ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы останетесь поужинать с нами?

Вопрос был обращен к нему. И задавала этот вопрос его дочь. Ее голос звучал как нежная музыка, как ручеек, струящийся с холма, как ветер в апреле, сладкий и живительный.

– А? Что? – Собственный голос показался Джо голосом последнего идиота, а не здравомыслящего мужчины.

Мона, добрая душа, бросилась ему на помощь.

– Ну конечно, они останутся, дорогая, – ответила Мона, посмеиваясь. – У нас есть гамбургеры, и я испекла пирог с ревенем. А когда мы попьем чай, ты поможешь мне надергать латука, и мы приготовим салат.

Обворожительная щербатая улыбка снова расцвела на детском личике.

– Давайте поужинаем в саду, хорошо?

– Хорошо, если наши гости не возражают.

– И не забудь зефир, нянюшка. У нас есть зефир.

Имоджен легко поддерживала разговор. Ну и отлично, думал Джо. Он все равно не мог вымолвить ни слова и только изумлялся. Женщины ничего не умеют делать молча. Вот, пожалуйста, убирают посуду, моют чашки, достают еду из холодильника – и болтают как заведенные. Он прислушался. Его дочка откручивала крышку стеклянной банки непонятно с чем и щебетала о прудике на заднем дворе и золотых рыбках, которых надо покормить.

Имоджен мимоходом погладила головку Касси. Девочка подняла на нее восхищенные, полные обожания глаза. И неудивительно. Имоджен – молодая, красивая, элегантная, именно такими женщинами восхищаются маленькие девочки... А он? Что он может предложить дочери, чем заинтересовать?

– Вообще-то я больше люблю лошадей, – услышал Джо восхитительное хихиканье Касси, – зато золотые рыбки едят гораздо меньше и не требуют много места.

«Я мог бы подарить тебе лошадь, – хотел сказать он дочке. – Если бы все сложилось по-другому, я мог бы обучить тебя верховой езде и купить тебе все, что необходимо первоклассной наезднице».

Но Джо сидел отчужденный, словно случайный гость.

– Хотите посмотреть рыбок? – Вопрос Касси не был адресован кому-либо конкретно, но она стояла так близко, что Джо мог бы дотянуться до нее и посадить на колено... если бы посмел. Он разглядел длинные черные ресницы, ямочки на щеках, крохотные ушки, плотно прижатые к голове, и совсем растаял.

Ему так хотелось притянуть ее к себе, вдохнуть ее аромат, ему хотелось бы каждый вечер относить ее в кроватку после ванны, чувствовать, как худенькие ручки обнимают его за шею. Каждый вечер играть с ней и рассказывать о лошадях! Какое счастье!

– Я с удовольствием посмотрю, – откликнулась Имоджен и бросила на Джо взгляд, явно говорящий: «Ты, дурень, неужели не можешь что-нибудь сказать, ну, на худой конец закрой рот!» – Когда я была маленькой, у меня тоже был пруд с золотыми рыбками.

Касси подпрыгнула от удовольствия, схватила Имоджен за руку, а Джо сидел, пытаясь проглотить подступивший к горлу комок. Да еще, к своему ужасу, он почувствовал, как его глаза наливаются слезами. Только этого не хватало!

– Господи, могу поклясться, что покупала еще одну баночку майонеза, но ее нигде нет. – Мона зацокала языком, и Джо ухватился за ниспосланный свыше шанс сбежать и собрать клочки растерзанного самообладания.

Яростно замигав, он подавил слезы и отлепился от стула.

– Я съезжу в ближайший магазин и куплю вам майонез.

Вернувшаяся из сада Имоджен услышала его предложение.

– Ну нет, на моей машине ты не поедешь! Это арендованная машина, и в контракте стоит мое имя. А вот если бы там стояло твое имя, я бы с удовольствием отправила тебя на все четыре стороны.

– Спокойно! – возмутился Джо. – Да что я такого сделал?

– Чего ты не сделал, тупица! – Имоджен гневно ткнула большим пальцем в сторону раскрытой двери в сад. – Нашей дочери не терпелось показать нам свой мир. Неужели так трудно было проявить хоть каплю интереса?

– Я проявил. – Джо чуть не взорвался. Его нервы и так на пределе, а мисс Высокомерие еще читает ему нотации!

– Меня не одурачишь! – фыркнула Имоджен. – Сидел с такой каменной физиономией, что я уж начала задаваться вопросом, не слабоумный ли ты.

