ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Среди овец и козлищ
Палачи и герои
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Гридень. Из варяг в греки
Карта хаоса
Minecraft: Остров
Милые обманщицы. Соучастницы
Без опыта замужества
Нора Вебстер

По иронии судьбы, доктору Росси удалось «привести в чувство» не пациента, а его дочь.

Алан Блейк по-прежнему оставался неподвижным и абсолютно невосприимчивым к каким-либо раздражителям.

— Увы… Я делаю так мало для его выздоровления, что с таким же успехом могла бы сидеть дома и ждать новостей, — заметила как-то Даниэлла.

— Ну что вы, — холодно возразила доктор Брунелли. — Знакомый голос и английская речь могут пробудить в нем ответные реакции.

Сама Даниэлла в этом сильно сомневалась. Еще до катастрофы Алан Блейк едва замечал дочь, даже если они находились в одной комнате; им не о чем было разговаривать друг с другом. Он обожал лишь жаркие политические споры с товарищами по клубу и иногда ходил в оперу под руку с очередной молоденькой любовницей. Отец никогда не делился с дочерью подробностями личной жизни, так что она не имела ни малейшего представления о том, кто его новая пассия и как долго продлятся эти отношения.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Будучи в центре города, Даниэлла зашла в магазин, где купила CD-плеер и несколько дисков с популярными операми мира.

Наступившее обеденное время и потрясающие ароматы из маленьких кафе и закусочных напомнили ей, как же давно она не ела. Сев за крайний столик летнего кафе в одном из парков, Даниэлла заказала бутылку минеральной воды и тарелку спагетти с морепродуктами.

Погода была великолепная. Она с удовольствием наблюдала, как люди входят и выходят из магазинов, как мимо нее идут, держась за руки, влюбленные, как молодые мамы толкают перед собой детские коляски или наблюдают за детьми постарше, кормящими хлебом птиц. Конечно, Даниэлла ни на минуту не забывала о состоянии отца, но ей было просто необходимо на какое-то время отвлечься от горьких размышлений и расслабиться.

Подставив лицо под ласковые солнечные лучи, Даниэлла закрыла глаза. И сразу перед ее внутренним взором возник Карло Росси — стройный, загорелый, с темными, как грозовое небо, серыми глазами, чувственными губами и сильными, но ласковыми руками…

— Ciao! Fara caldo eggi, si, signorina? — неожиданно прозвучал детский голосок.

Даниэлла внутренне собралась, открыла глаза и увидела Аниту Росси. Девочка стояла совсем рядом и с любопытством смотрела на нее.

— Здравствуй. Ciao! — немного заикаясь от волнения, ответила девушка: было неловко видеть перед собой дочь человека, о котором она только что мечтала. — Я очень рада, что снова встретила тебя.

Но, боюсь, мне не совсем понятно, что ты сейчас сказала…

— Я спросила: «Сегодня жарко, не так ли?»

— Действительно, очень жарко!

— Вы спали, синьорина?

— Нет, — рассмеялась Даниэлла, — просто грезила.

— Я не знаю такого слова… — смутилась Анита. Что оно значит?

— Просто думала с закрытыми глазами.

— О вашем папе?

— И о нем, помимо всего прочего. — Желая сменить тему разговора, Даниэлла показала взглядом на кожаную сумку для книг, висевшую на плече у девочки, и, улыбнувшись, спросила:

— А как насчет вас, мисс Анита? Разве вы не должны быть сейчас в школе?

Дочка доктора Росси довольно заулыбалась:

— В нашей школе занятия начинаются и заканчиваются очень рано, поэтому у нас остается больше времени для игр. Я шла домой через парк, увидела вас и решила поздороваться.

— Я очень этому рада, — ответила Даниэлла и огляделась:

— А ты всегда возвращаешься домой одна? — Она прекрасно помнила, как беспокоился по этому поводу доктор Росси. — Возможно, будет лучше, если оставшийся путь мы проделаем вместе: я хочу убедиться, что ты благополучно добралась до дома.

— В этом нет необходимости, синьорина, — отрицательно покачала головой Анита, заставляя черные кудряшки весело плясать. — Мне почти восемь лет, и я знаю дорогу. Кроме того, каждый день Саландрия встречает меня вон там… — она показала на железные ворота парка. — Она уже здесь, я вижу ее!

— Тогда не заставляй ее ждать.

