ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Где же выход из создавшегося положения? Где тот рычаг, с помощью которого можно решить проблему трудовых ресурсов? Выход, говорят экономисты и социологи, в комплексной механизации всех технологических процессов, во всех отраслях сельскохозяйственного производства, в индустриализации труда животноводов и земледельцев.

Слов нет — это верный и наикратчайший путь. Давно ли в страдную пору жатвы самым узким и трудоемким звеном технологической цепочки уборочного конвейера был зерновой ток? Работы здесь хватало и селянам и шефам — горожанам. Иная картина сейчас. Вместо сотен рабочих — считанные единицы, вместо лопат, пудовок, веялок — высокопроизводительные механизмы. Примеров, подобных этому, много. И каждый красноречиво свидетельствует, что техника способна творить чудеса, способна взять на свои плечи любой, самый черный, тяжелый труд.

Да, этот факт сам по себе бесспорен, так же, как и неоспорима истина — техника без людей мертва. Повышая производительность, до минимума сокращая потребность в рабочей силе, в корне изменяя характер крестьянского труда, техника в то же время предъявляет серьезные требования к тем, кто ее обслуживает.

Большая забота партии и правительства о развитии сельскохозяйственного производства ощутима буквально во всем, и прежде всего в росте колоссальных ассигнований на энерговооруженность колхозов и совхозов. Достаточно сказать, что сейчас в хозяйствах нашего района имеется 1695 тракторов, причем, из них 157 — двухсотсорокасильных К-700. Если в первые годы коллективизации, да еще и в первые послевоенные годы, когда на вооружении были слабомощные «Универсалы», «ХТЗ», «Натики», прицепные комбайны «Коммунар», достаточно было того, чтобы мало-мальски грамотный парень, прошедший курсовую подготовку при МТС, мог управлять этими машинами, то, чтобы «оседлать» таких богатырей, как «Кировец», «Нива», «Колос», нужны чуть ли не инженерные знания. Небезынтересны на этот счет высказывания практиков сельскохозяйственной механизации. Так, в одном из декабрьских номеров газеты «Маяк» главный инженер сельхозуправления Красноармейского района Б. Щукин с тревогой писал:

«Уровень знаний механизаторов отстает или уже отстал от требований, предъявляемых к ним со стороны новейшей техники. И получается, что старая освоенная техника работает, а новая больше простаивает».

Та же мысль и в статье Ф. Зелья, старшего инженера сельхозуправления Октябрьского района:

«Уж коли сегодня не хватает ни кадров, ни знаний, то что будет завтра?»

Да, что будет завтра? Конструкторская мысль не знает застоя. Уже ведутся проектные работы по созданию тракторных двигателей в 500 и комбайновых — 250—300 лошадиных сил. Не за горами и тот день, когда автоматические и полуавтоматические линии, комплексные механизированные конвейеры, промышленное телевидение прочно займут свое место в животноводческой отрасли.

Вот и получается, что осуществление вопросов интенсификации, индустриализации сельскохозяйственного труда, курс на дальнейшую механизацию разрешают лишь одну проблему — сокращают число занятых в той или иной отрасли. В свою же очередь выдвигают другую, не менее сложную задачу, связанную с обеспечением этих же отраслей уже не просто кадрами, а кадрами высококвалифицированными. Резервом таких кадров может и должна быть молодежь, выпускники сельской средней школы.

И вот на фоне всех этих фактов разве можно было отнестись равнодушно к выступлению секретаря парткома А. З. Сукача, к его мимолетной информации: «У нас молодежь из села не уходит».

В чем же особенность этого села, в чем особенность молодежи, живущей в нем?

4. Вдали от шума городского

Не один десяток сел на территории нашего района. Больших и малых, растущих и угасающих. Шантарино же занимает как бы промежуточное положение. Не отнесешь его к разряду многолюдных, солидных. Но и к заштатным также не причислишь.

Известно: одни села славятся своим революционным прошлым, другие — большими перспективами будущего, в третьих — гордятся именами своих знатных земляков. В Шантарино же ни достопримечательностей, ни ярких эпизодов из летописи вам не назовут, как и не похвастаются именитыми односельчанами: героями, военачальниками, учеными. Исстари здесь жили и трудились поколения природных пахарей да скотоводов — мирных кормильцев Руси и ее ратных защитников в суровую годину.

