ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дженни в паническом страхе бросилась на базарную площадь. Никого не видя, натыкаясь на разложенные товары, она металась по рынку. Люди сочувственно смотрели ей вслед, когда она нетерпеливо проталкивалась между ними с бледным и мокрым от слез лицом. Они думали, что она потеряла свою мать, и указывали ей на отель, но она только качала головой и устремлялась вперед в бесплодных поисках.

Наконец она остановилась совершенно обессиленная. Из-за того, что больше негде было искать и чтобы ее не видели люди, она опять вернулась в сад и стояла там в одиночестве около роковой арки, пытаясь решить, что же делать дальше. Просто невозможно вернуться к тете. Тетя Розмари доверила ей Кинзу, а она не оправдала ее доверия. Что теперь скажет тетя? А еще того хуже - где Кинза? Вдруг с ней случилось что-то ужасное? Может, она ушиблась, испугалась и плачет, удивляясь, почему Дженни не приходит к ней?.. От этих страшных мыслей и от сознания своей собственной вины девочка расплакалась и, громко всхлипывая, побежала в отель прямо в комнату матери в ее материнские объятья. Миссис Свифт понадобилось несколько минут, чтобы из сбивчивого рассказа составить целое. Узнав что произошло, она побледнела. Затем, выте-рев слезы на глазах дочери, она взяла ее за руку.

- Мы должны пойти немедленно рассказать тете Розмари, - сказала она как можно спокойнее. - И по дороге мы еще раз поищем на базаре.

Дженни притихла, затем трагическим тоном произнесла:

- Я не могу идти к тете Розмари. Я просто не могу, мамочка. Ты пойди и расскажи ей.

- Нет, - сказала миссис Свифт спокойно, но твердо, - ты должна пойти и рассказать ей сама. Видишь, Дженни, это получилось из-за твоего непослушания и безответственности. Тебе надо иметь мужество и принять упрек, порицание, которое ты заслужила. Надо идти немедленно, потому что, если кто-то взял Кинзу, важна каждая минута. Папа тоже пойдет с нами.

Молчаливая маленькая группа вышла из отеля. Мистер Свифт предложил, чтобы Дженни с мамой еще поискали в саду, а он быстренько пробежится по базару.

Через несколько минут они встретились, обеспокоенные и мрачные.

- Ну, - сказал мистер Свифт, - чем скорее мы сообщим об этом Розмари, тем лучше. Она может говорить на их языке и расспросит людей.

Они встретили Розмари на пути к отелю. Она шла за Кинзой, так как ей пора было обедать. Мистер Свифт рассказал ей, что произошло. Пока он рассказывал, Дженни стояла чуть поодаль, опустив глаза и не осмеливаясь взглянуть тете в лицо. “Что скажет тетя и будет ли она бранить меня вот здесь, прямо на улице?” - думала она. Но так случилось, что ничего в тот момент не было сказано о ее легкомыслии. Казалось, о ней совсем забыли, все мысли их были направлены к Кинзе.

Они вернулись в сад, чтобы восстановить все как было, и тетя Розмари расспросила владельцев ближайших лавок, но никто не мог рассказать ничего нового. Все произошло по другую сторону арки, которая была отделена от дороги высокой стеной. В той части сада было три выхода, один из которых вел на пустынную дорогу, разделяющуюся через пару миль на десяток едва заметных горных тропинок.

- Есть две вероятности, - сказала Розмари наконец, когда все расспросы оказались безрезультатными. - Одна, что она была похищена из-за одежды, в этом случае, нам могла бы помочь полиция; вторая то, что ее родные решили вернуть ее и украли ее. В этом случае боюсь, что она потеряна навсегда. Ведь не могу же я предъявить на нее права ее родным. Я даже не знаю, откуда она появилась, знаю только, что она не из местных…

Она внезапно прервала свою речь, так как новая мысль пришла ей в голову.

- Интересно, где Хамид? - продолжала она взволнованно. - Я часто думала о том, что он имеет к ней какое-то отношение. Он смог бы дать ключ к этой загадке.

Но никто из мальчиков, собравшихся вокруг, не мог сказать, где найти его. Такого счастливца не оказалось. Видели его утром на посту, а потом по дороге в горы. Все охотно вызвались искать его и рассыпались в разных направлениях, потому что богатый англичанин, безусловно, щедро наградит того, кому посчастливится найти его. Но поиски оказались безрезультатными.

