ЛитМир - Электронная Библиотека

  На внутренней стороне забрала шлема высвечивалась карта местности, испещренная особыми пометками. Компьютер в реальном времени высчитывал наиболее приемлемые пути отхода, места укрытия, а также сканировал местность на предмет наличия противника. А система ночного видения позволяла с легкостью ориентироваться даже в кромешной тьме.

  Внезапно на радаре появилась светящаяся точка. Рэйфы замерли, как по команде. Замерли - и слились с лесом. Даже самый острый глаз не смог бы выделить человеческих фигур на фоне грязно-коричневого пейзажа.

  Точка стремительно приближалась. Двадцать метров... десять метров... пять метров... один... Над деревьями, почти задевая кроны хвостом, проплыла туша амфиптера. Огромные крылья мерно поднимались и опускались, поддерживая змеиное тело в воздухе.

  'Обычный патруль, или высадка прошла не так уж чисто?'

  Если амфиптер нападет на транспортник, то все может осложниться еще больше. Но сейчас об этом не думать.

  До горнодобывающего комплекса оставалось чуть больше трехсот метров, когда на радаре снова показалась светящаяся точка. Потом еще одна и еще... Компьютер позволял Рэйфу не отвлекаться на такие мелочи, как подсчет количества целей.

  Порядка сотни особей. Не лучший расклад. Впрочем, среди них возможны зараженные работники комплекса. За столь короткое время процесс мутации еще не полностью овладел их телами. Кое-кто еще может адекватно воспринимать окружающий мир.

  Дэвис думал об этих людях не как о заложниках, которых еще можно спасти, а как о балласте, который способен помешать выполнению задания. Им не повезло - и этим все сказано. Кто окажет сопротивление, будет убит на месте. Остальные... с остальными сложнее всего...

  Но это уже крайний случай. Главная ценность Рэйфов заключалась не в умении убивать, а в умении тихо приходить, брать, что нужно, и столь же тихо уходить. Ни единого выстрела, ни единого убитого - вот образец максимальной эффективности. Впрочем, при необходимости снайперские винтовки Рэйфов могли нанести противнику существенный урон. Созданное на базе штурмовых винтовок пехотинцев, оружие Рэйфов обладало куда меньшей скорострельностью, но зато значительно более высокой точностью и убойной силой. При попадании в цель боеприпас картечью разлетался на несколько частей, увеличивая зону и тяжесть поражения.

  Кроме того, каждый в отряде имел при себе несколько электрошоковых гранат. А также облегченные ручные пушки, оружие новое и совсем уж непривычное, выстреливающее сетью с электрошоковым эффектом.

  Горнодобывающий комплекс располагался в чаше, напоминающей кратер потухшего вулкана. Еще три месяца назад Республика твердо контролировала эти территории. Но несколько ожесточенных атак Улья значительно пошатнули позиции людей. Тем не менее, до недавнего времени скарабеи не предпринимали попыток закрепиться здесь. Комплекс работал на полную мощность, хотя Клайву Дэвису такой риск казался, по меньшей мере, необдуманным.

  Еще несколько метров - и группа рассыпалась широким полукругом. Теперь бежать нельзя, только идти. Крадучись. Но не все - трое остались на подходах, будут прикрывать. Еще двое, с ящиком, следуют за спиной - они подойдут позже, когда цель будет обездвижена. Судя по примерным описаниям твари, весить она должна центнера полтора. Таскать такую тушу за шкирку - не лучшее решение.

  Пятерка Рэйфов спускалась по пологому спуску. Почва твердая, обвала можно не опасаться, но и спрятаться негде. Когда только комплекс строился, стенки чаши армировали, дабы избежать оползней. Рядом с ближайшими техническими постройками виднелась брошенная тяжелая техника, несколько мертвых тел операторов. Человек десять, не больше. Значит, остальных надо ожидать где-то поблизости. Скарабеи редко уводят зараженных людей от места ассимиляции. Впрочем, кто-то мог попытаться спрятаться в штреках. Сам же комплекс вырастал из земли громадой из стали и бетона. Не одна тысяча квадратных метров площади.

