ЛитМир - Электронная Библиотека

ПРОЛОГ

  Запись из дневника Уолтера Вон Райна от 2001 года.

  "Лишь человек воспринимает мир с позиции повелителя всех процессов, и это не столько комплекс Бога, сколько избалованность и эгоцентризм, присущий королевским отпрыскам, рожденным на всё готовое.

  Лишь человек (из всех прочих творений магии) подразумевает течение реки, смену сезонов и лунных циклов, восход солнца, как что-то рутинное и должное.

  Но разве Солнце должно подниматься каждое утро на небосклон только потому что человек так привык? Разве?

  А ведь эта мощная, почти всесильная звезда - центр нашей Вселенной. Она никому не обязана доказывать свою значимость и тем более не должна играть по правилам бездумного существа, имя которому человек.

  Солнце греет и светит по своим законам, имея свои на то причины.

  Оно играет свою роль не ради человека, а ради той звезды, что ласково отдаёт ему свой свет взамен теплу".

  Замок Грикс, 2001 год.

  Винсенту было 23 года, он приехал на похороны Маркиза Барко в старый замок Грикс и был удивлён нежданному завещанию, в котором Маркиз, не имея наследников, передал Винсенту своё главное сокровище - древнюю библиотеку, который хранил за семью печатями. Тогда Блэквелл действительно опешил, ведь это было несказанное богатство, в библиотеке Барко хранились древние манускрипты, самые ценные книги и вообще всё наследие Сакраля, которому всегда завидовали Герцоги Мордвин, и это невиданное богатство досталось Винсенту, чему был неподдельно горд Феликс Блэквелл.

  - Винс! - узнав новость, заговорил отец и даже встал, пожимая руку сыну и хлопая по плечу, - Это... это так потрясающе, что и словами не передать! Ты получил великий дар, сохрани его в целости, не пускай на ветер! В книгах библиотеки Грикс - прошлое, настоящее и будущее, в них весь Сакраль и его величие. На свете есть лишь две ценности: знание и сила, и эти вещи всегда будут дороже денег. Сила досталась тебе по праву рождения, но знание... это лично твоя заслуга, ведь Маркиз никого и никогда к своей библиотеке не подпускал.

  - Честно, пап... - смущённо начал тогда Винсент, - Я думал... думал, что из всех своих учеников, он выберет Уолтера. Уолтер - гений, он и сам пишет книги, и он так трепетно к этому относится. Я даже и мечтать не мог, что всё это достанется мне, да и... выходит я друга предал, по голове его прошёлся?

  - Маркиз сделал выбор. Уолтер поймёт, я в этом уверен.

  И Уолтер действительно понял. Тогда они шли по замку вместе последний раз как друзья и говорили о том, что их объединяло: о будущем:

  - Я много думал о том плане, что ты предложил, Винс, - завёл тему Уолтер, - Это очень цинично, противоестественно, иногда вульгарно, ещё чаще жестоко, и всё же гениально.

  - Я всё равно это сделаю! - криво улыбнулся молодой Винсент Блэквелл, закуривая сигару и выпуская клубы дыма изо рта, - И знаешь, Уолт, именно твоя персона сыграла в этом плане ключевую роль.

  - С чего это?

  - Ты тот Вон Райн, что заставил меня смотреть на неприемлемые вещи другими глазами, - он прикрыл глаза и сладко затянулся, выпуская дым из ноздрей, - Селекция! - произнёс он неоднозначно и сделал паузу, будто пробуя слово на вкус, - В Мордвине это слово всегда звучало как ругательство, но... это всё фальшь, притворство. Все мы на самом деле выведены нашими предками... просто Вон Райны - единственные кто в этом честны.

  - Хоть в этом! - с улыбкой добавил Уолтер.

  - И всё же... ваши близкородственные браки, скрещивания с древними семьями и просто с генетически одарёнными - чем это хуже аристократических браков? Цель одна - сохранение крови...

  - Нет! - перебил Уолтер, - Бездарное скрещивание аристократов - не есть селекция. Селекция не сохраняет кровь, а делает её лучше.

  - Не умничай, я знаю это... просто если выбирать между бездумным скрещиванием, и улучшением "породы", то я выберу второе, безусловно.

