ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Фашисты… — понеслось по цепи.

Да, это были переодетые в советскую форму гитлеровцы.

Бородулин приказал открыть огонь. «Та-та-та», — затрещали автоматные очереди. Немцы шли цепью. Откатывались назад и шли снова. Атакам, казалось, не будет конца. Через несколько часов боя кончились патроны. Начали отбиваться гранатами. Немцы шли во весь рост, с автоматами наперевес. Когда до окопов осталось несколько метров, бойцы, как один, кинулись вперед. Гитлеровцы не успели даже открыть огонь. Завязался рукопашный бой, который не прекращался почти сутки. К исходу дня «Мертвая голова», действительно, оказалась мертвой. Командование Западного фронта тепло поздравило жабовцев с большой победой. Многие бойцы, в том числе Алексей Бородулин, были награждены орденами боевого Красного Знамени.

В БРЯНСКИХ ЛЕСАХ

Несколько суток шел отряд капитана Жабо к Брянским лесам. По болотам, по безлюдным полям, минуя населенные пункты. Летели под откосы поезда, горели и рвались склады. Огненный след оставляли после себя народные мстители.

…В апреле 1942 года к базе подошел немногочисленный отряд, которым командовал Ковпак. Партизанский отряд был сформирован недавно. Это были семнадцатилетние парни и седобородые старики. Началось обучение людей тактике боя. Бородулин с утра до позднего вечера находился на учебном поле. Обучал взрывать мосты, подкладывать мины под составы. Сколько прошло учеников через руки опытного подрывника Бородулина — не сосчитать! Через несколько месяцев хорошо вооруженные отряды Ковпака двинулись в сторону Карпат. Тепло, по-братски прощались партизаны с бойцами. Ковпак и Жабо обнялись, расцеловались.

— Если нужна помощь, дайте знать, — говорил Жабо, вытирая рукавом навернувшиеся слезы. Нескольких бойцов Жабо отпустил с Ковпаком.

Партизанское движение ширилось и крепло. Возникали большие партизанские соединения на Брянщине, Украине, в Белоруссии.

* * *

…Алексей Бородулин с группой бойцов осторожно пробирался между деревьями. Стояла напряженная тишина. У небольшой деревни им назначено свидание с Катей Чайкиной. Навстречу вышел древний старик. Он не удержался, заплакал.

— Что стряслось? — встревоженно спросил Бородулин.

— Нету больше нашей Кати. Повесили ее, — сообщил старик. Рассказал о ее гибели. Сотни людей собрались на месте казни. Катя подняла голову, крикнула:

— Люди! Победа будет за нами! Прощай, Родина!

— Пойдем, похороним ее с честью, — смахивая слезу, проговорил один из партизан. Подумав, Бородулин согласился.

Через несколько часов они вышли из леса. Остановились, потрясенные зрелищем. Село горело. Небо, как тучами, затянуло черным дымом. А в поле, окруженные карателями, стояли несколько сотен людей. По всему было видно, что их собираются расстреливать.

Глухо щелкнул затвор автомата.

— Пойду, не могу я на это смотреть, — не выдержал один из партизан.

Бородулин оглядел суровые лица товарищей. И в первый раз он решил нарушить приказ командира — избегать встречи с противником. Где ползком, где перебежками вплотную подошли к карателям.

— Огонь по фашистским гадам! — закричал Бородулин, в гневе сжимая приклад автомата. Скошенные короткими очередями, один за другим падали каратели. Не ушел ни один. Спасенные бросились обнимать, целовать своих спасителей.

На окраине села похоронили Катю. Над могилой прогремели залпы.

— Прощай, Катя, народ тебя никогда не забудет.

Вскоре партизаны и все жители села углубились в лес…

Жестоко мстили бойцы за смерть Кати.

…Станция Ржаница. Здесь скопилось шесть вражеских эшелонов с техникой и живой силой. Подожгли цистерны с горючим. Гитлеровцы, застигнутые врасплох, бросились к окопам. Тут и встретили их бойцы. Загорелся страшный бой. Земля содрогалась от взрывов. Но ни разу не дрогнула рука Алексея Бородулина. Вплотную приближался он к фашистам, в упор расстреливал их. Пули несколько раз прошивали одежду, темнело в глазах…

Советское Информбюро передало краткую сводку о подвиге отряда на станции Ржаница. Важный узел был парализован на десять дней…

Скоро поступил из штаба фронта новый приказ. И отряд двинулся в сторону Харькова. Только не было среди них Жабо. Капитана назначили командующим партизанскими отрядами Белоруссии.

