ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С несчастным видом она окинула взглядом кухню. Бен сделал ее на заказ. Специально для нее. Ряд белых лакированных шкафов. Стеклянные двери будто арки, полки с изысканным фарфором и хрусталем. Темно-зеленые гранитные поверхности разделочных столов и дубовые полы. Новейший кухонный комбайн. Кухня-мечта!

— Я не могу позволить себе постоянную прислугу. Но если ты хочешь, чтобы кто-нибудь приходил помогать тебе готовить… — сказал Бей, когда они купили этот дом.

— Нет! — воскликнула тогда Джулия. — Я не похожа на свою мать. В собственном доме она не сумеет найти банку с консервированным супом, даже если от этого будет зависеть ее жизнь. Это моя кухня, и я не хочу, чтобы какая-нибудь другая женщина хозяйничала в ней.

Она видела себя приготавливающей изысканные блюда, когда они будут приглашать гостей. И видела его сидевшим на табуретке с бокалом вина, пока она накладывает последние мазки на спокойный обед только для них двоих. В воображении возникали картины, как возвращаются из школы дети. Их дети. Как дети садятся за столик и пьют молоко с булочками, которые она испекла утром.

Но ей в голову не могла прийти мысль, что первый мешок с памперсами и коробку с детским питанием муж принесет для ребенка, который будет его, но не ее.

Она услышала приближавшиеся шаги и сделала вид, будто сосредоточенно раскладывает в холодильнике купленную еду. Бен подошел и встал сзади. Джулия почувствовала его дыхание на волосах и напряглась в ожидании поцелуя. Она инстинктивно знала, что он сейчас последует.

Его губы скользнули по ее шее.

— Оставь это пока. Пойдем, — прошептал он ей в ухо. Потом обхватил за талию. — Кофе остынет.

Джулия ненавидела свое тело, которое дрожью отвечало па его призыв. Наверняка он считает, что без труда соблазнит ее.

— Разве ты не видишь, что я занята? — проворчала она, ударяя его по руке. — Я не хочу, чтобы при такой жаре протухли продукты.

Он моментально отпрянул. А она осталась с таким болезненным чувством утраты, что едва не заплакала.

— Какие продукты? — И снова в его голосе прозвучали резкие ноты нетерпения. — Ради бога! Я купил всего лишь пару стейков, немного салата и молочные десерты. Ты готова заниматься чем угодно, лишь бы не общаться со мной!

— Прекрасно! — Она хлопнула дверцей холодильника. — Я сяду во дворике. Буду пить кофе.

Есть круассаны. Это сделает тебя счастливым?

— Нет! — коротко бросил он. — Боюсь, надо гораздо больше, чтобы сделать нас обоих счастливыми. Сейчас, Джулия, мы в тупике. Даже ты не станешь этого отрицать. Куда мы пойдем дальше и пойдем ли по одной дороге или по разным — это все нам предстоит решить.

— А если я еще не готова обдумывать решение?

— Жаль… Ты все заталкиваешь, внутрь. Нам нужно справляться с бедой вместе, а не врозь. Он тронул ее за руку. — Пойдем, Джулия. Не заставляй меня просить. Малыш поспит еще пару часов. Нам никто не помешает. Давай попытаемся расставить все по местам.

Она испепелила его взглядом.

— Что мы будем расставлять? Ты уже принял решение, а мое мнение вряд ли для тебя что-нибудь значит.

— Я думал, что и ты приняла решение. Вчера у тебя был выбор. Ты могла уйти от меня, по ты осталась. Если хочешь, назови меня идиотом, по я расценил это как некую уступку с твоей стороны.

— Я не была готова принимать моментальное решение. Вот и все. Мне надо время, чтобы все обдумать.

— И?

— И что? — Она сощурилась.

— Всю ночь я слышал твои шаги. Ты не могла уснуть, не отпирайся. Тебе прямо на колени шлепнулись неприятности, и ты пытаешься найти способы справиться с ними. — Он скривил рот. — Я пытаюсь, Джулия, быть рассудительным мужчиной. Но ты опасно близко подходишь к краю. Ты подталкиваешь меня за границы терпения. И теперь не надо перекидывать мне мой вопрос. Пожалуйста, ответь: к какому заключению ты пришла во время твоей долгой бессонной ночи?