  - И поэтому ты решил выводить новую породу магов?

  - Я назову этот проект "Кастерви". Начну с экспериментальных городков, не бросающихся в глаза, а в доменах буду копить лучший "материал" точечно, потом сгребу на одну галеру и нанесу удар по генофонду Сакраля. Улучшенные гены будут расползаться из деревень и посёлков незаметно, города буду очищаться от смрада разлагаемых нравов! Маги вырождаются, - задумчиво сказал тогда Винсент, а Уолтер закусил губу в порыве что-то сказать, но лишь поразился тонкому чутью молодого Герцога, ведь тогда не было явных предпосылок к вырождению Сакраля, лишь потому что Вон Райны делали многое ради того, чтобы это скрыть, - Я вижу это во всём: в пренебрежении к традициям, в обращении с магией, в безответственности перед предками, - Герцог тогда повернулся и очень властно и серьёзно посмотрел на друга, - Я вижу это в их глазах.

   Уолтер тогда невольно прищурился и проморгался, потому что в этот миг глаза странным образом зачесались.

  - И что в моих глазах? - спросил Вон Райн, - Что ты видишь во мне?

  - Вижу ум, стремление и амбиции, - улыбнулся Блэквелл, - Вижу перспективу, множество великолепных идей, вижу в тебе Советника Сакраля, человека, который собирает мир по крупицам, делая его лучше, - а потом он снова затянулся и спустя несколько секунд выдохнул дым, глядя на тлеющий пепел, - Вижу человека, против которого не хотел бы играть никогда, ведь ты дальновиден и холоден, когда дело доходит до стратегии. Тебя сложно переиграть, но... - улыбка, - Я попробую. Ведь у нас с тобой нет выбора, да?

  Эта улыбка не была весёлой, скорее свидетельствуя об обречённости их дружбы:

  - Выбора действительно нет, - тяжело вздохнул Уолтер, - Мы можем упираться и хвататься за дружбу, терять время на бесполезные действия, но нас всё равно столкнут лбами. А можем... - рассуждал он, - ...Разойтись добровольно, сберечь то, что было, спрятать это ото всех.

  - До каких пор?

  Уолтер посмотрел на небо хмуро:

  - Не знаю... наступит ведь момент! Может это будет как ядерная бомба - БА-БАХ! - он активно жестикулировал, что было ему не свойственно, - Может всё небо свалится тысячей горящих камней, а взрывная волна пронесётся через весь Сакраль!

  - А может, - замечтался Винсент, - С неба в шпили Мордвина ударил молния...

  - Или... - не унимался Уолтер, - Я стану бесполезен для своей семьи, потеряв глаза от натуги!

  И они громко засмеялись не понимая тогда, что каждое из этих событий действительно случится в один день.

  - И тогда, - Блэквелл повернулся к Уолтеру, положил большую ладонь ему на плечо и посмотрел очень серьёзно, - Ты снова будешь моим другом?

  - Я всегда буду твоим другом, Винс.

  - Уолтер, пожалуйста, никогда не предавай меня, - будущий Суверен Сакраля в эти секунды был очень уязвим и искренен. Его лицо стало грустным, но в глазах была надежда, - Мы потеряли их всех: Кэсси, Грега и Ирэн, остались только ты и я.

  - Знаю, - опустил глаза Уолтер и нахмурился. А потом потёр локоть там, где была скрыта метка родства душ, такая же как и у Винсента - они поставили их после смерти Грега Гринден, обещая нести свою дружбу всю жизни несмотря ни на что, - Ты один у меня остался, Винс, и так и будет.

  - И даже... - осторожно затеял тему Винсент, - Даже когда библиотека достанется мне?

  - На это я не злюсь, - улыбнулся тридцатилетний мужчина со светло-голубыми искрящимися жизнью глазами, - Ты это заслужил!

  - Думаю, решающий аргумент в мою пользу был в том, что Барко боялся планов твоего отца.

  - Решающим аргументом было то, что он читал небо!

  - Ох, Уолт! В том и дело: он читал небо, ты читаешь, а я... - он хмыкнул, - Я пренебрёг этим и не научился.

1
{"b":"255796","o":1}