ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Приморский детектив
Магнетические тексты. Как убеждать, «соблазнять» словом и зарабатывать на этом деньги
Взрывная натура. Обратная реакция
Видок. Чужая боль
Семь простых шагов к успеху в воспитании детей
Смена. 12 часов с медсестрой из онкологического отделения: события, переживания и пациенты, отвоеванные у болезни
Язык жизни. Ненасильственное общение
Практическая хоумтерапия: как сделать дом своим
Страсти на чужой свадьбе
A
A

Он усмехается, но он не отвечает.

— Ты восполнил свою жажду мести?

— Еще нет.

Это разбивает меня вдребезги. Он еще не закончил. Чтобы он не делал, он собирается довести это до конца. В какой-то момент, ни один из нас не отдаст свое сердце на растерзание.

Он произносит:

— Я ненавижу тебя.

Его слова врезаются в мой мозг, словно ножи. Я не знаю, почему сейчас его слова ранят меня. Разве я когда-нибудь хотела от него чего-нибудь, кроме ненависти??

В ярости я поднимаю кулак и пытаюсь ударить его в лицо. Но прежде, чем мне это удается, он хватает мою руку, отталкивает меня к дереву, и впивается в меня губами.

Я столбенею. В этом поцелуе вымещается вся его сила, выливается все сожаление, страдание, боль, агония и… любовь ко всему этому. Этого не может быть. Я не могу даже отстраниться от него, чтобы обдумать все, что происходит. Мой мозг не позволит этого. Этот поцелуй, всепоглощающий поцелуй, дает понять все лучше, чем могли бы сказать его слова. Его ненависть невыносима, но его порочность накрывает нас с головой. Его рот жадностью терзает мой так, что мне не хватает воздуха. Он хочет меня так сильно, что кажется бессмысленным тратить время на воздух. Это то, кем мы есть. Две сломленные души снова соединились. Я чувствую всесилие и слабость одновременно. Я знаю, что происходит со мной в данный момент, как знаю и то, что Икс меня никогда не отпускал. Ни физически, ни духовно. Мы всегда были связаны.

Я чувствую его желание быть со мной, несмотря на то, что случилось. Несмотря на все то дерьмо, через которое я его провела. Несмотря на то, через что меня провел он. Я больше не могу сказать «нет». Я не хочу. Все, что я хочу, это любовь, и даже после всего, что мы пережили, он все равно предлагает её мне.

Он взял мою жизнь в свои руки. В его руках я переродилась. Все, чем я была без него, исчезает. Он ломает меня, и возрождает заново, кусочек за кусочком, так, как ему это нужно. Он спасает меня от людей, которые хотят меня убить. Благодаря ему, я до сих пор жива.

Эти слова заполняют мой разум, будто я им принадлежу. Они всегда были, заползая в каждую пору моей кожи, медленно пуская свои гнусные корни. Медленно, но уверенно, они превращаются в правду. Пока не остается ничего, кроме неразрывной связи, которую мы делим.

Когда он отрывается от моих губ, я пытаюсь набрать воздуха и вдохнуть. Я смотрю на него, на шрамы, что скрывают парня, которого я знала. Он и Икс — один человек. То, что когда-то было идеальным, сейчас разрушено. Я не смогу с этим жить. Мне нужно исправить это. Исправить все.

Амнезия заставила меня забыть, но сейчас я знаю. Боль не оставит меня, пока я не вспомню все. Я обязана перед Иксом и перед собой.

Я замечаю, как его губы начинают шевелиться. Капелька дождя скатывается в его рот. А потом он произносит слова, которые раскалывают мой мир пополам.

— Я люблю тебя.

Глава 24

«Любовь, во всех своих проявлениях и формах,

не имеет конца 

Никто не может подготовить свое сердце

к ее приходу»

- Кларисса Уайльд.

Икс

Суббота, 14 сентября, 2013. День, 13.00

Правда. Такое странное слово. Но такой вещи, как правда, нет. У каждого свое понятие о том, что правильно и неправильно, так что, правда — всего лишь ослепленное эмоциями мнение. Она думает, теперь она знает правду. Я думаю, что совсем наоборот. Она помнит только куски, наш флирт и изощренный секс, но она не помнит даже моего имени. Она ничего не знает о том, что моя семья делала с людьми, которые угрожали ее отцу. Она не знает, как сильно я одержим ею. Что первым, что я сделал, когда вышел из госпиталя, я попытался найти ее. Я следовал за ней день и ночь, планируя свою месть.

