ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Моего мальчика, — Бен заставил себя говорить спокойно, — зовут Майкл.

— Правда? — Стефания вскинула безукоризненно выщипанные брови. — Это семейное имя, Бенджамен?

— Нет.

— Тогда, возможно, семейное со стороны его матери? — Стефания позволила себе чуть заметную самодовольную ухмылку.

— Знаете, Стефания, — он ответил такой же самодовольной ухмылкой, — если кто-нибудь и знает наизусть родословную Монтгомери, так это только вы.

Она так быстро закрыла рот, что аж щелкнула зубами. Лицо у нее побагровело от досады, она критическим взглядом окинула кухню.

— Это работа ваших дизайнеров?

— Да. Вы не хотели бы заказать что-либо подобное для вашего дома?

— Не думаю! — Она элегантно пожала плечами.

— И это к лучшему, — согласился он. — Вам пришлось бы почти год ожидать своей очереди.

— Мама, позволь показать тебе остальной дом. Джулия умоляюще посмотрела на Бела.

Он пожал плечами, словно прося прощения.

Когда женщины ушли, отец Джулии прокашлялся и заговорил:

— Иногда моя жена ставит людей в неловкое положение, не желая этого. Знаете, па самом деле она очень застенчивая.

Ваша жена живая ведьма, подумал Бен. Но какой смысл говорить об этом? Одного взгляда на Гарри Монтгомери достаточно, чтобы понять подкаблучник со стажем. Самая большая загадка в том, как Фелисити ухитрилась произвести такого беспозвоночного отпрыска.

— Как себя чувствует ваш сын? — продолжал Гарри. Его явно нервировало, что они не ведут легкой светской беседы. — Он будет способен вести.., нормальную жизнь, когда вырастет?

— Да, Гарри. — Бену с трудом удалось сохранить серьезное выражение лица. — Хирурги не тронули его будущее мужское достоинство, если вы это имеете в виду. Самое большое, с чем столкнется Майкл, так это с женским любопытством. Когда он вырастет и сможет иметь любовные отношения с молодой женщиной, она, увидев его шрам, захочет знать, как он получил его.

Старший мужчина нервно таращил глаза в сторону, куда ушла жена.

— Как насчет пива, пока мы ждем женщин? — Бен улыбнулся и показал большим пальцем на холодильник.

— Я уже много лет не пью пива, — сказал Гарри. — Стефания не держит его в доме.

— Мы выпьем пива на воздухе. Слишком приятный день, чтобы сидеть в помещении. И собака составит нам компанию.

Стефания нашла их через десять минут.

— Гарри, нам надо ехать, — объявила она, неодобрительно косясь на Клиффорда.

— Я еще не допил пиво, — сообщил Гарри. — И я тоже не прочь совершить экскурсию по дому. В отличие от тебя, дорогая, мне понравилось, что Бен сделал в кухне. Теперь я горю нетерпением осмотреть весь дом.

Если бы Гарри подпрыгнул и укусил ее в лицо, Стефания бы, наверно, не выглядела такой ошеломленной.

— Тебе придется подождать до другого раза. Она разделяла каждое слово па железные слоги. Ребенок хнычет. Джулия пытается успокоить его.

Почему на нее взвалили заботу о ребенке, мне недоступно понять.

— Джулии нравится ухаживать за малышом, беспечно заметил Бен. — Нам обоим нравится. Родительские заботы сближают нас.

— Как мило. — Стефания обнажила зубы в ледяной улыбке. — Пойдем, Гарри.

Укрощенный Гарри поставил бутылку с недопитым пивом и поплелся вслед за женой.

Джулия не сознавала, что дремлет, пока Бен не коснулся ее плеча.

— Дорогая, иди ложись. А я посижу с Майклом.

— Это все кресло. — Она подавила зевок. — Оно слишком удобное.

— Скорее, ты мало отдыхаешь. Мне неприятно признавать, но твоя мать права. У тебя, солнышко, изнуренный вид.

— Я прекрасно себя чувствую. — Джулии была приятна его забота. — И я люблю укачивать Майкла. Родители еще здесь?

— Уехали минут десять назад.

— Хорошо! — Она вздохнула с облегчением.

— Я думал, ты будешь рада видеть их. Мне, конечно, и в голову не приходило, что они проделают такой путь только для того, чтобы узнать, как чувствует себя Майкл.

