ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть вторая
Супчик от всех бед
Черный Леопард, Рыжий Волк
Холодные звезды (сборник)
Вечная жизнь Смерти
Сохрани мой секрет
Пленница для сына вожака
От планктона до акулы. Уроки офисной эволюции для амбициозных
Сын лекаря. Переселение народов
A
A

“Нет” превращается в неоднократное “да”, и я больше не различаю между ними разницу. Его правило — закон. Мне не позволено выходить. Если я ослушаюсь, он меня убьет. Я знаю это. Я видела столько смертей. Но во мне еще горит желание жить.

Хотя теперь я не уверена, хочу ли я жизни без него.

Икс, в предвкушении, смотрит телевизор, барабаня пальцами по кожаной обивке кресла. Я сижу у него на коленях, откинув голову на его шею. Я вдыхаю его запах. Внутри я чувствую только пустоту, которая избавляет меня от чувства вины. Даже когда он обнимает меня за талию, и я обнаженной кожей прижимаюсь к его телу, я не чувствую ничего. От меня осталась лишь оболочка.

Он переключает каналы, и я ловлю картинку мужчины, которая внезапно окутывает меня угнетением. На экране я вижу бородатого мужчину с кровавым месивом вместо лица. Его имя — Эль Джон. Ведущий новостей говорит, что он был найден мертвым с прострелянными ногами и ножевыми ранениями. Его тело пытались растворить какой-то кислотой. То, что этого человека пытали, меня не удивляет. И то, что ночь, когда он был убит, совпадает с той ночью, когда Икс вернулся весь в крови.

Меня пугает тот факт, что я, кажется, знаю этого человека.

Его лицо вызывает в моей памяти воспоминание о том, как мой отец говорил с похожим на него мужчиной, предлагая ему работу. Воспоминания мелькают, словно вспышки, но я знаю, что не ошиблась. Но еще я знаю, что он мертв.

Это то, чем занимается Икс — он их истребляет.

Икс

Пятница, 20 октября, 1995

Его отец винит ее за все. Все, что я постоянно слышу, это допрос, почему она сделала это, почему сделала то, зачем ее нужны такие друзья, как я, или почему я постоянно отираюсь рядом. Мои родители держали меня подальше от нее и ее отца после инцидента с ее матерью. Даже во время похорон они не дали мне ни с кем поговорить. Я стоял в тени, наблюдал за ней, выжидая шанс, наконец, снова обратиться к ней. Никто не позволит этому случиться, но я должен попытаться. Она — мой друг. 

***

Среда, 25 октября, 1995 

Я сижу в зале, и жду, пока отец выйдет и поговорит со мной. Мама сказала мне сидеть здесь, пока они не закончат. Естественно, тема спора — я. Я сделал нечто плохое — я проверил, как она.

Когда мой отец выходит из комнаты, я чувствую, как колотится мое сердце.

— Не смей больше говорить с ней, ты меня слышишь? — говорит мой отец, хватая меня за подбородок так сильно, что мне становится больно.

— Да.

— Ты не говоришь, и даже не смотришь в ее сторону, ты понял это?

— Да, отец.

Он отталкивает меня.

— Ты позор нашей семьи. Ты хоть имеешь малейшее понятие о том, что сделал?

— Это была случайность.

Он отвешивает мне пощечину прежде, чем я успеваю понять это.

Мое лицо горит и саднит. Я прикладываю руку к щеке, будто это поможет.

— Пришло время узнать, кто ты, зачем ты здесь и что тебе предстоит делать.

Я нахмуриваюсь, не понимая.

— Что ты имеешь в виду?

— Отныне ты будешь учиться контролировать себя и других. Жизни в наших руках, и мы решаем, кто заслуживает жизни, а кто — смерти, — он падает на колени, и хватает мои руки так крепко, что мне становится страшно. — Нет такого понятия, как случайность. За ошибки нужно отвечать. Ты идешь со мной.

Он берет мою руку и тащит вниз по лестнице в комнату, в которой я никогда прежде не был. Дверь открывается, и тьма за ней вселяет в меня дикий страх. Все, что я вижу, это длинная лестница вниз. Я лишь знаю, что родители очень часто заходят сюда. Они никогда не звали меня с собой. До теперь.

Отец толкает меня вниз.

— Ты увидишь, чем мы зарабатываем на жизнь. И ты научишься делать то же самое.

***

Пятница, 11 апреля, 1997

Отец с нажимом впихивает пистолет мне в руку. Меня трясет с ног до головы, пока он поднимает и нацеливает его на мужчину, который стоит передо мной на коленях. Я видел, как они избивали его, и слышал его мольбу о пощаде. Но это не то место, где он сможет ее найти.

— Давай… — отец подталкивает меня вперед.

Сердце колотится о ребра, когда я прижимаю пистолет к его голове. Палец скользит по холодному курку. Я не один раз видел, как это делали мои родители. Но я не убивал прежде. Могу ли я забрать жизнь? Способен ли я на такое? Мне только девять. Я знал, что этот день настанет, но я не думал, что это случится так быстро.

— Убей его, — шепчет отец за моей спиной. — Ты знаешь, как это сделать.

Я сглатываю, глядя на мужчину. В его глазах слезы.

— Я не могу.

Мой отец наклоняется ко мне.

— Ты знаешь, что он сделал?

Я трясу головой.

— Он до смерти забил свою жену, а после пристрелил своего единственного ребенка, потому что не мог жить с этой тяжестью.

Бл*дь.

Я и ранее слышал, как подобным образом ругался мой отец. Я знал, что в мире хватает ублюдков, способных на подобное, но никогда их не видел. Я имею в виду, отец всегда говорил, что они наказывают их за что-то, но обычно это была какая-нибудь ерунда. Например, кража денег или невыплаченный долг. Но не это. Нет, некоторые из людей, на которых работают мои родители, даже хуже этого дерьма, но этот парень… Это просто шок.

— Ты думаешь, что он заслуживает жизни? — спрашивает отец.

— Нет, — шепчу я.

Отец кладет руку поверх моей, и сжимает пальцы на моих пальцах. Его указательный палец приходится точно на курок с моим пальцем. Я закрываю глаза.

— Мы не занимаемся благотворительностью, малыш. Мы несем только смерть, — произносит мой отец. Он так сильно надавливает на мою руку, что я не могу сопротивляться. Я нажимаю на курок.

***

Четверг, 26 ноября, 1998

Я не могу перестать ходить к ее дому и издали наблюдать за ней. Даже если надо мной висит нож гильотины запрета, я хочу её видеть. Я соскучился за тем, как мы с ней играли. Она выглядит счастливой даже после того, что случилось. Всегда в саду, играет со своими вымышленными друзьями. Иногда мне хочется стать невидимым, чтобы я тоже мог с ней поиграть. Я скучаю по временам, когда все было просто. Было так невинно.

Она моложе меня. Она так мала, что может даже не вспомнить день, когда все в корень поменялось.

53
{"b":"255990","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Секреты Королевы. Настольная книга искусной любовницы
Сестромам. О тех, кто будет маяться
Вселенная сознающих
Отзывчивое сердце. Большая книга добрых историй (сборник)
Запрет на вмешательство
Черная война
Новая Зона. Синдром Зоны
Лобачева проджект. Как заработать миллион и не заметить
Она же Грейс