ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

29. Два взгляда на полковника Редля

Об Альфреде Редле — одном из руководителей австро-венгерской военной разведки начала XX века — написано очень много. Его личная жизнь, многие эпизоды которой до сих пор прикрыты непроницаемой завесой тайны, легла в основу сюжетов ряда художественных фильмов и литературных сочинений детективного жанра. Редля часто обвиняют в том, что он был не в ладах с принципами морали и кодексом офицерской чести, его имя приводят как пример продажности и изменнической низости. По оценкам многих специалистов, полковник Редль являлся «самым важным агентом иностранной державы из всех шпионов, действовавших в Европе накануне первой мировой войны». Что же известно об этом человеке?

Альфред Редль, сын небогатого железнодорожного служащего, с детства отличался разносторонними способностями, особенно к изучению иностранных языков. Городок, где жила семья Редля, находился поблизости от границы Австро-Венгерской империи с Россией, и поэтому ежедневное общение с людьми разных национальностей было для юного Редля делом вполне естественным и обыденным. Мальчик буквально на ходу ловил и запоминал незнакомую ему речь многих своих земляков, среди которых были австрийцы, немцы, поляки, украинцы. Когда Альфреду исполнилось 15 лет, родители устроили сына в кадетскую школу, которую он блестяще окончил в числе самых достойных и перспективных ее выпускников. Талант в изучении иностранных языков, большое прилежание и усердие молодого лейтенанта привлекли к нему внимание кадровиков австро-венгерского Генерального штаба, и Альфред Редль вместо службы в одной из провинциальных воинских частей, что было обычной практикой, попадает сразу в штат этого главного армейского ведомства страны. Начало военной карьеры поистине впечатляющее.

В 1900 году Альфреда Редля, получившего к этому времени уже чин капитана, командируют в Россию для изучения русского языка и обстановки в этой «недружественной Австро-Венгерской монархии» стране. Несколько месяцев он проводит на стажировке в военном училище в Казани. В свободное от занятий время Редль не скучает. Он ведет беззаботный образ жизни, посещая многочисленные офицерские вечеринки, которые организуют в его честь местные военные и гражданские «прожигатели жизни».

Редлю в те дни было совсем невдомек, что за его поведением и образом жизни внимательно наблюдают его российские коллеги, изучают его сильные и слабые стороны, увлечения, особенности характера. Позднее эти «наблюдения» легли в основу характеристики, которую дали ему российские негласные осведомители для использования в качестве аргументов в процессе возможной вербовки А. Редля в интересах Российской империи.

«Человек он лукавый, замкнутый в себе, сосредоточенный, работоспособный. Склад ума — мелочный, — говорилось в характеристике. — Вся наружность слащавая. Речь сладкая, мягкая, угодливая. Движения рассчитанные, медленные. Любит повеселиться…»

Такого рода информацию получил после возвращения А. Редля в Вену руководитель российской военной разведки в Варшаве полковник Батюшин. Дело в том, что именно с территории Варшавского военного округа осуществлялась в те дни организация разведывательной работы по Австро-Венгрии. Батюшину было рекомендовано «продолжить изучение для привлечения к тайному сотрудничеству капитана Редля», который к тому времени прочно закрепился в русском отделе австро-венгерской военной разведки.

Полковник Батюшин успешно выполнил данное ему поручение. Он направил в Вену одного из своих лучших специалистов по вербовке агентуры, снабдив самыми подробными сведениями о личности и особенностях характера Альфреда Редля, большой суммой денег в австрийской валюте, а также подробной инструкцией по зашифровке (в случае успеха вербовки) важного информационного источника.

Альфред Редль довольно легко согласился на тайное сотрудничество с российской внешней разведкой. В беседе с вербовщиком он сказал, что готов помогать России из личных симпатий к россиянам, среди которых у него «осталось в Казани много прекрасных и душевных друзей».

«К тому же, — пояснил Редль, — мне очень не хотелось бы, чтобы между нашими странами разгорелся огонь войны. Уж очень много жизней может поглотить это страшное пожарище».

Справедливости ради следует сказать, что и сумма, переданная Редлю при первой встрече, не могла не произвести на него весьма сильного впечатления: она в десять раз превышала годовой должностной оклад молодого генштабиста.