— Да, я должна поторопиться! Бьянка будет очень скучать без меня. Вы должны прийти и посмотреть ее котят, синьорина. Они такие милые!

— Если у меня будет время до отъезда, я непременно загляну к вам в гости. А теперь иди, Анита, пока нам не попало от твоего папы. Ciao!

— Ciao! — прощебетала девочка и, отбежав на край тротуара, помахала ей рукой.

Не оборачиваясь, Анита сделала шаг на дорогу… В этот момент из-за поворота показалась машина. Водитель то ли был невнимателен, то ли поздно заметил девочку…

Похолодев от ужаса, Даниэлла вскочила со стула.

Все, что было дальше, происходило как в замедленной съемке: тревожный гудок автомобиля, испуганные крики случайных свидетелей, стройная девушка, оказавшаяся рядом с девочкой, отчаянный визг тормозов, она разворачивает ребенка за плечи и сама подставляется под удар…

Последнее, что помнила Даниэлла, прежде чем ее сознание поглотила темнота, была жгучая боль в груди…

— Я видела Даниэллу Блейк сегодня утром, — Зара Брунелли присоединилась к доктору Росси в комнате отдыха для медперсонала, чтобы выпить чашечку кофе перед обходом. — Кажется, она меня избегает.

— Не говори глупостей, Зара! Зачем ей избегать тебя?

— Я не одобряю того, что ты потратил столько времени на поиски жилья для Даниэллы Блейк. И она это знает, — доктор Брунелли нервно провела рукой по волосам. — Признаюсь, я очень удивлена твоим поступком, Карло. Проявить повышенный интерес к незнакомому человеку, который даже не твой пациент, — это на тебя совсем не похоже!

— В моих действиях не было ничего личного, сухо заметил он. — Просто эта девушка находится на грани нервного и физического истощения, она в любой момент могла потерять сознание, а я, как врач, не мог этого допустить.

— Мы говорим об одном и том же человеке? По-моему, она только делает вид, что обеспокоена состоянием отца.

— Внешность иногда бывает обманчива, Зара. У меня есть все основания считать, что чувство, которое ты называешь «равнодушием», на самом деле является не чем иным, как следствием жесткого самоконтроля.

— Тут я с тобой не согласна. Не думаю, что Даниэллу Блейк волнует, выживет ли ее отец…

Неожиданно Карло вспомнил фразу, сказанную при их первой встрече: «Лучше бы вы дали ему умереть! Лучше бы он умер!» — и был вынужден признать:

— Возможно, ты и права, Зара. Я не претендую на то, что хорошо ее знаю. — Он быстро допил кофе и поднялся из-за стола, давая понять, что разговор о Даниэлле Блейк закончен. — Давай начнем обход. Я обещал Аните, что сегодня приду домой пораньше.

Они уже подходили к отделению интенсивной терапии, когда у доктора Росси пискнул пейджер, и он, быстро прочитав сообщение, повернулся к Заре:

— Похоже, сегодня тебе придется делать обход одной. Меня срочно вызывают в операционную…

Даже войдя в операционную и увидев встревоженные лица подчиненных, Карло Росси еще не догадывался о том, какое испытание его ждет.

— Что на этот раз? — спросил он своего коллегу Джино Феррари. — Еще один автомобиль перевернулся в горах?

— Нет, Карло, — Джино был мрачнее тучи. — На этот раз несчастный случай произошел в городе.

Автомобиль сбил двух человек. Мне очень жаль, но твоя дочь — одна из пострадавших…

— Анита?! — Доктор Росси не верил своим ушам. Это же полный абсурд: она уже полчаса как должна быть дома! — Ты что-то перепутал…

Повисло тягостное молчание, и страх словно железными тисками сжал его сердце.

— Анита?! — переспросил он тихо.

— Боюсь, что так, Карло…

— Где она?

— Здесь… — Джино Феррари отдернул занавеску, за которой находился операционный блок.

Анита лежала на высоком столе: глаза закрыты, милое личико искажено от боли, колени содраны до крови, на туфельках нет ремешков-застежек, а белоснежные носочки стали серыми… Почему-то именно эта деталь первой бросилась в глаза Карло, и он, ни к кому конкретно не обращаясь, сказал:

— Моя экономка будет вне себя из-за этих носков: она считает, что Анита всегда должна выглядеть безупречно, особенно на публике.

6
{"b":"25567","o":1}