Не выделяется Шантарино и красотами окружающей природы. Бескрайняя увалистая степь, редкие пятна березового мелколесья, квадраты полей — вот и весь неброский пейзаж. Ни речки поблизости, ни озера. Лишь по весне, в половодье, да в пору летних ливней оживет логотина — русло пересохшего ручья, пробурлит наспех мутными потоками и стихнет надолго. Верно, само село выглядит привлекательно. Аккуратные, по-хозяйски обихоженные дома и дворы, ровные, неширокие улицы, палисадники, компактность застройки — все это и создает своеобразную привлекательность и уют. И еще, что примечательно здесь, так это вода — питьевая, колодезная. И по вкусу, и по прозрачности любой родниковой не уступит. Недаром же бытует у шантаринцев поверье: «Тот, кто испил нашей воды, от нас не уедет».

Ну, а вообще-то в Шантарино, как и в любом другом селе «средней руки», есть школа-восьмилетка, клуб, библиотека, магазин, детясли, медпункт, почта. Связь с внешним миром шантаринцы поддерживают с помощью телефона и транзитного автобуса, который дважды в сутки (если нет бездорожья) заходит в их село. Есть здесь и своеобразный административный центр — контора четвертого отделения Ключевского совхоза. Именно в ней и увидел я первое подтверждение того, что молодежи в Шантарино немало. Таким подтверждением была выписка из приказа, помещенная на доске объявлений. В ней дирекция совхоза, с целью выполнения перспективного плана обучения работающей молодежи, предписывала управляющему отделением «взять на учет рабочих до 30-летнего возраста, не имеющих среднего образования, и обеспечить учащихся очно-заочной школы нормальными условиями для работы и учебы. Предоставлять им возможность посещать каждую субботу консультации и занятия….» Ниже шел список имен учащихся. Девятнадцать человек.

— Это лишь незначительная часть нашей рабочей молодежи, — говорит управляющий отделением В. И. Игуменщев. — Это лишь те, у кого нет среднего образования. Многие учатся заочно в техникумах и вузах. Есть и такие, которые учатся по направлению хозяйства. Например, Николай Фастовец — студент ЧИМЭСХа, Надежда Игуменщева — студентка ветинститута. Особенно много среди молодежи выпускников Ключевской средней школы. Одни — в животноводстве, другие — в механизации трудятся.

Из дальнейшей беседы с управляющим выяснилось: для тех, кто успешно сочетает работу с учебой, здесь предоставляется целый ряд льгот и преимуществ. В частности, для них введена сокращенная рабочая неделя, им выделяются льготные и бесплатные путевки в дома отдыха и турбазы, они зачисляются в резерв для выдвижения на руководящие должности. Видя такую заботу и заинтересованность со стороны руководства совхоза, молодежь охотно идет учиться, стремится постоянно пополнять свои знания.

Здесь, в Шантарино, много трудовых династий. Взять, к примеру, Чуровых. Глава семьи, Иван Петрович, механизатор первого поколения, ветеран совхозных полей. Много земли перепахал, много хлеба вырастил он, прежде чем вышел на пенсию. Сейчас его дело продолжают трое сыновей. Они, как отец, работают на тракторах, комбайнах. По стопам отца, Петра Петровича Лебедева, пошли два сына — Сергей и Николай. Здесь же, в селе, и дочь Екатерина. Она работает техником искусственного осеменения животных, учится заочно в зооветтехникуме. Новиковы, Кочаны, Шишкины, Варламовы, Переседовы, Новоструевы… — десятки семейных династий назовут вам в Шантарино…

5. Как равные равных

В кабинете управляющего состоялась у меня случайная встреча со старейшей рабочей совхоза Надеждой Трофимовной Новоструевой. Пришла она сюда по каким-то делам с внучкой Наташей. Надежда Трофимовна многое порассказала о жизни своих односельчан, о своей семье. Ее муж, Василий Иосипович, кадровый тракторист, недавно ушел на заслуженный отдых. Вместо него в механизации работает сын — Анатолий.

36
{"b":"255958","o":1}