…В тихое село решили зайти днем — кончилось продовольствие. Население тепло встретило бойцов. Но нашелся предатель, который донес немцам о прибытии отряда. В небе появились четыре «мессершмитта». Стали рваться бомбы. Алексея Бородулина тяжело ранило. Санитарка Галина Ризо успела вынести его из-под бомбежки. Москва немедленно выслала самолет за ранеными бойцами. Так расстался с боевыми друзьями Алексей Андреевич Бородулин, помощник командира особого отряда.

ВСТРЕЧА БОЕВЫХ ДРУЗЕЙ

В июле 1962 года по инициативе Центрального Комитета КПСС и Советского Комитета ветеранов войны в Угодско-Заводском районе под Москвой собрались первые партизаны Отечественной войны. Среди прибывших видные военачальники: Герой Советского Союза генерал-полковник Попов, генерал-полковник Бельченко, генерал-майор Герой Советского Союза Сабуров. На встречу ветеранов прибыли прославленные партизаны: Герой Советского Союза Карасев и комиссар отряда Курбатов.

С Урала приехал и Алексей Андреевич Бородулин, избранный членом секции бывших партизан Советского Комитета ветеранов войны. У памятника Русской славы в селе Тарутино состоялась волнующая встреча однополчан. Крепкие объятия, счастливые слезы. Приветствовать героев пришли жители окрестных сел и деревень. Здесь Бородулин встретился со своим боевым другом Султановым.

В Москве Бородулина и Султанова принял Герой Советского Союза Алексей Петрович Маресьев. Долго длилась задушевная беседа с прославленным летчиком. Волнующая встреча произошла со Щепровым, бывшим командиром взвода особого отряда, ныне заместителем министра культуры РСФСР, с Ситниковым, корреспондентом ТАСС. Это он помог разыскать адреса оставшихся в живых товарищей.

— Алексей, это ты? Живой?! Воскресший! — невысокая женщина подбежала к нему. Это была Галина Ризо, спасшая его от гибели.

Рядом с ней был Н. Козлов, фронтовой товарищ Бородулина. Вспомнили всех, кого не было с ними в этот памятный день встречи.

Козлов рассказал о гибели капитана Жабо под Брянском. На месте его гибели воздвигнут памятник. Здесь покоятся и его друзья.

…В Москву съезжались делегаты конгресса за разоружение и мир. Алексей Андреевич принимал зарубежных гостей в Комитете ветеранов войны. Дружеская беседа состоялась с итальянскими и чехословацкими друзьями. Словно помолодевший, вернулся Алексей Бородулин в родной Кыштым.

…Давно пронеслись грозовые годы. Но память солдата крепко хранит имена тех, с кем приходилось делить последний патрон, последнюю корку хлеба, последний глоток воды. Война — жестокое слово. И тот, кто прошел через войну, никогда не захочет, чтобы она повторилась.

На дорогах войны - img_48.jpeg

Б. Мацевич

САПЕР В. Г. МИРОНОВ

На дорогах войны - img_49.jpeg

В парткоме завода имени В. И. Ленина мне сказали:

— Напишите о Миронове, он в инструментальном цехе работает. Бывалый человек, фронтовик и замечательный слесарь. О таких говорят: золотые руки.

И вот я в цехе, в кабинете партийного бюро. Рядом мужчина средних лет. Он сидит у стола и медленно рассказывает о себе, о своих товарищах.

— Вспоминается бой на Буге. Мы строили переправу для наших войск. Немцы с того берега вели непрерывный огонь. Но мы не обращали внимания и делали свое дело. Вдруг что-то ударило по голове, кровь залила лицо. Меня, конечно, в санбат. Перевязали и в полевой госпиталь отправили. Тут как раз санитарный поезд подошел. Меня в вагон и айда — в тыл. А мне уже лучше стало и даже ранения не чувствую. Думаю: тут мои друзья остаются, а я в тыл прохлаждаться поеду? Нет, не могу ехать, да и фашисты еще сполна мне по счету не заплатили. А поезд уже идет, скорость набирает. Что делать? Эх, была не была! Прыгнул — и в свою часть подался…

53
{"b":"255963","o":1}