ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак победы
Есть, молиться, любить
2+2
Серый: Серый. Подготовка. Стальной рубеж
Притворись моей женой
Ницше в комиксах. Биография, идеи, труды
А может, это просто мираж… Моя исповедь
Лобачева проджект. Как заработать миллион и не заметить
Женщины созданы, чтобы их…
A
A

— Да, — она подмигивает мне, а потом хватает за вторую руку, и кладет на свою задницу. — И мне это нравится. Нравится, когда ты ревнуешь.

— Прекрати.

— Это всего лишь танец… — она тянется ко мне и обхватывает руками мою шею, притягивая к себе. — Мне нужен всего лишь один танец. И все. Потом ты снова можешь забыть обо мне.

Я закатываю глаза, и бурчу:

— Чтоб тебя….

Мной овладевает грешное желание. Ее руки на моей шее. Ее запах такой сладкий, он тянет меня, как и скромная улыбка, которая соблазняет меня, и я не могу отказаться. Единственный раз я делаю то, чего хотим мы оба, но обещаю себе, что миг, когда я ступлю с ней на танцпол, больше не повторится. Я больше не прикоснусь к ней.

Она вытаскивает меня в середину толпы, далеко от того места, где я должен быть, и начинает покачивать бедрами. Пальцами она поигрывает с моими волосами, и начинает танцевать в моих руках самым немыслимо сексуальным образом. Я обнимаю ее, и меня охватывает чувство тепла. Такое, которого жаждешь больше всего на свете. Мне хочется скользнуть руками вниз к ее заднице, но мои инстинкты говорят мне сосредоточиться на чем-нибудь еще. Я поглядываю на дверь, чтобы убедиться, что мои родители еще не вышли, и не увидели меня. Одному Богу известно, что они сделают, если увидят меня с ней.

— Я здесь, — произносит она, притягивая мой подбородок к себе, чтобы я снова посмотрел на нее. Только теперь я замечаю, насколько она красивая. Боль, обида, злость, сожаление, печаль, счастье — все смешивается в один божественный коктейль. В таком юном возрасте она уже покрыта тенью порока, тенью жалкой жизни, а я не хочу вовлекать ее еще больше. Впервые в жизни я хочу кого-то защитить. Хочу, чтобы она была в безопасности. В ее глазах пляшет огонек, а я медленно поддаюсь его гипнозу. Она как факел — освещает своим пламенем тьму ночи, а я жажду этого света, будто я посреди ледника. Но если я стану на ее пути, то все разрушу. Я погашу ее яркое пламя, и оно потухнет навсегда.

— Ты за мной наблюдаешь? — спрашивает она.

— Я никогда не выпускал тебя из виду.

Пальцами она убирает пару черных прядей с моего лба. Ее рот приоткрыт, и я не могу оторваться от ее губ. По мне проносится неудержимое желание попробовать ее вкус. Но я не имею права.

— Ты помнишь ту ночь на крыше? — спрашивает она. — Когда ты украл пиво?

Я выдыхаю.

— Да… работа.

— Теперь я это знаю. Мне просто было интересно…

— Что именно?

— Твои глаза. От них у меня перехватило дыхание. Мне казалось, я знаю тебя вечность.

Я улыбаюсь. Меня до сих удивляет, как она может помнить отдельные куски. Нам было так мало лет. Я едва ли помню что-либо, кроме… ее матери.

Я сглатываю, и прочищаю горло:

— С тех пор много воды утекло.

— Да. Но я не могу перестать думать об этом. Я не могу выбросить из головы мысль о том, что мы с тобой уже танцевали. Как сейчас. Что мы были друзьями. Что было… что-то было между нами…

— Хватит… прошу, — произношу я. — Я больше не хочу говорить об этом.

Она нахмуривается, но через секунду забывает об этом. Потом подымает голову и смотрит на меня снизу. Ее рот приоткрыт, но она по-прежнему продолжает на меня смотреть, продолжает спрашивать разрешения прежде, чем продолжить. Ее дыхание щекочет мою кожу. Я больше не хочу говорить «нет».

