ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Общество мертвых поэтов
Широкая кость
Хороший год, или Как я научилась принимать неудачи, отказалась от романтических комедий и перестала откладывать жизнь «на потом»
Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. Двенадцать стульев
Мир измененных. Книга 1. Без права на ошибку
Город женщин
Русский частокол
Коснись меня
Продвижение личных блогов в Инстаграм
A
A

Он улыбается, и берет поднос со стола, неся его к кровати. Я пытаюсь подвинуться, но понимаю, что сперма просто станет стекать по мне, поэтому немедленно останавливаюсь. У него на лице появляется дьявольская усмешка, и он опускается на кровать рядом со мной, ставя поднос себе на бедра.

— Не упусти ни капли, — напоминает он, пока вытаскивает из тарелочки одну клубнику. От одного вида ягоды у меня начинает бурчать живот. Я не ела со вчерашнего дня, и хоть мне противна идея того, что он будет кормить меня, это лучше, чем ничего.

— Я думаю, ты проголодалась, — раздумывает Икс, глядя на мое худое лицо. – Съешь клубничку.

Я удивляюсь, когда он не кладет мне ее в рот. Но от Икса мне не стоило ожидать чего-то другого. Вместо этого он вертит ею возле моего пупка. А после роняет в ямочку. Я втягиваю живот от ощущения прохладной ягоды на своем теле.

Он берет клубнику и опускает ее в свою сперму, проведя ею вверх по моему телу, достигая груди. Потом поднимает и держит возле моего рта. Я едва терплю позыв к рвоте.

— Открывай рот, птенчик.

— Нет!

— Следи за своим языком. Ты не хочешь очередного наказания, – большим пальцем он надавливает на мои губы, заставляя меня раскрыть их.

— Ты, правда, думаешь, что я буду это есть? Ты псих?

— Да, и да, – он выгибает брови. – Я могу сам съесть все это, если хочешь.

— О… Пошел нахер!

— Очень грязный ротик, – он водит ягодой перед глазами, надавливая на губы. – Ты ведь проголодалась? Или ты пробуешь мою сперму, или голодаешь. Тебе выбирать.

Я обдумываю его слова пару секунд. Последним, что я бы хотела попробовать на земле, это вкус его спермы, но я настолько голодна, что не могу сопротивляться тому, как манит меня клубника.

— Хорошо.

— Ммм... – протягивает он, и опускает ягоду мне на язык. Кончиком пальца он закрывает мой рот. То, как меня коробит от подобного, доставляет ему настоящее наслаждение. Я жую буквально пару раз, и быстро глотаю, заставляя себя думать о чем-нибудь другом. Икс облизывает губы, когда я проглатываю.

— Ты очень хорошая девочка, когда ешь мою сперму, — он похлопывает меня по щеке, будто я какой-то питомец. – Продолжай в том же духе, и возможно, тебе достанется немного тех аппетитных блинчиков. Но сначала, еще одна клубничка в моей сперме. Ты съешь все до последней капли.

После десяти клубник я набралась достаточно смелости, чтобы начать разговор. С каждым его взглядом у меня зарождаются новые вопросы. Откуда он меня знает? Кто он? И почему я вдруг стала целью?

Я ничего из этого не знаю, и мне нужны ответы. Поэтому я спрашиваю.

— Почему?

Он прекращает резать блинчик и смотрит на меня.

— Что почему?

— Почему я?

Это заставляет его нахмуриться.

— Я думал, мы с этим уже покончили. Есть те, кому нужна твоя голова. А я зарабатываю на жизнь, принося эти головы. Конец разговора.

— Кто хочет мою голову и почему?

Он откладывает нож на тарелку и вздыхает.

— Ты думаешь, что после всего того дерьма, в которое ты превратила свою жизнь, я единственный, кто имеет на тебя зуб?

Это будоражит меня, и я опускаю взгляд на кровать, внезапно чувствуя вину, хотя и не понимаю, почему. Не моя вина, что я увязла в такой гребаной жизни. Он не заставит меня так думать. Я этого не позволю.

— Но ты единственный пришел убить меня. Это ты больше всех хочешь моей смерти.

— Верно. Я все еще могу убить тебя в любой момент, если пожелаю. Ты это хотела услышать?

— Тогда почему я до сих пор жива? Что тебя удерживает? – я стискиваю зубы, почти рыча на него.

На его лице появляется улыбка.

— Я еще не закончил смотреть на то, как ты страдаешь.

Глава 12

«Так, как мы родились в безнравственном мире, невинности здесь нет»  

- Из записок Икса

Икс

Четверг, 17 мая, 2007. День, 13.00

— Господин губернатор, как вы относитесь к тому, что ваша дочь стала центральной фигурой скандала с наркотиками?

Естественно, они раздули из этого историю. Она то и делает, что ходит на вечеринки и пропадает с людьми, с которыми лучше не связываться в ее возрасте. Она бунтует против давления. Наверное, дерьмово – расти с таким тупым козлом в роли отца. Я вздыхаю и трясу головой. Эта девчонка.

Даже на расстоянии я вижу, как лицо губернатора сереет, когда он собирается открыть рот. Прежде, чем журналисты услышали от него хоть слово, его ассистент делает свою работу.

— Без комментариев. Дополнительные вопросы можете прислать секретарю. Пожалуйста, господа, на сегодня достаточно.

Он отодвигает микрофон, пока журналисты начинают настоящий шумовой штурм со всех сторон. Все, что им нужно, это “горячие” новости, чтобы было, чем заполнять их тупые газетенки. Мои родители сопровождают губернатора к его машине на парковке. Фотографы окружили их и буквально наступают на пятки, журналисты засыпают его вопросами. Стиснув зубы, он пытается от них отмахнуться. Я чуть смехом не давлюсь, зная, насколько он на них всех зол. Смешно потому, что он сам напросился. Если ты губернатор, у тебя не должно быть проколов. Они их не поймут. Естественно, твоя дочь должна быть примером для подражания – красиво одеваться, кормить щенят и помогать нуждающимся. Этому губернатору так не повезло.

Он лицемер. Корчит из себя великого. Я к чертям не понимаю, какого хрена моя семья охраняет его. Я не знаю, что еще может быть настолько неправильным.

Я выдыхаю дым, и бросаю сигарету на асфальт. Из толпы внезапно доносится крик, и я немедленно реагирую на него. Руки автоматически хватают пистолет, пока я поворачиваюсь на шум. Я подхожу и вижу, как охрана губернатора полностью окружила его и уводит от журналистов. На его лице размазан яичный желток, а в волосах — куски скорлупы.

Я прикрываю рот рукой, чтобы не заржать во весь голос, пока мои родители просматривают территорию. Губернатор выкрикивает что-то моей матери. Его лицо покраснело от злости. Она кивает, а губернатора усаживают в машину. Его дочь следует прямо за ним. Я останавливаюсь возле машин, и просто смотрю. Я не слышу разговора, но по губам могу понять, о чем они говорят. Дверь его машины еще не закрылась, она только-только залезла в машину.

— Выметайся, — орет губернатор.

— Что?

— Ты услышала! Убирайся к чертям из моей машины!

29
{"b":"255990","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чертов нахал
Возвращение
Беги и живи
Пациент особой клиники
Будь моим отцом
Чужой среди своих
Кровь на Дону
Твои грязные правила
Берсерк забытого клана. Книга 5. Рекруты Магов Руссии