Она не имеет ни малейшего понятия об этом. Она даже представить себе не может, насколько жуткие вещи я делал с другими людьми. Я убил ее мать.

Я прохожу почти к концу прохода и беру несколько бутылок ликера. Я замечаю, как продавец наблюдает за мной из-за прилавка, и на секунду раздумываю, вести себя прилично или вышибить ему мозги.

Вдыхая поглубже, я выбираю благой путь, и выставляю на прилавок виски и вино. Он смотрит на меня в недоумении, его руки трясутся, он берет каждую из них и пробивает на кассе. Я достаю несколько долларовых купюр из кармана, припечатываю их ладонью к прилавку, и произношу:

— Сдачи не нужно.

Я беру бутылки из его рук, и медленно выхожу из магазина.

Отмороженный продавец проводит меня взглядом до самого выхода. Неужели платить иногда за что-то, настолько странная вещь? Я мог бы и убить его. Ему бы лучше радоваться тому, что он может прожить еще день. Плевать. Он может пялиться на меня сколько влезет, мне до лампочки. Я бы застрелил любого на его месте, но у меня хорошее настроение.

Я возвращаюсь к машине, и залезаю внутрь. Джей здесь. Дверь даже не была закрыта. Это больше не имеет значения — она не убежит. Туда, откуда она пришла, пути больше нет. Теперь она знает, почему.

— Держи, — говорю я, протягивая ей бутылку вина. Беру ключи, и поддеваю пробку. Ее губы обхватывают горлышко, и она жадно пьет, ненасытно утоляя жажду. Черт возьми, эта девушка умеет пить. С самодовольным лицом я откручиваю бутылку виски, и подымаю ее в руке:

— За нас.

— За этот гребаный мир.

Мы пьем до боли в горле, пока не пьянеем вдрызг, и не рвем глотки от пьяного смеха. Мне все больше и больше становится плевать на то, что происходит с нами. В эту ночь необходимо все забыть, и я быстро забываю обо всем, что пообещал себе сделать с ней, и с тем, кто стоит за всем этим. Это кажется настолько бесполезным. Теперь, когда она моя…теперь, когда она помнит начало нашей истории…зачем причинять боль тому, кто все у меня отнял? У меня уже все есть.

Поворачивая голову, я ставлю бутылку между нами, и смотрю на нее. Она прекрасна. Я люблю ее и ненавижу так сильно! Я не знаю почему, но не могу просто взять и выбросить ее из души. Это чертовски не похоже на меня. Мать вашу, да я никогда ни к кому не привыкал. Она исключение. Девушка, которая продолжает бежать от меня, продолжает дразнить и соблазнять собой, даже если ее ждут жесткие последствия. Настолько жесткие, что я стал ненавидеть ее за это. Да, для меня виной всему — она. Возможно, это несправедливо. Слишком, мать вашу, херово. Жизнь несправедлива. День, когда они отняли у меня возможность мыслить здраво, стал днем, когда ненависть выжгла во мне все. Я даже не думал, что выживу после этого.

Она бросает пустую бутылку на заднее сидение. Я думаю, если она заменит одну пагубную привычку другой, вреда не принесет. Мне приходится забыть о надобности наказывать. Но кажется, я не могу допустить мысли о том, чтобы отпустить ее.

   Мать твою, почему все настолько херово!? Я привык заботиться о ней, но где-то на тропе заботы я свернул к презрению. Она должна была знать о камере, должна была знать, что ее отец следит за каждым ее шагом. Она обвела меня вокруг пальца, чтобы я трахнул ее. Мой маленький сексуальный птенчик. Она — мой враг, но я могу лишь хотеть ее. Я поднимаю руку и заправляю прядь волос ей за ухо. Теперь дело не в том, что я хочу ее тело, хочу трахать ее всеми известными мне способами. Теперь это больше. Она должна принадлежать мне. Она будет моей, пока я не сдохну.

64
{"b":"255990","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Правила кухни: библия общепита. Идеальная модель ресторанного бизнеса. Книга 1: Теория
Еда как праздник
Учитель поневоле. Курс боевой магии
Гиппократ не рад. Путеводитель в мире медицинских исследований
Дело о пропавшем Дождике
Крадущийся в тени
Свет дьявола
Слепая зона. Призраки
Обратная сила. Том 1. 1842–1919