ЛитМир - Электронная Библиотека

Ледяная вода быстро привела его в чувство. Смахнув капли, запутавшиеся в волосах, вытерев ладони о джинсы, он направился к мотоциклу, оставленному у дороги.

Может, обогнуть Роузмонт и махнуть без остановки в Калифорнию, которую он называл своим домом последние четыре года?

Хорошая идея. Если бы таким способом он мог обрести душевный покой, то не сомневался бы ни минуты. Но слишком много нерешенных вопросов терзали его. И самый главный: почему умерла его дочь? Могло ли его присутствие предотвратить ее смерть?

Если так, то Сьюзен Палмер придется за многое ответить, ибо, несмотря на убежденность Имоджен в обратном, он пытался связаться с ней. Более того, два дня спустя он объявился у парадной двери, но ему приказали убраться, так как наследница не желает поддерживать с ним никаких отношений и уехала из города, лишь бы больше никогда не видеть его...

Нет, он никуда не уедет, пока не получит кое-какие ответы. Выведя мотоцикл на середину дороги, Джо сидел с минуту, оглядывая долину внизу. В лощине среди деревьев примостилась маленькая ферма. В окнах уже зажегся свет, и тоненький столбик дыма торчал из трубы в неподвижном воздухе. Из сарая донесся слабый лязг металла. топот копыт, и Джо неожиданно испытал острую тоску по тому, что могло бы быть, но не сбылось.

Если бы судьба распорядилась иначе, он довольствовался бы такой жизнью и был бы счастлив. Кусок земли, который он мог бы назвать своим, лошади в конюшне, жена, ребенок. Если бы Имоджен тогда пришла к нему, если бы их ребенок остался жив...

Джо нетерпеливо вдохнул свежий утренний воздух и включил зажигание. Если повезет, завтрак, приготовленный матерью, не успеет остыть. Ветчина, яичница, жареная картошка и крепкий горячий кофе, чтобы, не свалившись с ног, прожить наступающий день.

Поразительно, но Сьюзен решила отправиться вместе с Имоджен на торжественную церемонию в школу.

– Почему бы и нет? – бодро спросила она, явно оправившись от мигрени, мучившей ее накануне. – Во-первых, я получила приглашение, поскольку восемь лет проработала в школьном совете. Во-вторых, я хочу появиться в обществе со своей дочерью. Когда мы в последний раз выходили вместе, Имоджен?

Имоджен не стала уточнять, что это случилось в тот день, когда мать поспешно отвезла ее из больницы Ферндейла в ближайший аэропорт. Зачем омрачать праздник неприятными воспоминаниями, если Сьюзен старается внести свой вклад в налаживание их отношений? Школьный зал быстро заполнялся. Имоджен увидела несколько знакомых лиц, однако Джо среди них не было. Ну, и к лучшему. После прошлой ночи вряд ли она сможет сохранить невозмутимость, столкнувшись с ним. Тот последний поцелуй слишком многое всколыхнул в ней.

Скользнув в кресло рядом с центральным проходом, Имоджен огляделась. Все почти так же, как в тот день, когда она получила аттестат. Сцена украшена цветами, полированная кафедра—в центре полукруга кресел.

Имоджен была одной из двадцати трех выпускников: так же, как они, полная надежд, уверенная в том, что ее ожидают счастье и успех. Только для нее все изменилось очень быстро. Менее чем через сутки вся ее жизнь лежала в руинах.

Люстры замигали, предупреждая о скором начале церемонии. По залу пронесся приглушенный шепот. Школьный учитель музыки поднял дирижерскую палочку, оркестр заиграл, и на сцену вышли почетные гости.

– Дорогая мисс Данклиф, – сказал ведущий после вступительных приветствий. – Мы долго обсуждали, как лучше отметить этот знаменательный для всех нас день, и решили, что самые искренние поздравления произнесут те, кто, как и я, учился у вас. Может, вы и не вспомните все имена и лица, которые услышите и увидите в ближайшее время, однако ваши ученики вас не забыли. Итак, без долгих разговоров, позвольте представить нашего первого гостя.

Имоджен откинулась на спинку кресла, наслаждаясь происходящим и чувствуя себя так легко в обществе матери, как даже не могла себе представить еще неделю назад.

Поздравления были очень разными: от трогательных до юмористичных, даже Сьюзен иногда снисходила до подобающих светской даме смешков. Но когда объявили последнего гостя и на сцену вышел Джо Донелли, Имоджен захотелось провалиться сквозь землю.

