ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хватит гадать!
Врата скорби. Идем на Восток
Квартет Я. Как создавался самый смешной театр страны
Огненные палаты
Десантник. Остановить блицкриг!
Искусственный интеллект и будущее человечества
Самый главный приз
Цепь
Все мы родом из родительского дома
A
A

— Но…она была моей подругой.

— И лгуньей, — добавляю я.

Она прищуривается.

— Что она хотела от тебя? Зачем ей вообще вмешиваться в такое?

— Давай скажем, что я могу быть очень…убедительным, — я подымаю со стула пистолет и в протянутой руке показываю Джей. – Ее жизнь была моей. Как и теперь твоя. Она была должна мне. И она только что заплатила свой долг.

— Своей смертью.

— Да. Такое случается, когда не подчиняешься приказам, которые тебе дали, — и я дополняю свой ответ улыбкой.

— Плевать я хотела на твои приказы. Она была моим другом.

— Не смей говорить этого! Она на хрен не была твоим другом!

— О, а ты, да? – кричит она. – Все, что ты сделал, это приковал меня к кровати и причиняешь мне боль!

— Да ты, бл*дь, понятия не имеешь, через какую боль я прошел из-за тебя!! – я делаю резкий вдох, чтоб успокоить ярость в груди. – Все это из-за тебя.

Я больше не могу смотреть на нее. Я не могу принять отвращение, которое отражается на ее лице. Я не хочу видеть осуждение в ее глазах. Я делаю то, что нужно. Ее взгляд пробуждает во мне пламя ярости. Меня разъедает то, что она ничего не помнит. Я ненавижу ее. Бл*дь, как же я ненавижу ее!

И хочу, чтобы она навеки была моей. Даже если мне придется пожертвовать всем.

Я буду трахать ее даже без чувств, лишь бы вернуть себе возможность чувствовать. Я заставлю ее заплатить за все, что она сделала. Я заберу ее душу. Она принадлежит мне. Ее тело. Ее рассудок. Ее сердце. Все это – мое.

Я думал, мне будет достаточно просто издалека смотреть на ее мучения.

Но я ошибся.

***

Суббота, 12 июля, 2008. День, 15.00.

Солнце не знает пощады, пока я лежу и просто жарюсь. Но я думаю, что это та плата, которую я должен платить за работу на влиятельных людей. По крайней мере, мне не нужно беспокоиться о деньгах, но, черт возьми, эти политики – гнусные ублюдки. Я даже не допускал, что целью их грязных игр может оказаться она.

Что-то заслоняет мне солнце, я поднимаю голову, и снимаю кепку.

— Что ты здесь делаешь? – вздыхаю я. – Возвращайся в воду.

— Почему ты все время ворчишь? – произносит она, и нагло садится ко мне на шезлонг.

— Где твой телохранитель?

Она пожимает плечами и зарывается пальчиками ног в песок, задирая голову к небу, выставляя напоказ свою грудь. Я не могу не посмотреть на нее. Она стала больше. И, к сожалению, не только она.

— А что? Я хочу остаться здесь с тобой, — произносит она. От улыбки на ее щеках появляются ямочки, после чего мне хочется схватить ее и показать, что сесть здесь явно было ошибкой.

— Ты хотела на пляж? Теперь иди. Я остаюсь здесь.

— Хм, пожалуй, не хочу. Ты бы тоже попробовал водичку.

— Нет. Ты знаешь правила. У тебя есть телохранитель.

— На хрен правила! Забудь о нем. Давай просто повеселимся. Идем, поплаваем! – она сжимает мою руку и пытается поднять с места. Безрезультатно. Я намного сильнее. Но я так сильно отвожу в сторону руку, что она спотыкается, и падает на меня. Ее грудь прямо у моего лица.

На секунду я задумываюсь впиться в нее зубами, или губами, но потом вспоминаю. Это не закончится хорошо.

Она опирается на локти, краска заливает ее лицо.

— Черт.

— Это моя вина, – я прочищаю горло. – Лучше слезь с меня. Сейчас, – под «сейчас» я имею в виду «сию секунду» потому, что я ощущаю пульсацию в члене, а я ненавижу это, особенно, когда она рядом.

— Почему? – на ее лбу появляется складочка. – Я тебе не нравлюсь?

От этих слов я закрываю глаза и перестаю дышать. Проблема не в том, что она мне нравится. Я не могу нравиться ей. Меня породили монстры, вот я и стал одним из них.

Внезапно чьи-то губы соприкасаются с моими. Теплые. Ароматные. И чертовски сладкие. Я открываю рот, хотя не должен этого делать, и мой порочный мозг берет контроль над ситуацией. Я всегда этого жаждал. Я хотел больше и больше. Этого не достаточно. Я хочу попробовать, но когда тянусь навстречу и открываю глаза, то вижу ее.

Я не должен. Это уничтожит нас обоих.

Я сдвигаю ее с себя, и встаю с шезлонга. Мой член встал окончательно, и теперь все на пляже пялятся на меня. Мне абсолютно плевать на это, но я не могу допустить, чтобы нас увидели здесь вместе.

— Что не так? Я думала, ты хочешь этого.

— Ты понятия не имеешь, чего я хочу.

— Если это из-за…

Она злит меня настолько, что я оборачиваюсь к ней:

— Прекрати все усложнять. На кону моя чертова жизнь, и я не собираюсь ею рисковать.

Она продолжает смотреть на меня с выражением пустоты на лице. В глазах собираются слезы.

— Ничего не будет, — произношу я, стиснув зубы. – Неужели ты не понимаешь? Я не твой защитник. Защитники защищают. А меня нанимают убивать.

Она сглатывает.

— Я знаю.

— Тогда хватит выводить меня из себя.

По ее щекам скатываются слезы. Я не хочу этого. Я обхватываю ладонями ее лицо и заставляю посмотреть на меня.

— Не имеет значения, чего хочешь ты, или чего хочу я. Не мы главные. А они.

— Ты позволишь им управлять твоей жизнью? Ты хочешь, чтоб я позволила кому-то решать за меня, что для меня лучше? – произносит она.

— У тебя нет выбора.

— Ни хрена! Выбор есть всегда!

— Мы с тобой знаем, что стоит на кону, и поэтому у нас нет выбора.

— Но почему? – спрашивает она. – Я не понимаю. Почему все так ненавидят тебя?

— Потому что я – чудовище.

Она мотает головой.

— Но это не так.

— Так. Ты не знаешь даже половины.

Ее губы дрожат на вдохе.

— Я бы хотела.

— Не желай зло. Ты всю жизнь будешь об этом жалеть.

Я слегка наклоняюсь, оставляю поцелуй на ее лобике, и добавляю шепотом:

— Забудь. Забудь меня. Забудь все. Живи своей жизнью. Я буду наблюдать за тобой из тени. Только так ты будешь в безопасности.

21
{"b":"255990","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рождение дракона
Домашнее образование. Выбор современных родителей
Три «котла» красноармейца Полухина
Я – твой должник
Материнская любовь
Откровения оратора
Зеркало для героев
100 рассказов из истории медицины
За тобой