ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Расстрел рабочих Златоуста вызвал возмущение у передовых рабочих России и был впоследствии отмечен И. В. Сталиным в его прокламации «Рабочие Кавказа, пора отомстить».[4]

Вокруг Златоустовского расстрела была развернута политическая кампания на страницах Ленинской «Искры»: газета подробно освещала борьбу на Урале, воспитывала в революционном духе уральских рабочих.

К революции 1905 года большевистские организации на Урале подошли идейно окрепшими и накопившими опыт революционных боев.

В сентябре 1905 года рабочие Урала приняли активное участие во всеобщем вооруженном восстании. Несмотря на поражение революции 1905 года рабочее движение на Урале не заглохло, большевики и рабочие Урала извлекли из поражения революции соответствующие выводы. Опыт 1905 года был использован в 1917 году.

Развитие промышленного капитализма после ликвидации крепостного права, новые условия труда и быта горнорабочих Урала, развитие революционного движения способствовали созданию рабочих песен с новым содержанием. Песни эти отразили с большой глубиной и силой жесточайшую капиталистическую эксплуатацию «свободных», рабочих, их новое отношение к труду, стремление найти выход к новой жизни.

Основной ведущей темой песен, возникших непосредственно после реформы, является экономическое положение рабочих. В песнях рассказывается о тяжелом труде шахтеров, несчастных случаях на производстве, постоянном страхе увечья, потери здоровья и трудоспособности, безработицы. Ставятся здесь и проблемы семьи, проблема женского и детского труда.

Непосильный и однообразный труд детей и подростков начинается очень рано: «Лет шестнадцати мальчишка, он колодочки, надел, в синю пестрядь обрядила, по шуровочку поспел». — «Лет шестнадцати мальчишка, я пошел на рудник жить… такой сволочи служить…»

Побои, усталость, постоянный голод приводят подростков в конце концов к побегу с предприятий, иногда — к преступлениям. «А в конторе деньги есть, даже знаю, как пролезть. Я дворнику поднесу и все деньги унесу».

Женщина на предприятии все время ощущает свое экономическое неравенство, полную зависимость от произвола, нередко она насильственно становится «забавой» для «старого барина», т. е. заводчика или его управляющего.

В песне работниц Миасских золотых рудников «Ложки» рассказывается о судьбе «незаконного» ребенка. С большой силой, выразительностью и глубокой искренностью песня передает материнскую скорбь и тревогу за судьбу «найденыша», который в условиях капиталистической действительности не сможет найти себе места в жизни, обречен на нищету, скитания, преступность и тюрьму. «Подрастешь ты большой да несчастный, что пойдешь ты искать да свою долю, что наплачешься, бедный, вволю, уж ты станешь разбойником да вором, что головушку сложишь в неволе».

Подчеркнута в песнях тема пьянства. Оно объясняется горем, тяжелой работой, материальными недостатками и беспросветностью, безысходностью положения рабочих, его извечной кабалой у хозяина: «Никуда нам нет пути, ни уехать, ни уйти»; «тяжело на свете жить, зато можно ведь, ребята, в вине горе утопить. Эх-ма, в утешенье нам дано монопольское вино!»; «недельку трудился, работал, в субботу расчет получил, в воскресенье в кабак завалился и все до гроша прокутил!»; «придет праздник-воскресенье, уж шахтер до свету пьян; в кабачок бежит детина, ровно маковка цветет, с кабака ползет детина — как лукошечко гола, … в чем мамаша родила»; «горе, горе, где живешь? В кабаке за бочкой»; «последний он пятак к шинкарке несет в кабак»; «выпьем с горя на остатки»; «заработают какие-то гроши и несут в кабак четвертаки»; «от работушки проклятой в кабаках валяемся пьяны, как собаки в конурах… Шахтер горе водкой заливает, все равно нам помирать»; «из шахты когда вылезешь, … в кабак тогда ползешь»; «сменушку проработаю и потом домой вернусь и, чтоб сердце не болело, вина с горюшка напьюсь».