— Трогательный жест, любимый. — Джулия переместила малыша на другое плечо. — Мы оба знаем, что ничто не заставит мою мать отказаться от воскресной полуденной игры в гольф. Она надеялась найти наш брак в обломках, а меня готовой уложить вещи и вернуться домой. Она сразу, как приехала, спросила, долго ли я еще собираюсь вариться в каше, в которую сама себя бросила.

— И долго собираешься? — Он поймал ее колени широко расставленными ногами и сжал их.

— Всю жизнь! — страстно воскликнула она. — И я дала ей это понять, не оставив зацепки для недопонимания. Я никогда не доставлю ей удовольствия сказать: «Я же тебе говорила!»

Он сел перед пей па корточки.

— Джулия, если твоя единственная цель взять верх над матерью…

— Нет, — прошептала она, обиженная, что он все еще ей не верит. И это после того, что они пережили вместе! — Я здесь, потому что люблю тебя и Майкла.

— Надеюсь, что так, — протянул он. — Потому что в сложившейся ситуации ты не можешь иметь одного без другого.

— Я знаю и не хочу никакой другой ситуации.

— Хорошо, — проговорил он так осторожно, что она поняла: он все еще не полностью верит ей.

— Почему ты не хочешь поверить? Что я должна сделать, чтобы доказать тебе свою искренность?

— Может быть, перестать так стараться, — проговорил он. — По-моему, со временем твой отец признает меня. Стефания совсем другое дело.

Мы никогда с ней не полюбим друг друга. Но она, Джулия, твоя мать. И я не жду, что ты отвернешься от нее ради того, чтобы доказать что-то мне.

— Чего же ты тогда ждешь от меня? — в отчаянии спросила она.

— Чтобы ты не старалась никого ни в чем убедить. Как я уже говорил раньше, маленькие шажки, любимая, — это все, что надо. Важно прийти туда, где ты хочешь быть. А не туда, где, по-твоему, тебе следует быть.

— Тогда помоги мне увидеть различие, — попросила она. — И вспомни совет моей бабушки: не ищи проблем, которых не существует.

В конце недели Бену пришлось спешно собраться в командировку. И первая мысль его была — взять с собой Джулию и Майкла.

— Это одна из «жирных» ферм, — объяснял он. Знаешь, о чем я говорю? Такое место, куда богатые женщины приезжают сбрасывать килограммы.

— Да, — кивнула Джулия, скрывая улыбку, — но, по-моему, правильное название «курорт здоровья».

— Неважно. Впрочем, владелец хочет повысить уровень своего курорта. Построить искусственные водопады, оборудовать каждый номер отдельной роскошной ванной и привлекать богатых и знаменитых. Я хотел послать кого-нибудь другого, но владелец просил приехать меня лично.

Это слишком большой контракт, чтобы отказываться от него.

— Поезжай, — поддержала она мужа. — Ведь это всего несколько дней. Мы прекрасно справимся сами.

— А почему бы вам с Майклом не поехать со мной? Там в это время года очень красиво.

— И очень жарко, Бел.

— Да, но в городе есть хороший отель, прямо на берегу озера, с бассейном под открытым небом и красивыми садами, где ты всегда сможешь посидеть в тени. Поедем со мной, Джулия. И пусть это будет медовый месяц, о котором ты говорила па прошлой неделе.

— Но мы почти не будем тебя видеть. — Джулия упрямо цеплялась за доводы разума. — Работая весь день над планом реконструкции, ты будешь приходить поздно и усталый.

— Зато я буду с тобой ночью. Это лучше, чем ничего.

В конце концов она убедила Бена оставить ее и Майкла дома.

— Дети возраста Майкла не очень хорошо переносят сильную жару, особенно если не привыкли к ней, — поясняла она, — а он еще не окреп после операции.

Этот аргумент подействовал. Бен улетел один.

— Я буду звонить вам каждый вечер, — пообещал он, обнимая на прощание Джулию и Майкла.

— Скорее возвращайся. — Угроза одиночества уже кольнула ее.

— Ты же знаешь, я не задержусь. — Он поцеловал ее в губы. — Слушание об опеке состоится через неделю. Я не собираюсь пропускать его. Жди меня на уик-энд, если не раньше.

Конечно, она скучала без него. Особенно ночами, когда ей осталась в утешение только его подушка, к которой можно прижаться. С другой стороны, она впервые почувствовала себя настоящей матерью и радовалась каждой минуте близости с малышом. Что может быть слаще ощущения дыхания спящего ребенка у себя на шее? Что еще может наполнить сердце женщины такой неисчерпаемой нежностью, как широкая беззубая улыбка младенца, увидевшего лицо матери?

24
{"b":"25571","o":1}