ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Разгром Мамая в Куликовской битве стал началом освобождения Руси от татаро-монгольского ига. Быстрые и решительные действия Дмитрия Донского не позволили Олегу и Ягайло соединиться с Мамаем, и оба они бежали в Литву.

О дальнейшей судьбе Захарии Тютчева известно, что на дерзкие выпады Мамая он отвечал смело, с достоинством и чуть не был убит мурзами из окружения хана. Однако Мамай удержал их и пригласил Захарию к себе на службу. Хитрый Захария, как повествует летопись, не отказался, но просил, чтобы ему дозволили прежде отправить Димитриево посольство. Мамай написал грамоту великому князю, предлагая сдаться: «Прииде ко мне, до помилую тя». Захария в сопровождении четырех ханских мурз был отправлен к Дмитрию, но близ Оки встретил передовой отряд русских войск, «связал сих четырех мурз, изорвал грамоту Ханскую, послал одного татарина сказать о том их государю и благополучно возвратился в Москву».

Был ли Захария Тютчев разведчиком? Тогда такой профессии еще не существовало. Он был «хитрым мужем». Он сумел получить секретную информацию, своевременно довел ее до сведения своего руководства, что позволило правильно оценить сложившуюся обстановку и нанести противнику упреждающий удар, имевший столь важные последствия доя всей дальнейшей истории государства.

До формирования разведки как профессиональной государственной службы было, конечно, еще очень и очень далеко. На этом долгом пути, проходящем через несколько столетий, прослеживается целый ряд более или менее четко определившихся этапов:

1549 год: создание Иваном IV Посольского приказа — первой в России самостоятельной государственной структуры, ведавшей всеми вопросами международных отношений. В этот период еще не делается различий между дипломатической и разведывательной службой. Еще не было на Руси дипломатов-профессионалов, как не было и профессионалов-разведчиков.

До создания Посольского приказа дипломатические документы хранились вместе с царской казной. Внешнеполитические задания выполнялись казначеем, печатником, другими особо доверенными лицами из окружения самодержца. Теперь эти функции постепенно сосредоточиваются в одном учреждении, включая наиболее деликатные, секретные задания разведывательного характера. Дипломатия и разведка идут рука об руку, составляют единое целое.

1654 год: царь Алексей Михайлович создает при себе особую канцелярию — Приказ тайных дел. Происходит некоторое перераспределение функций в государственном аппарате. Посольский приказ продолжает существовать, но разведывательная деятельность все больше переходит в ведение Приказа тайных дел. Таким образом, впервые предпринимается структурное разделение дипломатии и разведки, хотя и руководители Посольского приказа, и сотрудники дипломатической службы по повелению царя по-прежнему продолжают выполнять отдельные ответственные задания разведывательного характера. В регулярную практику секретной переписки вводятся шифры.

1716 год: в новом воинском уставе Петра I разведывательная работа впервые приобретает правовую основу. Она поручается генерал-квартирмейстерской службе. Наряду с этим продолжается традиция негласного использования официальных дипломатических представителей, включая послов, для выполнения разведывательных заданий (А.А.Матвеев, П.А.Толстой, А.Я.Хилков и др.).

1810 год: военный министр М.Б.Барклай-де-Толли направляет первых постоянных представителей — «военных агентов» — в российские посольства ряда европейских стран. Основной задачей является ведение агентурной, разведывательной работы. Впервые добыча секретной военно-политической информации за рубежом ставится на регулярную, профессиональную основу. Внешняя разведка структурно все более четко оформляется в военном ведомстве и в последующие годы, особенно при военном министре А.И. Чернышеве. Одновременно вопросы внешней разведки в той или иной мере продолжают оставаться в ведении Министерства иностранных дел (например, при К.В.Нессельроде), хотя здесь они не носят четко выраженного структурного характера и в основном решаются на уровне разовых, хотя и весьма ответственных, поручений.

