ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Большое значение имело также сокрытие А. Редлем от своего Генерального штаба секретных сведений, которые поступали в Вену от австро-венгерских тайных агентов непосредственно из России. Причем делал это А. Редль по собственной инициативе, сообразуясь с личными представлениями о масштабе ущерба для русских от той или иной сокрытой им тайны. Редль сам никогда не назначал гонорар за оказываемые им услуги, ему платили достаточно щедро. Например, за выдачу российскому Генштабу имени предателя, который начал продавать Австро-Венгрии и Германии секретные документы российской армии, полковнику Редлю было «пожаловано» без каких-либо просьб с его стороны около 4 тысяч английских фунтов стерлингов, что по тем временам составляло весьма солидную сумму[103].

Если историки военной разведки всегда расходились во мнениях относительно личных качеств полковника Редля и степени полезности его документальной информации для российского Генерального штаба, то все специалисты, не подвергая сомнениям, единодушно приняли на веру историю «случайного провала» австрийского полковника, изложенную его начальником — руководителем разведбюро австрийского Генштаба Урбанским.

Сюжет этой истории был составлен весьма увлекательно. Дело началась с письма, которое якобы пришло на главный венский почтамт «до востребования» на имя некоего господина Никона Ницетаса. Форма конверта и написание адреса привлекли внимание сотрудников почтамта своей «необычностью» и, подождав положенное время, они решили вскрыть подозрительную корреспонденцию. Каково же было удивление почтовых чиновников, когда в конверте с маленькой записочкой они обнаружили 7 тысяч крон! Записка гласила: «Глубокоуважаемый г. Ницетас. Конечно, Вы уже получили мое письмо от с/мая, в котором я извиняюсь за задержку в высылке. К сожалению, я не мог выслать Вам денег раньше. Ныне имею честь, уважаемый г. Ницетас, препроводить Вам при сем 7000 крон, которые я рискну послать вот в этом простом письме. Что касается Ваших предложений, то все они приемлемы. Уважающий Вас И. Дитрих.

P.S. Еще раз прошу Вас писать по следующему адресу: Христиания (Норвегия), Розенборггате, № 1, Эльзе Кьернли».

Содержание письма было немедленно доложено австрийской полиции, и работникам почтамта было предложено «дать знать» властям об адресате, который должен получить это послание. Но, увы, господин Ницетас не появлялся в поле зрения почтовиков; письмо лежало невостребованным и, более того, к нему прибавились еще две новые корреспонденции в адрес таинственного лица.

В один из майских дней 1913 года элегантно одетый джентльмен, предъявив соответствующие документы на имя Ницетаса, получил свою корреспонденцию и покинул главный венский почтамт на первом попавшемся такси. Бросившиеся за ним предупрежденные администрацией почтамта сыщики чуть-чуть задержались й увидели лишь «хвост» уезжающего такси. Однако они запомнили номер машины и стали разыскивать таксиста, чтобы обстоятельно допросить его. Поиск увенчался успехом, и таксист рассказал, что отвез интересующего полицию господина в кафе «Кайзергоф». Одновременно он передал преследователям «Ницетаса» кожаный чехол от перочинного ножика, который, как сказал шофер, «возможно, принадлежал разыскиваемому господину».

В кафе «Кайзергоф» венских сыщиков ожидало разочарование. «Господин в штатском» уже позавтракал и на другом такси уехал в неизвестном направлении. Куда? Где его искать? «В гостинице «Кломзер»», — заявил один из служащих «Кайзергофа», случайно слышавший разговор пассажира с таксистом.

Полицейские бросились в «Кломзер».

— Не вспомните ли вы, кто из ваших постояльцев полчаса назад приехал на такси в ваш отель? — спросили преследователи портье.

— Как же, как же, прекрасно помню. Это полковник Редль, начальник штаба Пражского корпуса. Да вот и он сам, — воскликнул гостиничный портье, указывая на спускавшегося по лестнице к выходу солидного господина.