В темно-синем костюме, ослепительно белой рубашке и темно-вишневом галстуке он был бесподобен. Имоджен затаила дыхание и – не в силах отвернуться – жадно смотрела на него. Как изящны его руки! Как прекрасны его глаза! Кажется, он смотрит на нее. О Боже! Она задыхается.

Джо заговорил. Наверное, он сказал что-то смешное, так как все вокруг засмеялись, но Имоджен, зачарованная движением его губ, ничего не слышала. Вместо того, чтобы слушать, она погрузилась в воспоминания о ночном поцелуе, ощутила губы Джо на своих губах.

Да, перед Джо Донелли устоять невозможно. Его обаяние почти осязаемо, его уверенность и непринужденность так далеки от образа «плохого парня», который он когда-то с таким усердием создавал.

После выступления Джо председатель школьного совета преподнес мисс Данклиф подарок, и церемония завершилась объявлением о том, что на игровой площадке накрыты чайные столы.

Пока выходили из зала, настроение Сьюзен резко изменилось.

– Думаю, мы это пропустим, – неодобрительно фыркнув, заявила она. – Выпьем чай дома. Ненавижу толпу и жару.

Однако Имоджен летела через всю Канаду не для того, чтобы мать по старой привычке командовала ею.

– Мама, если хочешь, поезжай домой, но я останусь здесь и пообщаюсь с друзьями, которых не видела столько лет.

Мать отреагировала на ее предложение со снисходительным неодобрением.

– О, Имоджен, я думаю... – Сьюзен вовремя поняла, что старые уловки не помогут, и на ходу перестроилась: – Тогда вряд ли мне следует тебя покидать. Мы должны выступить единым фронтом.

В чайной палатке было тесновато, но они умудрились найти свободный столик в дальнем конце. И вдруг перед ними, словно по мановению волшебной палочки, появился Джо.

– Я от всей души надеялся найти вас здесь. Как поживаете, миссис Палмер?

Его улыбка, искренняя и теплая, могла бы растопить и камень, но совершенно не подействовала на Сьюзен.

– Я с вами знакома? – спросила она, устре мив на него ледяной взгляд.

Джо не дрогнул.

– Мы с вами встречались, миссис Палмер, только это было давно. Я – Джо Донелли. Из Листер-Медоуз.

Он бросил слова в лицо Сьюзен, словно вызов на дуэль, и – несмотря на жару – холодок пробежал по позвоночнику Имоджен. Джо что-то задумал, и вряд ли хорошее. Она знала это так же точно, как свое собственное имя. И Сьюзен явно готовилась отразить удар.

– Я надеялся, – продолжал Джо с восхитительной наглостью уличного кота, поймавшего зазевавшуюся мышь, – что мы вместе выпьем чаю. В последний раз мы с вами встречались очень давно.

– Не понимаю, о чем вы говорите, молодой человек, – холодно процедила Сьюзен, – и не собираюсь выяснять. И позвольте добавить, что я нахожу ваше поведение неприлично дерзким.

Сьюзен поднялась и отвернулась, однако от Джо не так легко было отделаться.

– Я вовсе не хотел вас оскорбить, мадам. Просто подумал, что мы могли бы...

– Боюсь, что нет.

– Как скажете. – Джо пожал плечами и повернулся к Имоджен. Его взгляд скользнул по ее «лодочкам» из тончайшей кожи, золотым часам на лацкане блейзера, крохотным бриллиантовым сережкам, наконец остановился на ее губах.

Боясь растаять под его жарким взглядом, Имоджен опустила голову, пряча лицо под широкими полями шляпы, но Джо нагнулся и коснулся пальцем ее подбородка.

– Имоджен, сегодня ты выглядишь еще прелестнее, чем прошлой ночью.

– Прошлой ночью? – выдохнула Сьюзен, рухнув на стул.

Не сводя глаз с Имоджен, Джо спокойно сказал:

– Разве она не рассказала вам, миссис Палмер? Мы провели часть ночи, вспоминая старые добрые времена.

– Имоджен, это правда? – запаниковала Сьюзен.

– Да, – подтвердила Имоджен, завороженно глядя в глаза Джо.

Он сходил в парикмахерскую и – пусть только на сегодня – сменил голубые джинсы на отличный костюм, однако понадобилось бы гораздо больше, чем безупречные стрелки на брюках и консервативная стрижка, чтобы Джо Донелли стал таким, как все.

12
{"b":"25568","o":1}