ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Российская разведка с июля 1992 года работает на правовой основе, зафиксированной в Законе «О внешней разведке», в «Положении об СВР», утвержденном Президентом России.

А теперь снова вернемся к «Очеркам». К их подготовке привлекались профессиональные разведчики-ветераны, имеющие многолетний опыт работы за рубежом, лично принимавшие участие во многих разведывательных операциях последних десятилетий. В распоряжение авторов были предоставлены архивные материалы. Использованы мемуары, записки, фрагменты из ранее подготовленных разведчиками книг.

«Очерки», конечно, не летопись и, тем более, не дневники. И никто не ставил себе задачу воссоздания прошлого день за днем. Такой подход был бы просто нереальным. В процессе работы иногда возникали трудности восстановления той или иной конкретной картины, эпизода по отдельным сохранившимся, часто разрозненным и противоречивым фрагментам. Ведь секретные архивы создавались не ради написания истории разведки, а для повседневных оперативных нужд.

Написание «Очерков» затруднялось и тем, что в предвоенные да и в более поздние годы многие сотрудники разведки были оклеветаны и вычеркнуты из жизни. Нередко исчезала и документация, связанная с их служебной деятельностью. Многое пришлось восстанавливать по крохам. Из жизни уходят многие свидетели и участники недавних дел и операций разведки, те, кто хранит в своей памяти страницы ее истории. Именно поэтому авторы издания сочли целесообразным сделать доступными для общества тс материалы, которыми уже располагают. «Очерки» не содержат домысла, истина не приносится в жертву украшательству. Даже когда в целях конспирации изменены имена ряда лиц, подлинная основа событий сохраняется.

Разумеется, разведка — особо оберегаемый, деликатный организм. Ее предназначение — раскрывать не свои, а чужие тайны. Но конспирация и гласность могут быть совместимы. Конечно, служебные секреты до поры до времени должны оставаться таковыми, если их поспешное раскрытие может нанести ущерб государственным интересам или интересам хотя бы одной-единственной личности, привлекавшейся к выполнению разведывательных заданий и честно выполнившей свой долг. Но это вовсе не означает, что нужно закрывать или «прикрывать» все и вся. Как показывает практика, это приводит лишь к отрицательным результатам. Профессия разведчика, информация о которой дается читателю «из третьих рук», понимается превратно, в искаженном виде. Есть немало примеров и тому, как в погоне за сенсацией публикуются сомнительные откровения отдельных «сочинителей», «обличителей» и «реформаторов» от разведки. Как видим, твердокаменное молчание иногда порождает злопыхательство, безудержные, безответственные разглагольствования.

Публикуя «Очерки», СВР стремится ознакомить читателей с реальной стороной работы российских разведчиков, надеется вызвать добрый интерес к их нелегкой, но благородной профессии.

Академик Е.М. ПРИМАКОВ,

Директор Службы внешней разведки России

Октябрь 1994 года

1. Предтечи

Приступая к теме наших «Очерков», прежде всего хотелось бы определить, что понимать под словом «разведка». Что это такое? Говорят, профессия разведчика — одна из древнейших на Земле, и в подтверждение этому приводят цитаты из Ветхого завета или из шумерского эпоса о Гильгамеше, повествующего о том, как Утнапиштим, прообраз легендарного Ноя, на седьмой день после потопа не сразу вышел из ковчега, поостерегся, решил сначала проверить обстановку в окрестностях и выпустил птиц на разведку. Слов нет, эпос о Гильгамеше — замечательный литературный памятник одной из первых цивилизаций мира. Но можно ли Ноя или Утнапиштима причислять чуть ли не к родоначальникам славного рыцарства «плаща и кинжала»? Правомерно ли это?

Действительно, слово «разведка» в своем исконном, изначальном смысле предполагает проведение какого-либо тайного обследования со специальной целью. В этом широком смысле разведка существовала с незапамятных времен.

В пещерный век вопрос ставился классически просто: быть или не быть? И нашему неандертальскому пращуру не надо было особых мозгов, чтобы прикинуть, то есть провести «обследование со специальной целью»: а будет ли «трапеза» по зубам? Иначе неровен час, и сам угодишь в западню! И, конечно же, эта «прикидка» — еще никакая не разведка, а элементарное стремление к выживанию, инстинкт самосохранения, свойственный даже животным.

