ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однажды старший коллега-фотограф упрекнул Сергея, мол, эстетством, брат, грешишь. Дескать, с твоим-то дарованием взял бы и отбабахал «актуалку» про сегодняшний день. Куда как больше пользы, глядишь, и в газете напечатают, а то и в журнале. Увы, живуч еще утилитарный подход к искусству фотографии. Еще путают всевозможные критики (и авторы!) два разных понятия: мне полезно и мне дорого для души... Не оттого ли, как две капли воды похожи «подлакированные» портреты сталеваров, строителей, доярок?

Пришел черед сказать и об успехах клуба — они весомы. Клуб и десять его авторов — лауреаты Всесоюзного смотра самодеятельного художественного творчества, посвященного 40-летию Победы. Клуб — участник выставки «Родина моя», проводившейся на ВДНХ. За обширную серию «Танкоградцы» Юрий Горохов, Петр Зайнулин и Аркадий Ходов представлены к бронзовым медалям ВДНХ. Редкий успех! Девять авторов клуба экспонировали свои лучшие работы на выставке «Объектив и жизнь» в центральном выставочном зале города Москвы. За два года клуб организовал две выставки фотолюбителей области. Одна из этих выставок путешествовала с агитпоездом по городам области. Есть первые награды с международных выставок.

Каменный пояс, 1986 - img_5.jpg

Юрий Горохов. «Утро в горах»

Каменный пояс, 1986 - img_6.jpg

Юрий Горохов. «Апрель»

Каменный пояс, 1986 - img_7.jpg

Геннадий Дудин. «Дедушкины сказки»

Каменный пояс, 1986 - img_8.jpg

Сергей Феофилактов. «Из цикла «Ильменский заповедник»

Каменный пояс, 1986 - img_9.jpg

Юрий Ермолин. «Парное молочко»

Каменный пояс, 1986 - img_10.jpg

Владимир Богдановский. «Челябинский музей»

Каменный пояс, 1986 - img_11.jpg

Сергей Феофилактов. «Ретро»

Каменный пояс, 1986 - img_12.jpg

Юрий Горохов. «Первый снег»

Поэзия. Литературные новинки

Каменный пояс, 1986 - img_13.jpg

У Валентина Сорокина вышло 25 сборников стихов и поэм. Его стихи выходили на языках народов СССР, в Болгарии, в Венгрии. За книгу поэм «Огонь» он был удостоен премии Ленинского комсомола. В связи с 50-летием Союза писателей СССР правительство наградило его орденом «Знак Почета». «Горячий, железный труд в мартеновском цехе, — вспоминает поэт, — бессонный труд над книгой Пушкина и Некрасова, долгий и терпеливый труд над собственным словом — главные зарубки в моей памяти. И пусть не ухмыляется респектабельный «умник-эстет», мне — действительно! — все давалось, как на войне: каждая малая высотка — яростью и кровью!» Поэт давно уже живет в Москве, но не забывает земляков. Челябинские литераторы постоянно ощущают на себе его внимание и поддержку. В издательстве «Современник» готовится к изданию книга, где, помимо статей о самых разных советских поэтах, ее автор, Валентин Сорокин, поместил свои раздумья о творчестве Бориса Ручьева, Людмилы Татьяничевой, Михаила Львова, Владилена Машковцева и Вячеслава Богданова. Эта книга как бы его попытка заглянуть в многогранный мир художника слова. «Слово», — говорит Валентин Сорокин, — живое и очень умное существо... Слово — дух человека, стать нации...» «Мое поколение, — объясняет поэт, — послевоенное. В середине пятидесятых годов мы распахнули двери проходных, надели грубые куртки и накрепко «припаялись» к станкам и домнам. Земля прадедов помогала нам в минуты усталости, а краснозвездное время наше обучало грамоте и навыкам».

Не так давно Валентин Сорокин завершил работу над драматической поэмой «Бессмертный маршал», на создание которой ушло у него почти десять лет. «Когда я писал поэму, мне все время казалось, что прохожу по трассе обелисков — от Урала до Берлина...»

В год 50-летия поэта мы рады поздравить его от всех земляков со славной датой и пожелать ему творческих успехов.

Валентин Сорокин

БЕССМЕРТНЫЙ МАРШАЛ

Пролог и фрагменты из поэмы

Пролог

1

Беда, звезду земли заволокло

Похмельное коричневое зло:

Смрад понавис — полмира охватил

Холодный страх надежд и предсказаний,

Смертей,

Предательств,

Казней

И терзаний,

Кружится пепел и гремит тротил.

На площадях Европы черный флаг.

И Минск, и Харьков кинуты во прах.

«Рабы — славяне,

Русские — рабы,

Им, холуям, варить, стирать и строить!..»

И никому

Расистов не устроить —

Существовать без маршей и борьбы.

Земля моя, насильники твои

Из той одной неандертальской школы, —

И шоколад жующие моголы

Бросаются

В бои,

В бои,

В бои!

Земля моя, а сколько, сколько ж к нам

Им жаловать,

Нас унижать, сытея?

Доверчивость — глупейшая затея,

Безвольное движенье по волнам!

2

Земля моя, ты — нежная душа,

Земля моя, ты — умная опора,

Ты — правды клич,

Она ль не грянет скоро?

Мы дружно распрямляемся — круша.

Земля моя, ты — матери слеза,

Мгновенный вздох несчастной полонянки.

Куда мне деть повинные глаза?

Простите,

Ростовчанки,

Киевлянки,

Простите, деды,

Недруг на порог

Насел.

Густы трагические мифы...

В курган, в курган стучит его сапог,

В курган, где грозно отдыхают скифы!

Разноязыкий движется народ.

Как шторм, и свирепеет, и мятется,

И ждет, готовый к жесту полководца,

И замирает у родных широт.

Земля моя, ты — храбрая стезя,

И нас не испугают перегрузки

Труда,

Борьбы, —

Лишь забывать нельзя

Вести себя с достоинством, по-русски!

Земля моя, ты — избавленья меч,

Ты — жизнь,

Ты — совесть высшая на свете,

Ты — русская чарующая речь,

Мы за тебя,

Мы, русские, в ответе.

Мы за тебя привычно постоим,

Наперекор страданиям и мукам,

И впредь стоять незыблемо своим

Мы повелим

И сыновьям,

И внукам!

3

Вам, карлики, вам,черти, маклера

Промышленностей, банков шулера,

Вам, фюреры, конфликтов повара,

В обязанность вменяю перемену

И говорю: — Не суйтесь на арену!

И говорю: — А Родина моя

Меня просила рассказать о павших,

Замученных

И без вести пропавших.

Расстрелянный,

Убитый,

Это — я.

Страдой мобилизован тыловой,

Полуодетый

И полуголодный,

Но внутренне, как динамит, свободный,

Не сник я перед вами головой!..

Чудовища, подвальные цари,

Крысиные, шакальи чингисханы,

Вы прячетесь,

Ныряете в туманы

От первой, робкой взрывчатой зари,

Меня остерегаетесь — поэт,

Терновы укоризненные верви.

Вы извиваетесь,

Как в банке черви,

Едва коснется вас гуманный свет.

Да, я иду вам память бередить:

Показывать,

Доказывать,

Судить!

...А на холмах под Вязьмой

Пушки,

Пушки

И танки наши в гари и в пыли.

И древнее рыдание кукушки,

25
{"b":"255985","o":1}