Полиция, выслушав эту историю, любезно посочувствовала, но мало обнадежила. Они обещали позвонить на все посты в горах, чтобы там следили за главными перевалами и проверяли путешественников, но было много тайных переходов, известных только местным жителям. Кроме того, если бы даже и нашли ребенка у кого-либо, чем можно было бы доказать, что он не принадлежит похитителям. “Их можно было бы оштрафовать за украденную одежду, но ребенок”, - полицейский выразительно пожал плечами, приподнял брови и развел руками. Этим было сказано все.

Ничего больше не оставалось делать, как вернуться в дом тети Розмари к вечернему чаю. Но все были настолько расстроены и заняты мыслями о судьбе Кинзы, что, как говорят, кусок не лез в горло. Вскоре супруги Свифт собрались уходить, а Дженни, бледная и несчастная, последовала за ними, все еще не смея взглянуть в лицо своей тети, которая, занятая мысленно Кинзой, и не думала о поступке Дженни.

Розмари была рада остаться одна. Она убрала со стола и, намереваясь помолиться о Кинзе, вернулась в свою комнату. Взгляд ее остановился на кукле, лежавшей на диване. Она осмотрела комнату - там мяч, стульчик Кинзы, коробка конфет, которую Дженни подарила девочке. Повсюду следы ее недавнего присутствия. Чувство любви и беспокойства переполнили сердце сестры, и она закрыла лицо руками. Где Кинза? Что с ней? Как она беспомощна, лишенная зрения! Как напугана и скучает по дому!..

- О Боже, - воскликнула Розмари. - Сам позаботься о ней. Защити и успокой ее, приведи в целости и сохранности ко мне…

Когда она так молилась, то услышала позади себя сдавленное рыдание и поняла, что в комнате кто-то есть. Она оглянулась, в дверях стояла Дженни, бледная, с опухшими от слез глазами.

- Дженни! - воскликнула удивленная Розмари. - Мама знает, что ты здесь?

- Да, - ответила девочка всхлипывая. - Я сказала, что должна видеть тебя наедине, и она привела меня к дому, а ты забыла закрыть дверь, и я вошла… Может, ты совсем не хочешь видеть меня… потому что… потому что… Это моя вина, что так случилось с Кинзой, и… о тетя, что же я буду делать?

При последних словах слезы опять обильно хлынули из ее глаз. Тетя Розмари привлекла ее к себе и попросила сесть.

- Ты ничего не можешь сейчас сделать, Дженни, - мягко сказала она. - Но Бог любит Кинзу гораздо больше, чем мы, и Он все может сделать.

Давай преклоним колени и попросим вместе Бога сохранить Кинзу, утешить и быть ее защитой.

Они обе опустились на колени, и тетя Розмари предала Кинзу в руки доброго Пастыря. Дженни слушала и удивлялась, став более несчастной, чем когда-либо раньше. “Тете Розмари хорошо, - думала она. - Что бы ни случилось ужасное, у нее есть место, где она в любое время может найти прощение, мир и утешение”. Но Дженни не знала такого места. Она чувствовала себя запертой во тьме. Она никогда не простит себе, да и никто не простит, если Кинза не найдется. Впервые в жизни ее непослушание имело значение и, кажется, нет возможности исправить последствия этого поступка. Почти каждый день она проявляла своеволие и поступала по-своему, но папа и мама были всегда терпеливы и добры к ней, находя извинение в том, что она проболела три месяца. И в этот раз она поступила по-своему, не послушалась мамы, и вот чем это кончилось… “Если бы Кинза нашлась, - сказала про себя Дженни, - я бы никогда больше не капризничала. Я бы всегда слушалась и была бы хорошей всегда-всегда”.

Глава 5

Розмари провела остальную часть дня в поисках Хамида, но тот, очевидно, твердо решил замести следы. Услышав рано утром, что английская сестра настоятельно желала видеть его, он оставил работу и опять ушел в горы. Зачем он так понадобился ей сейчас? Может, отчим поговорил с ней, и она хочет отдать его ему? Все это было весьма подозрительно, и Хамид решил держаться подальше от нее.

20
{"b":"255978","o":1}