Джо аж задохнулся от возмущения.

– И только из-за того, что я не подлизывался к ней и не болтал без умолку, как ты?

– Как ты смеешь, Джо Донелли! Я никогда не «подлизываюсь» и не «болтаю».

Имоджен точно дала бы ему по губам, но вмешалась Мона.

– Вы не забыли про майонез, Джо? – Она сняла с крючка связку ключей. – Можете взять мою машину. И раз уж вы все равно едете, не купите ли еще один пакетик зефира? Касси его так любит! Не спешите. Посмотрите город, если хотите. – Старая няня протянула Джо ключи, незаметно подмигнула и чуть сжала его пальцы. – Сейчас летние каникулы, и я не стану переживать, если Касси ляжет спать чуть позже обычного.

– Спасибо, – от всей души поблагодарил Джо.

Он довольно легко нашел маленький торговый центр, в который направила его Мона: булочная, универсам, винный магазин, аптека, парикмахерская и агентство по продаже недвижимости.

Джо начал с универсама. Нашел именно тот сорт майонеза, что заказала Мона, взял зефир и уже направлялся к кассе, когда заметил полку с конфетами. Ну, черт побери, пусть он вырос не в утонченной атмосфере Клифтон-Хилла, однако даже парень из Листер-Медоуз время от времени покупает женщинам подарки. Джо понимал, что должен Моне Уайборн гораздо больше, нежели коробку шоколадных конфет, однако для начала – самую большую! А бутылку шампанского и упаковку пива он захватит в винном магазине.

Джо уже шел к машине, когда заметил объявление в окне агентства по продаже недвижимости.

«СРОЧНО ПРОДАЕТСЯ! КОНЕФЕРМА!

25 акров земли, конюшня на 8 денников, 2 сарая, 6 огороженных пастбищ, открытый манеж, жилой дом. Через участок протекает ручей. Собственность нуждается в ремонте».

Рядом красовалась фотография: холмистый участок, орешник, отбрасывающий длинные тени на угол сарая, явно готового рухнуть при малейшем дуновении ветра.

Джо долго таращился на фотографию, охваченный неожиданным желанием обладать этим куском земли. Как бы он поступил, если бы увидел это объявление при других обстоятельствах?

«Ничто в жизни не случается без причины, – всегда говорила его мать. – И не нам спрашивать – почему. Мы просто должны верить: Бог знает, что делает».

«Если хочешь чуда, создай чудо, – сказал Чарли Гринвэй, когда вез его из тюрьмы на свою конеферму в центре Оджо-дель-Дьябло, где Джо предстояло отбывать остаток своего срока. – Будешь ждать, пока это сделает кто-то другой, не дождешься до самой смерти».

Шел седьмой час вечера, стол в саду уже был накрыт к ужину, гамбургеры ждали, когда их наконец поджарят, а Джо еще не вернулся.

– Не могу представить, почему он так задерживается, – сказала Имоджен как минимум в пятый раз. – Думаешь, он заблудился?

Мона как будто совсем не тревожилась.

– Если и заблудился, нетрудно позвонить, дорогая.

– Наверное, он поймал меня на слове и исчез навсегда. Снова.

– Или понял, что вам обоим необходимо время привыкнуть к обстоятельствам. – Мона кивнула на Касси, качающуюся на качелях в глубине сада. – Думаю, ты слишком строга с ним, Имоджен. И слепой увидел бы, как его потрясла встреча с дочерью.

– Только не Джо, – уверенно заявила Имоджен. – Никогда не встречала такого полного отсутствия эмоций.

– Ты хорошо его знаешь, дорогая? – спросила Мона, складывая бумажные салфетки и прижимая их тарелками, чтобы не разлетелись на ветру.

– Да, хотя он в это не верит.

– И тебе кажется, что ты его любишь?

– Думаю, что легко могла бы полюбить, если бы он подпустил меня поближе к себе. Но он такой... замкнутый.

– Имоджен, по-моему, Джо очень гордый мужчина. И благородный. Может, ты и простила его за то, что он бросил тебя беременной, но вряд ли сам он себя простил.

– Не его вина в том, что я осталась одна. Он приходил за мной в то лето, как и обещал. Если бы мама не солгала, не сказала бы ему, что я уехала, лишь бы больше не видеть его, мы были бы сейчас вместе.

22
{"b":"25568","o":1}