Сразу же была оговорена легенда получения крупной суммы Альфредом Редлем и способы ее естественной реализации в оперативном плане. К этому моменту, как нельзя кстати, пришло извещение о кончине одинокой дальней родственницы А.Редля, и он — не без помощи русского вербовщика — сразу был объявлен счастливым «наследником» внушительного состояния.

Вскоре Альфред Редль приобретает репутацию любителя «сладкой жизни», беспечного повесы и мота. Понятно, что все расходы мнимого наследника оплачивались из российской казны.

Такой «образ жизни» повесы давал Редлю большие возможности для заведения полезных контактов и знакомств в высших слоях тогдашнего венского общества. Он приглашал к себе «на мальчишники» многих высокопоставленных офицеров, которые за бокалом вина нередко выбалтывали Редлю ценную информацию о мобилизационной готовности австро-венгерской армии и новых типах ее вооружений. Одним из таких «подысточников» Редля был офицер гвардии Хоринка. Он регулярно снабжал своего «беспутного» богатого друга секретными материалами, за которые тот щедро платил и даже обещал подарить гвардейцу роскошный автомобиль «Даймлер».

Руководя работой, полковник Батюшин ни на минуту не забывал о необходимости укрепления служебного положения Альфреда Редля в Генштабе. Он предложил назвать Редлю несколько имен малоценных и подозреваемых в двурушничестве агентов из числа местных граждан, о которых тот мог бы смело доложить своему начальству, представив дело так, что поимка «шпионов» была делом рук и гибкого ума лично его — Альфреда Редля.

Результаты такой не столь уж изощренной оперативной хитрости не замедлили сказаться на служебной карьере А.Редля. Он чаще других своих коллег из военной разведки и контрразведки стал фигурировать в докладных записках и наградных представлениях начальника Генерального штаба. В 1907 году, получив внеочередное звание полковника, Альфред Редль становится вторым человеком в аппарате австро-венгерской военной разведки и контрразведки.

Почти во всех произведениях, рассказывающих о полковнике Редле, берется за основу сюжета заключительная, вернее, разоблачительная часть его биографии: Редль — развратник, Редль — повеса, Редль — самоубийца. Такова традиционно принятая схема повествования. Этот устоявшийся десятилетиями негативный стереотип был создан в свое время шефом немецкой военной разведки полковником Николаи. Еще в 1923 году он первым дал «психологический портрет» А. Редля в своей книге «Тайные силы», попытавшись свести на нет деятельность Редля как разведчика.

Существуют и другие мнения о деятельности А.Редля. По свидетельству, например, первого советского военного историка К.К. Звонарева, автора выпущенной в 1929 году книги «Русская агентурная разведка всех видов до и во время войны 1914–1918 годов», Редль был весьма обстоятельным человеком. Он давал сведения три-четыре раза в год, но зато вполне исчерпывающие и по всем интересующим русский Генеральный штаб вопросам.

Что же фактически передал Редль российскому Генштабу? Известный специалист в области тайных операций в годы первой мировой войны англичанин Эдвин Вудхол свидетельствует: «Полковник Редль выдал России огромное количество копий документов, кодов, фотографий, планов, секретных приказов по армии, мобилизационных мероприятий, докладов о состоянии железных и шоссейных дорог, описаний образцов военного оборудования и т. д.»[102].

Среди наиболее ценных для России материалов, считает Э. Вудхол, были австро-венгерские мобилизационные планы против России и Сербии. Они содержали полный комплекс всех возможных операций против сербов. По свидетельству того же Э. Вудхола, в них «были указаны все подробности, вплоть до последнего человека и до последней пушки: способ передвижения необходимых сил, расположение одних единиц, мобилизация других; в каких пунктах произойдет атака на Сербию и т. д. Все это было подробно изложено в таблицах, схемах, чертежах, картах». Как утверждает Э. Вудхол, это был «шедевр Генерального штаба австро-венгерской армии». Искусное использование полученной информации помогло тому, что, к изумлению всего мира, малочисленная сербская армия трижды успешно отражала нападения австро-венгерских войск и наносила по ним тяжелые удары.

вернуться

102

Вудхол Э. История полковника Редля и других. — М.: Издательство политической литературы, 1991. — С. 137.

58
{"b":"255763","o":1}