1856 год: Александром II утверждена первая в истории российской разведки инструкция о работе военных агентов. Функции внешней разведки все больше становятся прерогативой военных. В этом вопросе большое влияние оказало поражение России в Крымской войне 1853–1856 годов. Мирный договор был подписан 18 марта, а инструкция — 10 июня 1856 г. Развитие военного искусства и перевооружение российской армии на основе новейших западных образцов приобретают приоритетное значение.

1905 год: ситуация повторяется, снова поражение в войне стало серьезным импульсом для пересмотра и реорганизации всей разведывательной и контрразведывательной работы спецслужб империи. Впервые вводится курс тайной разведки в академии Генерального штаба, и подготовка кадров профессионалов-разведчиков ставится на регулярную основу[2].

Таковы наиболее крупные вехи в истории отечественной внешней разведки до октября 1917 года. Подробнее о каждом из этих периодов и людях, принимавших непосредственное участие в разведывательной работе, читатель узнает из предлагаемых «Очерков».

2. Два Ивана

История становления в России внешней разведки как отдельной государственной службы складывалась весьма медленно. На раннем этапе это объяснялось двумя причинами. Первая из них состояла в том, что на протяжении нескольких веков Русь оставалась в вассальной зависимости от могущественных восточных завоевателей. Эта зависимость, практически близкая к колониальной, сдерживала самостоятельное развитие внешнеполитических связей, а следовательно, и тех надстроечных структур, которые обеспечивают реализацию государственных интересов на международной арене, в том числе и внешней разведки.

Со времени Куликовской битвы минуло еще ровно сто лет, прежде чем Русь окончательно освободилась от татаро-монгольского ига. Летом 1480 года отряды Золотой Орды подошли к берегу маленькой речушки Угры у южных границ Московского государства, где путь им преградили русские войска. Долго противники стояли по обеим сторонам реки, не предпринимая военных действий. Наконец 11 ноября хан отступил. С того дня тень зависимости Москвы от Золотой Орды исчезла навсегда.

Вторая причина состояла в том, что правители разрозненных княжеств Руси вели между собой бесконечную борьбу за власть. В этот период «главным противником» часто оказывался свой же родственник — дядя, племянник, брат. Поэтому и «разведывательные» усилия отдельных князей или претендентов на княжеский престол в таких случаях направлялись не во внешние сферы, а «вовнутрь» семейного клана. Со времени окончательного освобождения от татаро-монгольского ига стремление к объединению на Руси заметно растет, хотя тяжбы и интриги, братоубийственные конфликты по-прежнему вспыхивают то тут, то там.

1480 год — время правления великого князя Ивана III, время собирания разрозненной, удельной Руси в единое государство. Иван III первым из московских князей принял титул «государя всея Руси», объединив под своим владением практически все земли, некогда управлявшиеся его отдаленными предками — киевскими князьями. Заложенные при Иване Ш основы русской государственности явились тем прочным фундаментом, на котором происходило ее дальнейшее строительство.

При Иване III Россия, по образному выражению Н.М.Карамзина, «вышла из сумрака теней». Замечательный русский историк С.М.Соловьев сравнивал его с Петром Великим. Царь Иван Грозный едва ли смог бы так радикально ликвидировать пережитки феодальной раздробленности на Руси и столь незыблемо утвердить принципы самодержавной власти, если бы не опирался на достижения своего деда.

Итак, дед и внук, оба — Иваны, Иваны Васильевичи, личности сложные, неоднозначные — с большими достоинствами и не менее крупными недостатками, крутого, необузданного нрава, люди трагической судьбы и большого, неоспоримого величия. Оба представляют особый интерес с точки зрения создания основ государственного аппарата на Руси и начала широкого развития внешнеполитических связей — двух необходимых условий для формирования разведки в ее нынешнем понимании.

вернуться

2

См. Русская разведка и контрразведка в войне 1904–1905 гг. — М.: «Прогресс», «Професс-Академия», 1993. — С. 148.

5
{"b":"255763","o":1}