Другое дело, что именно этот инстинкт, необходимость обеспечения собственной безопасности, умение защитить себя, тайно выведать намерения и возможности потенциального противника и, не раскрывая своих планов, упредить готовящееся нападение — все это в той или иной мере является составной частью (хотя лишь только частью) емкого понятия «разведка».

Знаменитый греческий историк, «отец истории» Геродот подробно рассказал нам о том, как могущественный персидский царь Дарий отправился воевать с нашими дальними предками скифами. Было это в 512 году до новой эры. К тому времени Дарий создал гигантскую империю, простиравшуюся от Индии до Греции. Под его владычеством оказались такие древние царства, как Египет и Вавилон. Перейдя Босфор с семисоттысячным войском, Дарий покорил Фракию и Македонию, переправился через Дунай и двинулся в скифские степи Причерноморья.

Скифы — народ смелый, воинственный. Но и инстинкт самосохранения был им не чужд. Воинов против Дария было у них маловато, да и вооружение не то: у персов — железо, а у скифов оно еще не вошло в обиход, только деревянные стрелы и копья с костяными и бронзовыми наконечниками. Зато было у скифов одно преимущество: их войско состояло из конницы, а армия Дария в основном была пешей. Скифы были лихими наездниками, хорошо с седла стреляли из лука, ловко метали дротики. Их низкорослые кони были крепкими и выносливыми. Все эти «за» и «против» предстояло взвесить и принять решение.

Получив сведения о численности и вооружении приближающегося противника, скифские военачальники «посовещались и решили» — не входить с персами в открытый бой, а стали отступать перед Дарием вместе с семьями, кочевыми кибитками, стадами скота, все дальше удаляясь в бескрайнюю степь, а по дороге засыпали колодцы, выжигали траву. Так скифы перешли за Дон, стали подниматься к Волге.

Персы, преследовавшие их по опустошенной земле, так и не сумели догнать кочевников. Войско Дария было утомлено, многие, испытывая жажду и голод, погибли в походе. А скифы между тем были целы и невредимы.

Тогда, как повествует Геродот, Дарий направил своего посла к скифскому царю с такой речью:

«Зачем ты все убегаешь? Если ты считаешь себя сильнее, то сражайся со мной. А если ты считаешь себя слабее меня, покорись и приходи ко мне, твоему владыке, с землею и водою в руках».

На это скифский царь отвечал:

«Из страха я не убегал никогда и ни от кого. Я и теперь веду такую же самую жизнь, какую и всегда вел, и от тебя вовсе не убегаю. В нашей стране нет ни городов, ни садов, ни полей. Нам нечего поэтому опасаться, что наше достояние будет покорено или опустошено кем-нибудь. Нам защищать-то нечего. Мы ведь в любом месте живем одним и тем же способом. Где мы, там и наша родина. Значит, нам и нечего торопиться, чтобы вступать с тобою в бой. А коли ты сам хочешь сражаться, отыщи гробницы наших предков — тогда ты узнаешь, как мы за них постоим! Вместо воды и земли я пошлю тебе другие дары. А за то, что ты называешь себя моим владыкой, я еще расплачусь с тобой».

И Дарий отступил. Тяжело пришлось его войску на обратном пути к Дунаю. Сохранилось предание, будто бы именно в это время скифские послы принесли Дарию загадочный «подарок»: птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Долго персы ломали голову над его смыслом. Наконец нашелся один мудрый «переводчик», который растолковал это Дарию так: «Если вы, персы, не улетите, как птица в небеса, или не спрячетесь в землю, как мыши, или не ускачете в озера, как лягушки, то не вернетесь назад и погибнете от наших стрел».

Дарий, могущественнейший властелин мира, с остатками своего войска еле ноги унес за Дунай. Полудикие скифы, которые еще не владели железом, не знали оседлости и грамоты, оказались победителями. Используя современную терминологию, можно было бы сказать: они сумели вовремя получить информацию о превосходящих силах противника, правильно оценить обстановку и упредить готовившееся на них нападение.

3
{"b":"255763","o":1}