Когда губами она касается моих, я готов убить за этот поцелуй. Он нежный и мягкий, как я и ожидал. Она мучает меня. Я начинаю думать о том, чтобы забрать ее домой и оттрахать на своей же кровати. Ее запах невероятно притягивает меня. Такой сладкий, такой умопомрачающий. И ее горячие губы… я не могу не хотеть большего, так что я обхватываю ее руками и с силой прижимаю к себе.

Когда порыве удовольствия, я открываю глаза, то замечаю своих родителей. К счастью, они не увидели меня. Это я понял по тому, что до сих пор не валяюсь с пулей в голове.

Я отрываюсь от нее, тяжело дыша. Во мне просыпается ярость. Улыбка на ее лице говорит мне о том, что она считает себя победительницей. Она играет с моим сердцем, словно циркач, бросающий кинжалы.

Она станет моей гибелью. Я в этом не сомневаюсь.

***

Вторник, 20 августа, 2013. День, 14.00.

Она не только моя гибель. Она — пропасть, которая втягивает меня сильнее, чем черная дыра. Я получаю божественное удовольствие от того, что на этот раз она пристегнута наручниками. Я сделал свой выбор, и теперь принимаю последствия. Она станет моей смертью. Но не ранее, чем я оттрахаю ее до потери сознания.

Я знаю, что мне нужно сделать, чтобы все изменить.

Я уничтожу того, кто стоит за всем этим. Я не проявлю ни капли милосердия. Я заставлю его страдать. Заставлю жалеть, что он родился на свет. Утоплю его в позоре. Сотру с лица земли. И когда это все закончится, он будет умолять меня оставить ему жизнь, чего я не сделаю ни за какую цену.

Я открываю коробку, которую прятал под кроватью, и вытаскиваю камеру. Я купил ее пару дней назад. Джей ее еще не видела. Она не знает, что я собираюсь делать, но по выражению на ее лице, ей это не нравится. Хорошо.

— Зачем тебе это? — спрашивает она.

Игнорируя ее, я выставляю штатив и помещаю на него камеру. Как только я устанавливаю фокус, включаю её.

— Ты собираешься снимать меня? Зачем? — спрашивает она. Её голос дрожит от страха.

— После того, как я с тобой закончу, я буду смотреть на это, и наслаждаться повторно… потом еще раз… и еще.

От моей ухмылки, на ее руках появляется гусиная кожа. Я даже не понимаю, почему она сейчас так напугана. В конце концов, для нее это все очень знакомо.

Я выуживаю из своего кейса связку веревок, и беру ремень со стула. Ее большие карие глаза притягивают меня. Я залезаю на кровать, кладу веревки и ремень рядом с собой, и залезаю на нее. Ее кожа еще влажная после душа, но, когда я погружаю в нее палец, я чувствую еще больше влаги. Она сопротивляется в своих оковах, что вызывает у меня усмешку.

— Когда ты перестанешь противиться, птенчик? Начни слушаться, и, возможно, я дам тебе то, что ты так хочешь, — я начинаю скользить по ее клитору, опускаясь ниже ко входу, и увлажняя ее складки ее же соками. — Ты хочешь кончить, но тебе не позволено, пока я не скажу. Понятно?

Она задерживает дыхание, когда я погружаю в нее один палец. Я шлепаю по внутренней части ее бедра. Ее визг в миг пробуждает мой член, готовый выпустить всю обойму на ее пунцовое тело.

— Не кончай. Ты поняла?

50
{"b":"255990","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Московский детектив
KISS. Лицом к музыке: срывая маску
Прощай, мисс Совершенство
Манящая тень
Полевая практика, или Кикимора на природе
Перерожденная
Пофиг на все! Как сберечь нервы и покорить любую вершину
1812 год
Игра без правил