Песни конца XIX и начала XX веков резко сопоставляют жизнь заводчиков Турчаниновых и Демидовых с судьбой тех, кто «на приисках пески моют дни и ночи, щи хлебают с пуховым мясом, запивают кислым квасом, заработают какие-то гроши и несут в кабак четвертаки». Автор песни приходит к выводу, что все дело в тех порядках, которые «для одних хозяев сладки, а для нас — беда», но о которых пока еще «сказывать нам будто не с руки».

В двух песнях Сысертского завода «О цапле» и «На трофимовском угаре» рабочие уже призываются к борьбе с капиталистическим строем, который безжалостно «молодых глохтит ребят». Песни указывают, что силы рабочих, нередко растрачиваемые «ни за что и ни про что», можно направить на борьбу с заводчиками.

Песни начала XX века содержат в себе указания на ту революционно-пропагандистскую работу, которую вели на Урале социал-демократы в годы перед первой революцией. Песни подчеркивают, что рабочие начинают не только выдвигать экономические требования, но борются и переходят к протесту против бесправия и политического гнета, к призывам к борьбе против самодержавия и капитализма.

В песнях 1903—1905 годов появляется, новый образ — молодого агитатора, борца за освобождение рабочих. В песне отмечается его бедность и смелость, его антирелигиозные настроения, тесная связь с рабочими массами, твердая вера в обреченность капиталистического строя, смелые призывы к борьбе за власть рабочих и крестьян: «Павлухе (т. е. Демидову) не век управлять, мы сами добьемся управы и не станем на бар работать».

Агитатор воспитывает в рабочих массах чувство товарищеской солидарности, взаимопомощи, призывает рабочих к поддержке заключенных политических и ссыльных: «наши товарищи вдали за решеткой сидят, нету им помощи, они ведь не в сборище»…

Песня рассказывает также о судьбе большевика-агитатора, сосланного царскими палачами за Байкал, и призывает рабочих продолжать его дело.

Песни 1903—1905 годов подчеркивают действенную силу агитации, указывают, что рабочие верно определили свой путь и твердо идут по нему, невзирая на репрессии: «не течет в гору река, не пойду назад и я»; «прокламацию нашли, ее вечером читали, утром все забастовали».

Песни нацеливают рабочие массы Урала на вооруженное восстание, на свержение самодержавия:

Жизнь настала хуже собачьей,
Нужно восстать всем дружней…
Звери вы, звери, начальство вы лютое.
      Довольно терзать вам народ,
      Дело заводите очень вы смутное.
      Скоро восстанет завод.
Долой насилье и тирана,
Долой и голод и нужду,
На бой мы выступили рано
И в первом мы идем ряду.
      Свободу мы себе добудем,
      Тирана злого победим,
      Рабами больше уж не будем
      И счастье Родине дадим.
…Дуй славнее в горны,
Нагревай железо
До самого бела.
Чтобы крепкий молот,
Наш тяжелый молот
В царские ворота
Бил без промаха!

Песни 1905 года выдвигают еще один мотив — чистоты рабочих рядов, бдительности, так как в среду революционно-настроенных рабочих нередко проникали шпионы и провокаторы:

Наш народ всегда доверчив,
Это многих губит нас.

Расстрел рабочих в Златоусте в марте 1903 года вызвал горячее возмущение, протест уральских рабочих:

Губернатор Богданович,
Николашкина вся власть,
Напились вы нашей крови,
Скоро ждите смертный час!
Неужель на белом свете
Для того лишь мы живем:
Тюрьмы, каторги да цепи
Или голодом мы мрем.
Правды нет! Но она будет!
Мы с огнем ее найдем,
Силы нет терпеть нам боле,
Кровопийцей бить пойдем…
вернуться

4

И. В. Сталин, Соч., том I, стр. 47.

34
{"b":"255962","o":1}