебя люблю! Когда мы вместе, мне так тепло вот здесь… — она приложила руку к сердцу.

— О, дорогая! — растрогалась Даниэлла, чувствуя, как от бессилия ее душат слезы.

Раздался осторожный стук в дверь. На пороге стояла Саландрия. С самым скорбным видом Анита стала собираться домой. У самой двери девочка остановилась, подбежала к Даниэлле и, глотая слезы, взяла ее за руку:

— Я не хочу, чтобы ты уезжала…

— Я тоже не хочу расставаться с тобой, малышка, но у меня просто нет другого выхода…

25
{"b":"25567","o":1}