Сыщик бросился к постояльцу:

— Простите, герр, не вы ли обронили этот чехол для перочинного ножика? Он ваш?

— Да, благодарю вас, он мой…

Этой самоубийственной короткой фразой Редль как бы подписал свой смертный приговор.

Долгих десять лет полковник Редль самоотверженно сотрудничал с российской внешней разведкой, пока роковая пуля, выпущенная собственной рукой или — как знать? — одним из его сослуживцев, не прервала его в высшей степени полезную для России агентурную деятельность. В венских газетах в разделе «Происшествия» было опубликовано лишь краткое стереотипное сообщение: «Полковник Генерального штаба Редль покончил с собой в припадке душевного расстройства. В последнее время он страдал бессонницей. Это был талантливый офицер, которого ожидало большое будущее». И все.

А через год началась первая мировая война. Началась для австро-венгерской армии крайне неудачно, и она потерпела ряд сокрушительных поражений. Чтобы как-то объяснить эти провалы, венские власти, по-видимому, сочли необходимым снова вспомнить о полковнике Редле. Вспомнить для того, чтобы «списать» свои неудачи на «самоубийцу».

30. Российская разведка в 1914–1917 годах

Подготовка к первой мировой войне (1914–1918 гг.) шла заблаговременно. В 1882 году оформился Тройственный союз Германии, Австро-Венгрии и Италии, который обновлялся пять раз, вплоть до 1912 года. Параллельно складывалась Антанта — коалиция Франции, Англии и России. В основе противоборства были схватки за колонии, рынки, сферы мирового влияния. К трагическому исходу ситуация продвигалась через отдельные кризисы (Северная Африка, Балканы), пока выстрелы в Сараево и убийство эрцгерцога Фердинанда не дали повода к объявлению войны. Италия, правда, к этому времени покинула Тройственный союз, а затем примкнула к Антанте. Так или иначе, конфликт охватил не только Европу, но и Азию (Япония, Турция), а на последнем этапе и США. Всего в войну были вовлечены 38 стран.

Русско-германский фронт был одним из основных. Здесь в 1915 году находились 107 из 268 дивизий германского блока. Германия готовилась к войне особенно тщательно. В разведывательной деятельности против России ей помогала Австро-Венгрия. Для этого обе страны располагали благоприятными возможностями. Много лиц немецкого происхождения находилось на русской, в том числе военной, службе, были близки к царскому двору, связанному родственными узами с германской монархией. Почти все предприятия электротехнической промышленности, химические, многие металлургические заводы принадлежали немецким фирмам. Германский капитал имел позиции также на железнодорожном и водном транспорте.

Основная сеть германской разведки была развернута в Польше, Литве, Петербургском военном округе. Руководство ею осуществлялось из германского и австрийского посольств столицы.

Это учитывала российская разведка и не оставалась в бездействии.

В канун войны в российской разведке были проведены существенные преобразования. Из состава Главного штаба — высшего органа военного управления России — было выделено Главное управление (ГУ) Генерального штаба (ГШ), в котором было сосредоточено руководство военной разведкой. В тот период именно она была основной формой разведывательной деятельности Российской империи. Конкретно же руководил разведкой с 1910 года отдел генерал-квартирмейстера (ОГЕНКВАР) Главного управления Генерального штаба (ГУ ГШ), ответственного за организацию самостоятельной разведки стратегического характера в сопредельных с Россией странах, равно как и за руководство разведывательной деятельностью окружных штабов.

Эти реформы, как и поставленные задачи, были закреплены в соответствующих документах военного ведомства России. При этом в разведке было ясное понимание того, что решение этих задач в канун неизбежной войны было возможно лишь в результате создания в странах будущего противника эффективной агентурной сети, способной обеспечивать получение необходимой информации по ключевым проблемам.

вернуться

103

Там же. — С.138.

59
{"b":"255763","o":1}