  Компьютер скафандра Клайва Дэвиса пытался идентифицировать обнаруженные цели. Пока ничего опасного. В основном костяные гончие, жнецы и несколько кайтенов. Почти не двигаются, вероятно, спят. Но, к сожалению, не видно объекта охоты. Значит, он либо внутри комплекса, либо в штабе просчитались, и тварь уже перебралась в другое место. Как бы там ни было, но проверять комплекс придется все равно. Неприятное дело.

  Если накинуть камуфляж и пройти осторожно - ничего страшного, не заметят. В первый раз это сделать всегда сложно. Ты видишь ощеренную пасть, скребущую землю когти, но в то же время остаешься в относительной безопасности. Главное - передвигаться тихо, следить за состоянием камуфляжной системы и не попасть под случайный бросок. Нервы выдерживают не у всех, потому отбор и тренировка Рэйфов - дело кропотливое и сложное.

  Улей еще не успел полностью загадить прилегающее к комплексу пространство. Слизь попадалась лишь отдельными лужами и растекалась вокруг зеленоватых опухолей. Эти штуки серо-зеленого цвета разбрасывались примерзкими тварями, которых в Республике прозвали Тещами. Они походили на больших многоножек с головой, снабженной мощными жвалами и усеянной множеством длинных острых игл. Тещи плевались едкой субстанцией, которая не только действовала подобно сильнейшей кислоте, но и являлась ядом. При попадании на кожу он вызывал почти мгновенный паралич. Сила и скорость делали Тещу опасным противником даже для хорошо вооруженной группы солдат. Кроме того, тварь производила на свет червей-работников. А те, в свою очередь, следили за процессом воспроизводства более совершенных существ, а также входили в механизм самоочистки колонии.

  Неплохая боевая поддержка и инструмент подготовки плацдарма для последующего роста и расширения. И вот эта тварь здесь - признак тревожный. На этот раз Улей не собирался оставлять отвоеванных позиций.

  - Идем в здание, - по внутренней связи сообщил Клайв Дэвис. - Двое со мной, двое здесь.

  Тесные, плохо освещенные помещения и коридоры - что может быть лучше для охоты?

  Дэвис остановился на пороге настежь раскрытых ворот. Когда-то здесь круглосуточно по монорельсу двигались вагонетки с рудой. Теперь же состав сошел с рельса и валялся в стороне, будто игрушечный, отброшенный ногой гиганта. Внутри никого, только откуда-то из глубины комплекса слышны крики.

  - Все чисто, - проговорил Клайв в микрофон - и шагнул в настороженную темноту.

  Почти сразу ноги по щиколотку погрузились в молочно-белый туман, плотной пеленой стелющийся над полом. Датчики скафандров показали резкое повышение температуры и влажности.

  - Впереди кладка, - проговорил Клайв. - Возможно сопротивление.

  Они быстрым шагом миновали первый зал, скользнули в коридор, а потом вышли на монорельсовую дорогу и шли уже по ней. Сканер показывал скопление неподвижных точек. Что ж, если объект задания не покинул пределов комплекса, то он может быть только здесь.

  Монорельс вывел в обширный зал с пятью темнеющими порталами. Из каждого тянулась змея другого монорельса. Над порталами установлены сложные системы воздуховодов, электроснабжения, различные передаточные механизмы. Здесь же располагались входы в штреки.

  Рэйфы ступали мягко, двигались вдоль стен. Крики, слышанные еще при входе, стихли. Положение осложнялось тем, что зал напоминал свалку металлолома: перевернутые вагонетки, перепутанные мотки кабелей, какие-то инструменты, универсальные строительные модули в таком состоянии, что вряд ли подлежат ремонту. Кроме того, в зал вело несколько тоннелей и коридоров, в каждом из которых потенциально мог поджидать неприятный сюрприз.

  Изображение на внутренней поверхности шлема дернулось, померкло, но тут же вновь стабилизировалось.

  Рэйфы двинулись вдоль завалов. На металле уже отчетливо проступали следы ржавчины. Улей ассимилировал все, что мог, а что не мог - разрушал в максимально короткие сроки. Особенно это заметно в закрытых помещениях. Распространяемые Тещами опухоли не только способствовали разрастанию слизи, но и выделяли в атмосферу специфические продукты жизнедеятельности. Мало того что они были весьма токсичны, так еще значительно ускоряли процессы распада.

10
{"b":"255997","o":1}