— Ни к какому! Если хочешь, можешь подчиниться давлению своей бывшей любовницы. Но без меня. Я не хочу в этом участвовать, Бен. И это последнее слово. Что бы я ни решила, на это нужно время. И рассудительный мужчина не стал бы вынуждать меня объяснять ему это. Он бы понял и отошел на задний план. В особенности учитывая то неловкое положение, в которое он уже поставил меня в глазах моей семьи и друзей. Не знаю, как я буду теперь смотреть им в лицо! А тебе я хочу сказать: если ты думаешь, что, коли ты стал отцом, так и у меня должен забить фонтан материнских чувств, то ты печально заблуждаешься.

Бен скрестил на груди руки. На нем были джинсовые бермуды, белая хлопчатобумажная рубашка с короткими рукавами и шлепанцы. Он выглядел уверенным в себе и неукротимым. И таким сексуальным! Ничего нет удивительного, что Мариан Дэйэс ради него бросила мужа.

— Ставка больше, чем твоя упрямая гордость, предупредил он. — И помни: на весах будущее ребенка. Я люблю тебя. Но не сделай ошибки. Я не потерплю, чтобы ты перенесла свое негодование на малыша. Если ты считаешь, что я прошу больше, чем ты можешь дать, ничего не поделаешь. Ты уйдешь в свою жизнь и, очевидно, найдешь другого мужчину. Этого парня уже бросила мать, но отца у него никто и никогда не отнимет.

Джулия всегда знала, что в нем есть неимоверная внутренняя сила. Молодая женщина поежилась, услышав этот грубый, бескомпромиссный тон.

— Ты даже не можешь с уверенностью сказать, что это ТВОЙ ребенок!

— Я точно знаю, что Уэйн Дэйэс не его отец. К тому же время его рождения делает весьма правдоподобным факт, что я единственный кандидат на эту должность.

— Откуда ты можешь знать?! — закричала она. Почему ты так уверен, что она тебя одного ублажала в постели? Ведь ты даже не знал, что Мариан Дэйэс замужем.

— Тут не может быть «если», Джулия. Я никогда не лгал тебе. И сейчас не собираюсь. Но если у тебя есть хотя бы малейшие сомнения, наверно, тебе лучше бросить меня раньше, чем высохнут чернила на нашем свидетельстве о браке. Потому что я не хочу жить с женой, которая мне не верит.

— Как это вдруг я оказалась нарушителем мира? — закричала она, от злости даже не скрывая слезы, наполнившие глаза.

Он вытер ладонью лицо и сделал глоток кофе.

— Здесь, Джулия, нет виноватых, здесь только жертвы. И мне очень жаль, что ты одна из них. Я хочу все исправить, но не могу сделать это один.

Ты тоже должна хотеть этого. Прошлой ночью… Он беспомощно взмахнул рукой. — Ты закрылась в спальне. Отказалась даже выслушать меня. Не позволила даже прикоснуться… —Разве так два любящих человека чинят возникшую прореху?

Его примирительный тон заставил Джулию почти испытать сочувствие. Но его последняя фраза все испортила.

— Чего ты от меня хочешь? Чтобы я забралась с тобой в постель, будто у нас медовый месяц?

Будто мы счастливы, словно наелись персикового пирога? Да каждое твое прикосновение будет напоминать мне, что с Мариан Дэйэс ты делал то же самое.

Бен посмотрел на нее так, словно она сказала что-то невероятно непристойное.

— С Мариан у меня был секс, — бесцветным тоном проговорил он. — Но мне никогда и в голову не приходило, что у меня будет секс с тобой. Я говорил тебе: у нас будет любовь. На мой взгляд, между этими двумя понятиями есть различие.

— Тебе придется простить, что я не понимаю различия. У меня нет твоего обширного опыта. Я верила, что спать с кем попало — грязно, не говоря уж 6 том, что рискованно. Поэтому берегла себя для мужчины, за которого выйду замуж.

— Прости. — Он поставил на стол кружку с кофе. — Малыш плачет. Не пойму, что с ним происходит: как будто не может удержать еду в желудке. И на руке у него подозрительные синяки. Уверен, что ты с удовольствием закончишь завтрак без меня.

Она зашла слишком далеко. И не надо его холодного тона, чтобы это понять. Наверно, стоит сократить натиск. Прежняя Джулия так бы и сделала. В ней нашлись бы силы, чтобы понять и простить. Но та Джулия умерла в какой-то момент между разрезанием свадебного торта, осыпанием конфетти и уходом из бального зала. Новая Джулия была покрыта коркой горечи. Как она должна относиться к человеку, который растоптал ее мечты? И какое ей дело, что, обижая ее, он еще больше обидел себя. Мечты рассыпались в прах…

10
{"b":"25571","o":1}